Вторая Марна. Часть 5

Контрнаступление Ф. Фоша 18 июля.

В ночь на 18 июля Э. Людендорф, после отдачи распоряжения перейти к временной обороне в Шампани, чтобы с 21 июля начать планомерный отход обратно за Марну, - выехал из Ретеля в штаб фронта Рупрехта во Фландрию.


«16 июля, - пишет он в своих воспоминаниях, - началась планомерная переброска по железным дорогам артиллерийских, минометных и авиационных частей из района Реймса во Фландрию» [Указ. Соч. Т. II. С. 226].

Э. Людендорф желал лично ознакомиться с состоянием подготовки 4-й и 6-й германских армий, которые должны были со дня на день перейти в решительное наступление против англичан на Газебрук - Кале.

Но этому замыслу, как мы увидим ниже, осуществиться было не суждено. Когда анализируешь ходы германского Верховного командования, то становится ясно, что после 17-го июля Э. Людендорф фактически потерял веру, что его стратегия и созданные ей оперативно-тактические мешки могут повлечь стратегическое отступление союзников.

Новая поездка 18-го июля во Фландрию - на участок 4-й и 6-й армий - есть не осмысленный стратегический ход полководца, верующего в победу своего дела, а поездка проигравшегося игрока - по инерции ставящего последнюю монету.

Наступательный план Ф. Фоша заключался в стремлении нажимом с двух сторон срезать образовавшийся оперативный мешок Шато-Тьери - Фонтенуа - Реймс. Главный удар должны были нанести 10-я и 6-я армии по растянутому и слабо обеспеченному и укрепленному правому флангу 7-й немецкой армии, тогда как 5-я армия ударом южнее линии р. Вель опрокинет левый фланг 7-й армии в направлении Фер-ан-Тарденуа. 9-я армия должна была ударом с фронта в направлении Дориан - Фер-ан-Тарденуа отбросить противника севернее Марны. По мысли Ф. Фоша район Фер-ан-Тарденуа должен был стать тем центральным пунктом, к району которого направлялся концентрический удар союзных армий.

Подготовительные мероприятия с начала июля шли полным ходом. Новый удар немецкой 7-й армии и второе сражение на Марне стали как бы экзаменом, проверкой твердости союзного главного командования - в решении осуществить вышеуказанный оперативный план контрнаступления. Строжайшая оперативная тайна была верным спутником во всех вопросах подготовки ударных армий союзников. Лишь за три дня до наступления командующие армиями получили план контрнаступления - с категорическим указанием объявить конкретные задачи его исполнителям не ранее утра 17-го июля. Со второй половины дня 17-го июля было приказано: в первой линии обороны прекратить любые переговоры по телефону на участке Фонтенуа - Шато-Тьери. В последнюю неделю перед наступлением в полосе Фонтенуа - Компьен - Мо - Шато-Тьери все крупные передвижения и перегруппировки войск происходили исключительно по ночам. На участке Фонтенуа - р. Клиньон союзной авиации была поставлена задача построить воздушный «забор», через который не мог бы проникнуть ни один немецкий самолет. Так и было сделано. Были приняты все меры, чтобы не допустить перебежек союзных солдат к противнику. Особенно тщательная работа по осуществлению мер скрытности сосредоточения сил и средств была проделана командованием 10-й ударной армии в районе лесного массива Виллер-Котре. И становится понятным смысл слов Э. Людендорфа, который пишет: «Я осведомлялся о причинах нашей неудачи 18 июля. Войска перестали уже ожидать неприятельское наступление, Известный мне начальник дивизии сообщил, что 17 числа он лично был в передовых окопах и вынес впечатление, что у противника царит глубочайшее спокойствие... Скорое наступление многочисленных быстроходных танков в высоких хлебах увеличило эффект внезапности... Следствием того, что наши войска были захвачены врасплох, являлось чересчур поспешное введение в бой резервов» [Указ соч. С. 230].

Вторая Марна. Часть 5


С целью еще более отвлечь внимание немецких частей от главной ударной группировки на фронте 10-й армии было приказано перед началом наступления 2-го, 7-го французских и 1-го американского корпусов 6-й армии произвести полуторачасовую мощную артиллерийскую подготовку (в то время, как войска 10-й армии перейдут в наступление сразу - без артиллерийской подготовки).

