Вторая Марна. Часть 6

Вслед за исключительно дисциплинированным и планомерным oтходом немцев, иногда с весьма упорными боями (например, 23 июля на участке наступающего 30-го французского корпуса завязался сильный бой, во время которого атака французской пехоты была поддержана 52 танками; перешедшие в контратаку немецкие войска нанесли большой урон частям 30-го корпуса – в этом бою французы потеряли 46 танков, а остальные были сильно повреждены; и в тот же день командарм-10 Манжен приказал всем оставшимся на фронте его армии танкам уйти с фронта и собраться в армейском резерве), продвигались союзные войска.

План Ф. Фоша от 18 июля, предусматривавший энергичное наступление и соединение союзных армий (10-й, 6-й, 9-й, 5-й) в районе Фер-ан-Тарденуа и Виль-ан-Тарденуа мог осуществиться лишь после того, как германские войска, выполняя директиву Э. Людендорфа, стали отходить на север р. Вель и р. Эн.


Победитель медленно шел по следам отходившей 7-й армии, захватывая только то, что ему оставляли после планомерной, тщательной эвакуации (все, что войскам 7-й армии не удавалось эвакуировать, они беспощадно уничтожали и сжигали) отступавшие немецкие части.

24-го июля Ф. Фош отдает директиву командующим союзными армиями. Она гласила: «Настоящий момент является поворотным пунктом для союзных армий. Пришло время оставить оборонительный образ действий, обусловленный численным превосходством противника, и перейти в наступление».

Если разобраться, то и это «решительное» распоряжение применительно к мешку Суассон - Шато-Тьери - Реймс было осуществлено примерно с теми же темпами, что и сосредоточение армий на линии Фер-ан-Тарденуа и Виль-ан-Тарденуа. Ведь едва ли можно назвать 14-дневное (с 20 июля по 4 августа) медленное продвижение в среднем по 2 - 3 км в сутки решительным наступлением или стремительным преследованием, которые ведет победитель (4 кавдивизии, находившиеся в распоряжении генерала Дегута (6-я армия), плелись в хвосте за пехотой; командарм-6 их никак не использовал – хотя возможности имелись).



Учитывая общее численное превосходство в силах и средствах армий Антанты, этот темп «наступления» безусловно мог бы быть более быстрым и образ действий более решительным - но для этого был необходим элемент твердой веры в победу и высокое искусство управления у командования союзными армиями.

К 4-му августа немецкие войска закрепились за p.p. Эн и Вель, а напротив них расположились союзные дивизии. Потери за 18 дней (15 июля – 4 августа) операции, выразились как у немцев, так и у союзников почти в равной цифре - по 120 тысяч человек. Материально немцы понесли большие потери - союзниками было захвачено 700 орудий и 6 тыс. пулеметов.

Второе сражение на Марне завершилось.

Оперативно-тактический выступ Фонтенуа - Шато-Тьери - Реймс - успешно ликвидирован. Вторая Марна оказалась могилой для новых побед германской армии - которую старательно сравнял не только ураганный огонь союзной артиллерии, но и огромный резервуар новой живой силы в виде американских пополнений (к августу 1918 г. соотношение сил на Западном фронте был следующим - немецкая армия менее двух миллионов, союзники 3 млн. 500 тыс. человек - 1,7 млн. французов, 1,2 млн. англичан и около 600 тыс. американцев).

Вторая Марна стала историческим поворотом для правительств, командований и армий обеих коалиций. После нескольких месяцев неудач, наступил резкий перелом - и инициатива действий окончательно перешла в руки союзников.

Вторая победа союзников на Марне у Суассона - Реймса и позднее 8 августа у Амьена является важной вехой Первой мировой войны.

Стремление Э. Людендорфа в первой половине 1918 г. посредством энергичных ударов (качественно подготовленных посредством прекрасно организованных железнодорожных и автомобильных перебросок) вывести военное искусство из тупика позиционной войны на маневренный простор не осуществилось.



Стратегия Э. Людендорфа с ее разновременными и однообразно проводимыми тяжеловесными ударами подарила германскому оружию лишь отдельные «вздутия» линии фронта. Все удары Э. Людендорфа отличала сильная, но весьма краткая по времени артиллерийская подготовка, подтягивание ударных дивизий к исходным рубежам с соблюдением строжайшей маршевой дисциплины (чтобы противник оказался ошеломлен неожиданностью удара) и самое широкое применение различных видов техники. Но, как мы увидели, несмотря на все подготовительные мероприятия прямолинейные прорывы очень быстро замирали на флангах, давая в центре прорыва максимальное продвижение на 65 км. Самое главное - не был предусмотрен подвижный эшелон - эшелон развития успеха.

Стратегическая динамика немецких ударов на Газебрук - Кале - Амьен - Булонь - Шато-Тьери - Париж приводила союзную оперативно-тактическую механику в действие, неумолимо заставляя совершенствовать транспортное искусство и тянуть резервы к районам прорывов (Ипр, Амьен, Шато-Тьери). Союзное командование (Фош, Петэн, Хейг, Першинг) во главе с Ф. Фошем на протяжении первой половины 1918 г. намечают целую серию контрнаступлений - но энергия и активность немцев путает и ломает эти планы. Например, в конце марта Ф. Фош объявляет А. Петэну и Д. Хейгу, что необходимо перейти в энергичное наступление - но, получив удар на р. Лис и на Ипре, отказывается от этого плана и тянет резервы во Фландрию. В конце мая Ф. Фош задумывает генеральное наступление, но, получив удар в направлении Шмен-де-Дам - Шато-Тьери, тянет резервы сюда. В конце июня он решает наступать между р. р. Марной и Эн, но, получив точные сведения о подготовке нового наступления немцев - в районе Реймса и за Марну - выжидает хода событий, заблаговременно сосредоточивая в Шампани свои резервы.

После Второй Марны линия поведения командования Антанты становится примитивной и однообразной. Восприняв у противника оперативно-технические методы производства прорывов, обеспечив огромное превосходство во всевозможных силах и средствах, Ф. Фош приступил вначале к планомерной ликвидации «вздутий» на линии фронта, а затем к осторожному медленному вытеснению и выталкиванию немцев с их основных укрепленных позиций. Любимое, по словам французского писателя Луи Мадлена, положение Ф. Фоша звучало следующим образом: «Наступление дает победу, но это наступление всегда должно иметь форму маневра». Но эта фраза фразой и осталась.



С 8-го августа Ф. Фош начинает операции по срезыванию оперативных мешков (8-е августа 1918 г. интересно с точки зрения применения союзниками внезапной массовой танковой атаки - англичане ввели в бой более 450 танков; этот удар сразу же вывел из строя 7 германских дивизий; но уже с 9 августа удар союзников опять начал медленно развиваться в глубину - новые немецкие резервы, быстро брошенные к месту прорыва, затруднили развитие последнего). Германская армия, как истощенный и смертельно раненный хищник, сразу не сдает свои позиции, а продолжает борьбу - оставшимися силами и средствами.

«8-е августа представляет самый черный день германской армии в истории мировой войны» - пишет Э. Людендорф (Указ. Соч. Т. II. С. 237). И действительно, пассивная оборона с планомерным оставлением различных участков укрепленных позиций и оттягиванием войск вглубь страны - теперь становится главной заботой германского командования.



Оперативно-стратегические действия союзного командования в этот период - не искусство, а богато обеспеченное материалом ремесло. Ликвидировав фландрский, амьенский и сен-миельский мешки, Ф. Фош начал наступление на позиции Ватана-Зигфрида.

«Я не даю никаких инструкций. Моя роль только административная. Ведение операций принадлежит командирам батальонов. Я намечаю им цели, а они заботятся о том, чтобы достичь их» - так ответил Ф. Фош, когда его спросили, какие инструкции он дает своим войскам в ходе этого победоносного наступления.

И он говорил правду: фронтальное наступление на линию Герман - Гундинга - Брунегильд, а затем на линию Гент - Мобеж - Гирсон - Седан - С.-Миель при колоссальном численном превосходстве сил и средств медленно продолжалось – изо дня в день. Будет правильнее сказать, что это наступление - последовательная оккупация оборонительных линий противника. Трехмесячное наступление (август - октябрь) союзников - это финал Второй Марны. Автор этого финала – Ф. Фош. Финал оказался растянут на 90 дней, в ходе которых было пройдено 160 км - т. е. меньше 2 км в сутки.

В итоге истощенные войска германцев постепенно уходили вглубь страны, уже охваченной восстаниями наступавшей Ноябрьской революции.

Германский солдат почти сразу же перестал подчиняться своему офицерству - он штурмовал поезда, освобождал из тюрем заключенных и многотысячной массой дезертиров устремлялся вглубь страны - в которой к 5 ноября революционные матросы и рабочие захватили города Киль, Любек, Гамбург, Бремен.

Таковы в конечном итоге были последствия Второй Марны.
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

9 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти