Первая мировая: третий враг. Часть 1

На протяжении веков Россия оставалась для Турции главным геополитическим конкурентом как на Балканах, так и на Кавказе. И этот настойчивый конкурент непрестанно пытался укреплять свои позиции сначала на Северном Кавказе, а затем в Закавказье и Персии, а также и в зоне, примыкающей к Черноморским проливам.



Именно об этом, в частности, открыто говорилось в воззвании турецкого правительства в день принятия решения о вступлении этой страны в войну: «Наше участие в мировой войне оправдывается нашим национальным идеалом. Идеал нашей нации… ведёт нас к уничтожению нашего московского врага для того, чтобы благодаря этому установить естественные границы нашей империи, которые включат и объединят все ветви нашей расы» (1).


Для достижения поставленной цели предполагалось, используя преимущества нейтралитета, открыть ещё больший доступ в экономику страны притоку иностранных инвестиций, укрепить и развить слабую турецкую армию, подготовив её с помощью немецких инструкторов. После чего выждать, когда союзники нанесут самый тяжелый удар по России, которая начнёт рушиться, и в это время захватить нынешний Азербайджан и Нахичевань, прибрать к рукам Армению, включив её в качестве христианской автономии в Оттоманскую империю.

Помимо этого, турки не оставляли надежд вернуть из-под российского контроля Карс и аджарское побережье Чёрного моря и, конечно, вновь расширить территории вокруг Константинополя, восстанавливая своё утраченное господство на Чёрном и Средиземном морях.

Младотурки, ещё только осваивавшиеся во власти, развили чрезвычайно активную деятельность, обращаясь за обещаниями то к странам Антанты, то к Германии. Как Англия и Франция, так и Германия, имели обширные экономические интересы в Турции, а их деньги активно влияли на политические решения. Германия, кроме того, контролировала армию этой страны, — миссия немецкого генерала Лимана фон Сандерса в 1913 году вплотную занималась реформой турецких воинских подразделений, что заметно осложнило отношения зимой того же года между Берлином и Петроградом.

Первая мировая: третий враг. Часть 1

Германский генерал Лиман фон Сандерс

«Держава, которая контролирует армию, — писал германский посол в Константинополе Ганс Вангенгейм в 1913 году канцлеру Германии Теобальду Бетман-Гольвегу, — всегда будет в Турции наиболее сильной. Если мы будем контролировать армию, то невозможно будет никакому враждебному правительству удержаться у власти».(11)

Германия весьма беззастенчиво рассматривала Турцию как свою колонию и установление с ней союзнических отношений полагала делом необязательным и второстепенным. А вот Турция, а конкретно – двое из трёх правящих пашей, стремились к союзу с Германией уже с 1911 года, то и дело шантажируя её переговорами о союзных отношениях с той же Францией, добиваясь разрушения своей изоляции путём заключения договора с Болгарией.

Сараевское убийство и последовавшие за ним события помогли Турции влиться в состав Тройственного союза. Но этому предшествовали очень серьёзные колебания в турецкой верхушке.

Иллюзии благоприятного исхода военных действий турецкой армии были, но далеко не у всех в младотурецком правительстве. Показательна в этом отношении телеграмма посла Оттоманской империи во Франции, который телеграфировал в 1914 году в Ставку: «Низкий уровень жизни и примитивное развитие Турции требуют длительного и мирного роста. Обманчивая привлекательность возможных военных успехов может привести только к нашей гибели… Антанта готова уничтожить нас, если мы выступим против нее, Германия не заинтересована в нашем спасении… В случае поражения она использует нас как средство для удовлетворения аппетитов победителей, — в случае победы она превратит нас в протекторат» (10).

От опрометчивых действий предостерегал турок и румынский государственный деятель Таке Ионеску: «Победоносная Германия… никогда не пойдёт на такую глупость… отдать вам Кавказ или Египет. Она возьмёт их себе, если сможет».

Теперь чуть подробнее о дипломатических шагах Турции.

Сразу после кровавых событий в Сараево стало очевидно, что в турецкой верхушке всё же нет ожидаемого единства и согласия. Правительство разделилось на тех, кто стоял за скорейший союз с Германией, и тех, кто возлагал большие надежды на западную ориентацию. Один из сторонников её – Джемаль в июле 1914 года пожаловал в Париж, где убеждал французских дипломатов, в частности, министра иностранных дел Франции Рене Вивиани, что его страна напрасно поддерживает греков, между тем, как Турция может быть более полезной Антанте.



В биографии политика приведены такие его слова: «Франция и Англия преследуют цель создать железное кольцо вокруг центральных держав. Это кольцо почти сомкнулось, за исключением одного только места – на юго-востоке… Если вы хотите сомкнуть ваше железное кольцо,… вы должны принять нас в свою Антанту и в то же время защитить нас от России» (6).

Но Франция и Англия отдавали предпочтение союзу с Россией, который, по их мнению, помог бы завербовать балканские страны в коалицию 1914 года, так что Джемалю в Париже ничего не светило, тем более для визита он выбрал не очень удачное время – накануне приезда во Францию русского царя Николая II. Горькую пилюлю отказа Джемалю подсластили пышными приёмами и вручением ему ордена Почётного Легиона.

Между тем тогда же, в июле 1914 года, не менее влиятельное лицо турецкого кабинета – Энвер-паша при участии австро-венгерского посла вёл переговоры с немецким послом в Турции Гансом Вангенгеймом, а также встречался с начальником германского генерального штаба Хельмутом фон Мольтке.

Генерал Энвер-паша

Вместе с ними Энвер подготовил проект турецко-германского договора, который, упиравшийся ранее Джемаль после своего парижского провала принял «без колебаний». По условиям договора Второй германский рейх должен был поддерживать Турцию в «отмене капитуляций», в достижении с Болгарией «соглашения, соответствующего оттоманским интересам при разделе территорий, которые будут завоёваны на Балканах», а также в возвращении проигранного в предыдущих войнах Эгейского архипелага, включая Крит, в том случае, если Греция выступит на стороне Антанты.

Особо было оговорено расширение территории Оттоманской империи за счёт России «таким образом, чтобы обеспечить непосредственное соприкосновение… с мусульманским населением», иначе говоря – захват российской части Армении, ну, и, наконец, огромные компенсации за возможные потери в войне. Взамен всему этому Турция предложила себя как преданного военного союзника. Договор и сопутствующие ему бумаги стороны подписали тайно 2 и 6 августа 1914 года. Но явно турки не рассматривали его как нечто сковывающее их инициативу на дипломатическом фронте.

Так, министр финансов Джавид-бей высказал французскому послу в Константинополе просьбу о письменных гарантиях территориальной неприкосновенности его страны сроком на 15-20 лет и об отмене проигранных «капитуляций», а великий визирь Джемаль намекал английскому сэру Льюису Маллету о том, что Турция мечтает о покровительстве Запада, чтобы тот защитил её от России (6).


Великий визирь Джемаль-паша и генерал Талаат-паша

Но верхом наглости стала конфиденциальная беседа Энвера-паши с российским военным атташе, по ходу которой Энвер, один из лидеров политической турецкой верхушки, причём, пожалуй, наиболее энергичный и беспринципный, предложил заключить… союз на 5-10 лет.

При этом он подчёркивал, что его страна не имеет никаких обязательств перед другими государствами, клялся в самом доброжелательном отношении к россиянам, обещал вывести турецкие войска с кавказских границ, отправить на родину военных немецких инструкторов, полностью передать под командование российской Ставки турецкие войска на Балканах и вместе с Болгарией воевать против Австрии.

Разумеется, всё это не безвозмездно. Энвер предлагал передать Турции Эгейские острова, изъяв их у Греции, и области Западной Фракии с мусульманским населением, которые контролировала Болгария. В качестве компенсаций Греция в таком случае получила бы территории в Эпире, Болгария в Македонии… Естественно, за счёт Австро-Венгрии, которая совсем недавно участвовала в заключении с Турцией торжественного дипломатического союза.

Реакция министра иностранных дел России Сергея Сазонова на демарш «Наполеончика», как называли Энвера в России, была предсказуемой. Он не стал открыто высказывать свое возмущение в ответ на неслыханную наглость и дал команду военному атташе продолжать переговоры «в благожелательном смысле,… избегая каких-либо связывающих заявлений» (8).

[/center]
Министр иностранных дел России Сергей Дмитриевич Сазонов

Сазонов, конечно же, знал если не о самом заключении военного турецко-германского союза, то о его подготовке, о преклонении Энвера перед личностью кайзера, российский посол в Константинополе Николай Гирс, кроме того, сообщал, что «между Турцией и Болгарией велись переговоры касательно общности действий в нынешнем кризисе, опираясь на Австрию и Германию» (9).

Многие современные исследователи полагают, что такое предложение Энвера преследовало цель поссорить Петроград с Болгарией, Румынией и Грецией. Между тем российский министр иностранных дел Сергей Сазонов, формально поддерживая часть турецких предложений, фактически стремился не к союзу с Турцией, а к союзу с балканскими государствами за счёт Оттоманской империи.

Например, он предложил Болгарии часть сербской Македонии плюс турецкую Фракию вплоть до линии Энос-Мидия и ждал ответа из Софии, придерживая Энвера и в конце концов пообещав ему гарантии неприкосновенности Турции и безвозмездное обладание всеми экономическими концессиями Германии в Малой Азии. Энвер уехал ни с чем. Дипломатическим зондажем не удалось провести царское правительство.

Продолжение следует…

Источники:
1. Toynbee, Turkey a Past and a Future, NY, 1975.
2. Турецкая война. Заключение турецко-германского союза.
3. Emin.
4. Jonescu.
5. Константинополь и проливы, 1 т., № 49.
6. Djemal.
7. Poincare V., стр.141, Сазонов — Бенкендорфу 16 августа 1914 года, «Царская Россия».
8. Сазонов — Гирсу 6 августа 1914 года. «Царская Россия».
9. Гирс – Сазонову 5 августа 1914 года, «Царская Россия».
10. Международные отношения. Политика. Дипломатия. XVI—XX вв. Сборник статей. — М.: Наука, 1964.
11. Пипия Г.В. Германский империализм в Закавказье в 1910-1918 гг. Заключение турецко-германского союза, М.: Наука, 1978.
Автор: Алексей Подымов, Алексей Владимиров


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 22

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Korsar4 (Сергей ) 12 июля 2018 05:58
    Каждый свою игру играет. Только у нас этот тур явно не сложился.
  2. polpot (Andru) 12 июля 2018 05:59
    Хотели как лучше, получили развал империи ,бывает .
    1. Vladimir 5 (Владимир) 12 июля 2018 18:58
      Развал империй задумывали заранее и в США и в "туманном Альбионе", и валить задумали все три главные Европейские империи, что и сделали , правда крови неслыхано пролили, но "Кому война, кому полная мошна", "Больше крови, больше денег" а потом все должники...Турки со всоими претензиями попали также под раздачу, и их империя рухнула, гнильё россыпалось "за компанию"...
  3. апро (Фролов Олег) 12 июля 2018 06:00
    Вступление Турции в пмв небыло предопределенно.балансируя за и против турки видели свою слабость.но антанте Турция как союзник был не выгоден.и нейтральный статус не устраивал.делить Турцию без повода както не цивилизованно.и русских к проливам пускать тоже не хотелось.Россия тоже не видела в Турции ни нейтрала ни союзника.война была нужна всем.втянуть Турцию в войну стояла задача и у Берлина и у антанты.зависимость Турции упрощала эту задачу.
  4. Ольгович (Андрей) 12 июля 2018 06:18
    Хорошая статья, спасибо.
    Именно борьба с третьим агрессором-Турцией-сделала Восточный фронт самым протяженным фронтом обеих мировых войн.
  5. антивирус 12 июля 2018 07:21
    за всеми " обещаниями " стояли сухие цыфры--мало дорог и образования, промышленности и культуры, современного театра и сеялок- жаток.

    болтать не мешки ворочать.
    не успели турки ...
  6. EKZECUTOR 12 июля 2018 07:28
    турки тяжелый противник
    побили союзников в Проливах, побили англичан в Месопотамии
    Но зато наши всегда били их
    1. Воин Тенгри (Tural Boxer) 15 июля 2018 22:03
      Но зато наши всегда били их

      Не всегда, сударь. Было 12 войн и....

      Годы Название Победитель
      1568—1570 Русско-турецкая война Россия
      1672—1681 Русско-турецкая война Неопределённый
      1686—1700 Азовская война Россия
      1710—1711 Прутский поход Турция
      1735—1739 Русско-турецкая война Неопределённый
      1768—1774 Русско-турецкая война Россия
      1787—1791 Русско-турецкая война Россия
      1806—1812 Русско-турецкая война Россия
      1828—1829 Русско-турецкая война Россия
      1853—1856 Крымская война Турция
      1877—1878 Русско-турецкая война Россия
      1914—1918 Кавказский фронт (Первая мировая война) Турция
      1. Romka47 (Роман) Вчера, 12:28
        Насколько я помню историю, из этого списка у нас одна ничья, у одной войны статус кво, во всех остальных победили. (Поправьте могу и правда тут ошибаться)
  7. akims (Андрей) 12 июля 2018 07:56
    А сравнить с тем, что происходит сейчас? При Эрдогане? Ничего - же не поменялось.
  8. pytar (Боян Иванов) 12 июля 2018 09:26
    Интересное начало статии! Спасибо авторам! Ждем продолжение... hi
  9. alebor (Ald) 12 июля 2018 11:15
    Непонятно, почему говоря о 1913 годе, авторы называют Петербург Петроградом, ведь Петроградом он стал только в августе 1914.
    1. podymych (Алексей) 16 июля 2018 15:46
      Ваша правда, ошибочка вышла... Попробуем поправить
  10. Weyland (Константин) 12 июля 2018 14:15
    Парадоксально: не вступи Турция в ПМВ на стороне Германии, Германия могла бы выиграть: не было бы ни декларации Бальфура, ни вступления США в ПМВ...
    1. Гопник 12 июля 2018 14:53
      Так, к моменту появления этой декларации США в войну уже несколько месяцев как вступили.
      1. Weyland (Константин) 12 июля 2018 20:41
        Просто официальное издание декларации - результат гораздо ранее достигнутых договоренностей: утром деньги (вступление США в войну), вечером стулья (Палестину - евреям)
    2. Karenius 12 июля 2018 19:49
      Скоро заглажу свою вину перед вами... Позвоню автору статьи, где он показал, что США вступили в ПМВ с самого начала... правда, в неявном виде... США еврейская отправила 5-6 линкоров курсировать возле турецкого порта Адана, давая понять нашим союзникам, что не потерпят высадки десанта в этом удобном месте... И уголь везли из Хайфы в Стамбул... а может, не только уголь...
  11. Роялист (Святослав) 12 июля 2018 18:21
    Цитата: апро
    Вступление Турции в пмв небыло предопределенно.балансируя за и против турки видели свою слабость.но антанте Турция как союзник был не выгоден.и нейтральный статус не устраивал.делить Турцию без повода както не цивилизованно.и русских к проливам пускать тоже не хотелось.Россия тоже не видела в Турции ни нейтрала ни союзника.война была нужна всем.втянуть Турцию в войну стояла задача и у Берлина и у антанты.зависимость Турции упрощала эту задачу.

    Германия была заинтересована , чтобы Турция была союзником против Антанты, а Антанта была заинтересована в обратном и меньше всего Англия и Франция, а тем более Россия хотели Турцию иметь врагом
  12. Роялист (Святослав) 12 июля 2018 18:28
    Цитата: akims
    А сравнить с тем, что происходит сейчас? При Эрдогане? Ничего - же не поменялось.

    Сходство есть, есть существенное различие: султан почти союзник России, а это успех нашей дипломатии.
    Пусть хоть такую помощь оказывают. Знаете такую пословицу:" с паршивой овцы хоть клок шерсти"
  13. Роялист (Святослав) 12 июля 2018 19:37
    Авторам спасибо за увлекательную и информационную работу. А ещё отдельное спасибо за карикатуры: прикольная и по делу.
    Ниже камрад Апро пишет,что всем было выгодно вступление Турции в войну, но в таком случае английское совсем больные на голову? Пока Турция нейтральная, в худшем случае, не следует опасаться,что немцы утвердятся на Босфора, а немцы на Босфоре для англичан в два раза горше че м нейтральная Турцияа, а союзник еще лучше.
    "Англия и Франция отдавали предпочтение России " потому,что знали возможности русской армии. Ведь, если следовать турецкой логике с Россией надо воевать , а тут на " хвосте" Германия весит , видимо, Лондон и Париж надеялись завтраками кормить :"господин, посол зайдите на недельке"("Иван Васильевич меняет профессию").
  14. Воин Тенгри (Tural Boxer) 15 июля 2018 22:25
    ФРС, господа, ФРС! Первая мировая война отдала толчок "частной лавочки" ФРС, которая начала печатать деньги для государства США, история которой уходит вглубь истории, прямо к моменту создания Америки и ее формальному отделению от Великобритании. Короче говоря, английский капитал решил если не фактически, то хотя бы финансово вернуть контроль над колонией в Новом свете, именно этим на протяжении всей истории США занимались финансовые кланы, а когда на их пути вставали политически фигуры (Линкольн, Кеннеди)- их просто убирали. Финансисты долго вели работу по созданию инструмента управления не только финансовой политикой США, но и для скрытого управления всем миром, именно они создавали кризисы, финансировали войны (как ПМВ так и ВМВ) и революции, которые в итоге привели мир к долларовому империализму.
    Финансовые монстры положили конец Российской, Османской и Австро-Венгерской империй и залили железобетонный фундамент долларизации мира.
  15. Воин Тенгри (Tural Boxer) 15 июля 2018 22:40
    На протяжении веков Россия оставалась для Турции главным геополитическим конкурентом как на Балканах, так и на Кавказе. И этот настойчивый конкурент непрестанно пытался укреплять свои позиции сначала на Северном Кавказе, а затем в Закавказье и Персии, а также и в зоне, примыкающей к Черноморским проливам.

    И там и тут были недальновидные главы империй, которые не видели, что воюя между собой они ослабляют друг друга и тем самым ускоряют свой же развал.
Картина дня