И в тот момент, когда огонь артподготовки на участке трех корпусов 6-й армии стал дробить и разрушать немецкие укрепленные полосы, в это время (4 часа 30 минут 18-го июля) вслед за огневым валом, организованным 470-ю батареями, двинулись в атаку танки и пехота 10-й французской армии генерала Манжена.



18 дивизий, 375 танков (реальное участие приняло в первый день 225 машин) и 40 авиаэскадрилий 10-й армии должны были прорвать 18-км оборонительную линию немцев.

В 6 часов 18-го июля 9 дивизий, 170 танков, 28 авиаэскадрилий 6-й армии генерала Дегута при поддержке ураганного огня 130-ти батарей также перешли в наступление на всем 26-км фронте от реки Урк до р. Марны. Этот мощный удар оказался совершенно неожиданным для немецких войск и командования. Под воздействием моря огня союзной артиллерии, танков, пулеметов, авиации и под ударами живой силы союзников, германское командование вынуждено было решать – что делать.



«18 июля утром - пишет Э. Людендорф - во время совещания в штабе фронта Рупрехта я получил донесение о внезапной атаке французских танков юго-западнее Суассона, ворвавшихся в наши позиции... Находясь, естественно, в сильно нервном напряжении я довел до конца совещание в штабе фронта Рупрехта и отправился в Авен (штаб главного командования). В Авен я прибыл в 2 часа дня. Генерал-фельдмаршал Гинденбург ожидал меня на вокзале и мы немедленно отправились в служебный кабинет. Положение левого крыла IX армии и правого VII сложилось очень серьезное» [Там же. С. 226 - 227].

Как видим, внезапное наступление Ф. Фоша из района Виллер-Котре - р. Урк в оперативно-стратегическом отношении оказалось не только расплатой за ошибки в оперативном плане Э. Людендорфа, но и стало реваншем за внезапность майского наступления последнего (Шмен-де-Дам - Шато-Тьери).

День 18-го июля для союзников не мог не быть переломным. Но стороне союзников оказались, как замечает генерал Эрр «апогей развития материальных средств и материального превосходства над противником» и оперативно-стратегическая внезапность удара.

Все это говорило о том, что 18 июля (впервые в ходе кампании 1918 г.) инициатива действий перешла в руки армий союзников.

17 германских дивизий первой линии и резервов должны были выдержать энергичную атаку 27 дивизий союзников, поддержанных мощной техникой. И надо отдать справедливость германским войскам - несмотря на утомление от непрерывных боев и перебросок, на общее техническое и численное неравенство и сильный грипп, который свирепствовал в частях, наконец, на плохую пищу [Указ. Соч. С. 230], немецкие части приняли удар и дрались весьма стойко.

С первых же часов борьбы обстановка для немцев на участке от р. Эн до Шато-Тьери и особенно на франте против 10-й французской армии стала примерно такой же, в какой протекала борьба при форсировании Марны 15-го июля.



Огневой вал сотен орудий впереди фронта Кютри - Фавероль, сотни танков и сотни штурмовиков обрушились на укрепленные немецкие позиции и их защитников. 40-км участок фронта (Фонтенуа - р. Клиньон) сотрясался от моря огня и свинца. Воздух забит самолетами – развернулась ожесточенная борьба «трех этажей» французской авиации [после краткого приказа генерала Манжена «очистить небо от противника» французские летчики действовали 3-мя эшелонами или «этажами»: 1-й этаж - борьба с немецкими истребителями (выше 2 тыс. м), 2-й - борьба с разведчиками (2 тыс. м), 3-й - обстрел наземных целей и противодействие этому обстрелу с воздуха (ниже 1 тыс. м)]. 400 французских самолетов на участке 10 ударной армии, несмотря на большие потери, энергично «очищают небо» от немецких самолетов. Союзные бомбардировщики взрывают мосты, разрушают единственную железнодорожную коммуникацию немцев на Суассон - имевшуюся в оперативном мешке Суассон - Шато-Тьери - Реймс.

Наступающая на участке Амблени - Лонгпонт масса в 225 танков [танки были приданы - по одной танковой группе 30-й дивизии 1-го корпуса (Шнейдер) и 38-й дивизии 30-го корпуса (Сен-Шамон), четыре танковые группы были переданы 20-му корпусу (Шнейдер и Сен-Шамон); в ночь на 18 июля сильная гроза, заглушая шум моторов и гусениц, дала возможность всем танкам прибыть на исходную совершенно незамеченными противником; три батальона легких танков были временно оставлены в армейском резерве, но в 7. 15. 18. 07., вследствие быстрого продвижения пехоты, Манжен передает два батальона 20-му корпусу и один батальон 30-му корпусу], несмотря на эффективный огонь немецкой противотанковой обороны, успешно прокладывала путь пехоте. Танковые группы несут большие потери - 62 французских танка ко второй половине дня уничтожаются германской артиллерией.



Затем как из ведра полил дождь - он быстро превратил все не шоссированные дороги и проходы в трудно проходимую трясину, а воронки от тяжелых снарядов и рытвины наполнил водой. И, несмотря на все это. германские дивизии не бросили свои позиции, а с огромным упорством сдерживали натиск превосходящего в силах и средствах противника.

Если семи союзным корпусам в первые же четыре часа удалось довольно быстро овладеть первой и второй укрепленной линией, продвинуться на 4 - 5 км и захватить ряд центров сопротивления, то в дальнейшем, продвигаясь вглубь германских позиций, движение союзных частей становилось все медленнее и медленнее.

Германские войска, геройски сражаясь внутри своих оборонительных полос, переходя в неоднократные контратаки, с ожесточенными боями отдавали каждый метр - особенно на флангах (районы Фонтенуа - Монтье).

18 июля распоряжением Людендорфа и Рупрехта (Указ. Соч. С. 226.) 2 мощные дивизии были срочно двинуты к полю сражения: 20-я дивизия перебрасывалась на автомобилях, а 5 дивизия резерва Верховного командования - по железной дороге - Сан-Кантен - Суассон.

В результате целого дня ожесточенной борьбы успех у семи корпусов двух ударных армий был все же не столь значительным - если учесть то огромное превосходство, которое имели союзники, и внезапность их удара. К концу 18 июля передовые части союзных дивизий заняли линию Фонтенуа - Шоден - Бланзи - Нейи - Куршам, т. е. неравномерно продвинулись по фронту на 4 - 8 км. Лишь в направлении Берзи частям 20-го французского корпуса удалось проникнуть вглубь почти на 10 км от исходной позиции.

Потери союзных армий были значительны. Из 225 танков, наступавших 18 июля на участке 10-й армии, почти половина (более 100) была выведена из строя. Людские потери исчислялись десятками тысяч - например, лишь в двух дивизиях американцев, бывших в составе 10-й армии, было убито и ранено более 10000 человек (вследствие чего остатки этих дивизий на 19 июля были выведены в резерв). Потери в авиации также были велики. Вечером 18 июля главное союзное командование приказало армиям не прерывать наступления – развив его на следующий день.

Но за целый день борьбы 19-го июля (в которой приняли участие 105 французских танков), продвижение союзников на всем правом фланге 7-й армии было мизерным - максимальное продвижение на участке Фонтенуа - р. Клиньон составило 1 - 2 км. В этот день более 50 танков было уничтожено германской артиллерией. 19-го июля к продвигающемуся левому флангу 10-й французской армии подошла перебрасываемая на автомобилях германская 20-я дивизия. Сильным ударом в районе Фонтенуа она отбрасывает за р. Эн части 1-го французского корпуса - прекратив его продвижение к важнейшему для немецкого командования суассонскому железнодорожному узлу.



20 июля яростные атаки союзных дивизий были отбиты. Попытка 5-й французской армии выполнить первоначальную директиву Ф. Фоша «энергично наступать вдоль р. Ардр» - оказалась неудачной. Ей, как и остальным армиям, с 20 июля было суждено продвигаться вперед лишь после того, как немецкое командование решило постепенно отводить свои войска на север к р. Эн и р. Вель.

«В ночь на 21 июля, - пишет Э. Людендорф, - отступление войск с южного на северный берег Марны было произведено в образцовом порядке. Этому содействовало то, что 20-го числа французы на этом участке не атаковали. 21 го июля неприятельский натиск разразился здесь против уже очищенных позиций» [Указ. Соч. С. 230].



Учтя, что дальнейший успех союзных армий в направлении Суассона и вдоль р. Ардр может поставить германские войска в крайне рискованное положение, 22 июля Э. Людендорф отдает директиву - к 27 июля отойти на линию Фер-ан-Тарденуа, постепенно выравнивая линию фронта на север за р. Вель.

Окончание следует...
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

7 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти