Соперничество линейных крейсеров. "Худ" и "Эрзац Йорк". Ч. 3

Итак, «Худ» был заложен в день Ютландской битвы, в ходе которой взорвались три британских линейных крейсера. Английские моряки восприняли гибель «Куин Мэри», «Инвинсибла» и «Индефатигебла» как катастрофу и немедленно приступили к расследованию случившегося. Многочисленные комиссии заработали уже в начале июня, то есть спустя буквально несколько дней после трагедии, а все строительные работы по новейшей серии линейных крейсеров были немедленно остановлены.

Причина детонации боеприпасов была выявлена достаточно быстро, она заключалась в особых свойствах используемого англичанами пороха – кордита, склонного к мгновенному взрыву при возгорании. Однако, как справедливо заметили специалисты, все начинается с пробития брони – если бы германские снаряды не дырявили с легкостью башни, барбеты и прочую защиту английских линейных крейсеров, то не было бы и возгораний.


Тем не менее, первое предложение моряков – усиление броневой палубы в районе погребов боезапаса – вызвало протест кораблестроителей. Те доказывали, что при наличии второго и третьего броневых поясов, защищающих борт до самой верхней палубы, поражение погреба боеприпасов практически невозможно даже при имеющихся толщинах горизонтальной защиты – мол, снаряд, пробивая бортовой пояс, сильно теряет в скорости, частично деформируется, плюсом к этому изменяет угол падения (при пробитии вертикальной брони снаряд доворачивает к ее нормали, то есть отклоняется от своей первоначальной траектории к плоскости, расположенной под 90 градусов к пробиваемой им бронеплите), и все это свидетельствует о том, что такой снаряд в палубную броню либо не попадет совсем, либо же попадет, но под очень малым углом и рикошетирует от нее. Поэтому начальник Управления кораблестроения Теннисон д’Эйнкорт предложил весьма умеренную корректировку защиты новейших линейных крейсеров.


"Худ" на стапеле, весна 1918 г.


По его мнению, в первую очередь следовало увеличить высоту главного бронепояса, с тем чтобы улучшить защиту корабля под водой - д’Эйнкорта беспокоила возможность попадания снаряда «под юбку», то есть в небронированный борт под нижним срезом бронеплит. Так что он предложил увеличить 203 мм пояс на 50 см, а чтобы как-то компенсировать рост массы – уменьшить толщину второго броневого пояса со 127 до 76 мм. Однако подобная схема, очевидно, вступала в противоречие с ранее высказанной аргументацией относительно недосягаемости артпогребов для снарядов, попадающих в защищенный бронею борт – очевидно было, что сочетание 76 мм вертикальной и 38 мм горизонтальной защиты не смогло бы остановить тяжелый снаряд. Поэтому д’Эйнкорт увеличил толщину палубы полубака и верхней палубы (очевидно – только над артпогребами) до 51 мм. Кроме того, предложено было значительно усилить бронирование башен – лобовые плиты должны были стать 381 мм, боковые – 280 мм, крыша – 127 мм. Были и еще кое-какие усиления по мелочи – 25 мм листами предлагалось прикрыть перегрузочные отделения для 140-мм орудий, до 51 мм должна была возрасти бронезащита дымоходов.

Пожалуй, единственным достоинством данного варианта «усиления» бронезащиты являлась относительно небольшая перегрузка относительно первоначального проекта: она должна была составить всего 1 200 т, то есть всего 3,3% от нормального водоизмещения. При этом ожидался рост осадки на 23 см, а скорость должна была составить 31,75 узлов, то есть ухудшение характеристик было минимальным. Однако, вне всякого сомнения, подобные «инновации» не давали кардинального повышения защищенности, в котором нуждался будущий «Худ» и потому данный вариант принят моряками не был. Впрочем, не устраивал он и кораблейстроителей – просто, по всей видимости, д’Эйнкорту понадобилось немного времени, чтобы свыкнуться с новыми реалиями. Следующее его предложение в буквальном смысле поражало воображение – речь шла, по сути дела, о полуторакратном росте толщин брони – вместо 203 мм бронепояса предлагался 305 мм, вместо 127 мм второго и 76 мм третьего поясов – 152 мм, а толщину барбетов следовало увеличить со 178 мм до 305 мм. Подобное усиление защиты приводило к увеличению массы корабля на 5 000 т или 13,78% от нормального водоизмещения по первоначальному проекту, но, как ни странно, расчеты показали, что корпус линейного крейсера способен был выдержать подобное надругательство без проблем. Осадка должна была возрасти на 61 см, скорость – уменьшиться с 32 до 31 узлов, но, конечно, это было вполне приемлемое снижение характеристик за столь масштабное усиление брони. В таком виде линейный крейсер по уровню защиты становился вполне сопоставим с линкором типа «Куин Элизабет», при этом его скорость была на 6-6,5 уз выше, а осадка – на 61 см меньше.

Этот вариант, после некоторых доработок, и стал окончательным – его утвердили 30 сентября 1916 г., однако же и после этого дискуссии об изменении тех или иных характеристик крейсера продолжались. Особенно в этом преуспел Д. Джеллико, который постоянно требовал очередных изменений – некоторые из них были приняты, но в конце концов Управлению кораблестроения пришлось отбиваться от его требований. В какой-то момент д’Эйнкорт даже предложил остановить строительство и разобрать «Худ» прямо на стапеле, а вместо него спроектировать новый корабль, который полностью учитывал бы и опыт Ютландского сражения, и пожелания моряков, но тогда возникала существенная задержка в строительстве, и первый линейный крейсер мог бы войти в строй не ранее 1920 г – что война продлится настолько долго, никто допустить не мог (да и по факту этого не случилось). Предложение Управления кораблестроения отклонили, но окончательный проект строящегося корабля (со всеми изменениями) был утвержден только 30 августа 1917 г.

Артиллерия



Главный калибр «Худа» был представлен восемью 381-мм орудиями в четырех башнях. Их характеристики мы уже указывали несколько раз, и не будем повторяться – отметим только, что максимальный угол возвышения, который могли обеспечить башни «Худа», уже при строительстве составил 30 град. Соответственно, дальность стрельбы 871 кг снарядами составила 147 кабельтов – более чем достаточно для существовавших тогда систем управления огнем. Впрочем, в начале 30-х годов на вооружение Королевского флота поступили новые 381-мм снаряды с удлиненной головной частью, которые обеспечили дальность стрельбы 163 кбт.

Впрочем, были у башенных установок «Худа» и свои нюансы: дело в том, что башни предыдущего проекта могли заряжаться на любом угле возвышения, включая максимальные для них 20 град. Механизмы заряжания башен «Худа» остались теми же, таким образом, при стрельбе на углах возвышения свыше 20 град. пушки линейного крейсера заряжаться не могли – их необходимо было опустить хотя бы до 20 град., что снижало скорострельность при стрельбе на дальние дистанции.

Однако такое решение вряд ли можно считать большим недостатком конструкции башен: дело в том, что заряжание на углах 20-30 град требовало более мощных, а значит – и более тяжелых механизмов, что ненужно утяжеляло конструкцию. Башни 381-мм получились у англичан чрезвычайно удачными, но подобная доработка механизмов могла снизить их техническую надежность. В то же время башенные механизмы обеспечивали скорость вертикального наведения до 5 град/сек, таким образом, потеря скорострельности была не слишком существенной. Несомненным плюсом была замена башенных дальномеров с «15-футовых» (4,57 м) на куда более точные и совершенные «30-футовые» (9,15 м).

Боекомплект мирного времени составлял по 100 снарядов на ствол, при этом носовые башни должны были получить еще по 12 шрапнелей на каждое из орудий (кормовым башням шрапнель не полагалась). Боекомплект военного времени должен был составить 120 снарядов на ствол.

Интересно, что главный калибр «Худа» мог бы существенно отличаться от первоначальных четырех двухорудийных башен. Дело в том, что уже после того, как в проекте было кардинально усилено бронирование, адмиралы вдруг задумались, а стоит ли останавливаться на достигнутом, и не повысить ли столь же кардинально огневую мощь будущего корабля? На выбор предлагалось девять 381-мм орудий в трех трехорудийных башнях, десять таких же пушек в двух трехорудийных и двух двухорудийных башнях, или же вообще двенадцать 381-мм в четырех трехорудийных башнях. Самое интересное, что все могло бы получиться, если бы не отчаянное нежелание англичан принимать на вооружение трехорудийные башенные установки. Невзирая на то, что многие страны (и Россия в том числе) вполне успешно эксплуатировала такие башни, британцы все еще опасались, что они будут иметь низкую техническую надежность. Интересно, что буквально через несколько лет те же самые англичане в перспективных проектах линкоров и линейных крейсеров использовали уже исключительно трехорудийные башни. Но увы – на момент создания «Худа» такое решение было для них еще слишком новаторским.


Надо сказать, что «Худ», как ни удивительно, вполне способен был нести и десять, и двенадцать таких орудий. В варианте с 12*381-мм его нормальное водоизмещение (с учетом усиления бронирования) превышало проектное на 6 800 т и составляло 43 100 т., при этом скорость должна была сохраниться где-то в промежутке между 30,5 и 30,75 уз. В общем, корабль, вне всякого сомнения, значительно терял во всех качествах, которые до Ютланда казались британским морякам важными, как-то – высокий борт, низкая осадка и высокая скорость, но они все еще оставались на приемлемом уровне. Зато на выходе получался настоящий сверхмонстр, гроза океанов, защищенный на уровне хорошего линкора, но значительно более быстроходный и в полтора раза превосходящий по боевой мощи сильнейшие корабли мира. Скорее всего, возможности модернизации в этом случае были бы не особенно велики, но… как известно, в реальности «Худ» так и не получил обстоятельной модернизации.

Что же до технической надежности башен, то «Худу» все равно не довелось бы повоевать в Первую мировую войну, а в промежутке между войнами у англичан было бы достаточно времени для исправления любых недостатков – зато можно было бы ожидать, что подобный опыт многое дал бы британским поектировщикам и в этом случае трехорудийные башни «Нельсона» и «Роднея» могли оказаться лучше, чем в действительности.

Противоминный калибр линейного крейсера был представлен 140-мм «греческими» пушками, которых по первоначальному проекту должны были установить 16 ед., но в ходе строительства сократили до 12 ед. Сами англичане долгое время были полностью удовлетворены возможностями 152-мм артиллерии, а 140-мм артсистемы сконструировали по заказу греческого флота, однако с началом войны эти пушки были реквизированы и тщательно испытаны. В результате англичане пришли к выводу, что несмотря на значительно более легкий снаряд (37,2 кг против 45,3 кг) 140-мм артиллерия превосходит по своей эффективности шестидюймовки – не в последнюю очередь из-за того, что расчетам удавалось поддерживать высокую скорострельность значительно дольше. Англичанам настолько понравилась 140-мм пушка, что они хотели сделать ее единой для вооружения противоминного калибра линкоров и главного калибра легких крейсеров – это по финансовым причинам не удалось, так что орудия данного типа получили на вооружение только «Фьюриэс» и «Худ».

140-мм установка имела максимальный угол возвышения 30 град., дальность стрельбы составляла при этом 87 кабельтов при начальной скорости 37,2 кг снаряда 850 м/сек. Боекомплект состоял из 150 снарядов в мирное и 200 – в военное время и комплектовался на три четверти фугасными, а на одну – бронебойными снарядами. Интересно, что при проектировании подачи этих снарядов британцы постарались извлечь уроки из трагедии линкора «Малайя», где взрыв боеприпасов в казематах 152-мм орудий привел к массовой гибели расчетов и выходу из строя практически всего противоминного калибра корабля. Это произошло из-за накопления снарядов и зарядов в казематах, чтобы такого в дальнейшем не происходило, на «Худе» поступили следующим образом. Первоначально снаряды и заряды из артиллерийских погребов попадали в специальные коридоры, находящиеся под броневой палубой и под защитой бортового бронепояса. И там, в этих защищенных коридорах, боеприпасы подавались к индивидуальным элеваторам, каждый из которых предназначался для обслуживания одного орудия. Таким образом вероятность взрыва боеприпасов, по мнению британцев, сводилась к минимуму.

Интересно, что англичане рассматривали возможность размещения 140-мм артиллерии в башнях, и такое решение было признано весьма заманчивым. Но в связи с тем, что башни сильно увеличивали «верхний вес» линейного крейсера, а главное – их нужно было разрабатывать с нуля и это сильно задержало бы ввод «Худа» в строй, от них решено было отказаться.

Зенитная артиллерия была представлена четырьмя 102-мм пушками, имевшими угол возвышения до 80 град, и стрелявшими снарядами массой 14,06 кг с начальной скоростью 728 м/сек. Скорострельность составляла 8-13 выстр./мин., досягаемость по высоте – 8 700 м. Для своего времени это были вполне приличные зенитки.

Торпедное вооружение

Как мы уже говорили ранее, первоначальный проект (еще с 203-мм бронепоясом) предполагал наличие всего двух торпедных аппаратов. Тем не менее, Управление кораблестроения одолевали сомнения в их полезности, так что еще в марте 1916 г конструкторы обратились в Адмиралтейство с соответствующим вопросом. Ответ моряков гласил: «Торпеды – это весьма мощное оружие, которое может стать важнейшим фактором в войне на море и даже решить судьбу нации». Неудивительно, что после такого заявления, количество торпедных аппаратов в итоговом проекте «Худа» достигло десяти – восьми надводных и двух подводных! Затем, правда, от четырех надводных торпедных аппаратов отказались, но и шесть оставшихся (точнее – два однотрубных и два двухтрубных) вряд ли можно назвать победой здравого смысла.

К ним полагался боекомплект из двенадцати 533-мм торпед – имея вес 1 522 кг, они несли 234 кг ВВ и имели дальность 4 000 м на скорости 40 уз или же 12 500 м на скорости 25 уз.

Бронирование



Основу вертикальной защиты составлял 305-мм бронепояс 171,4 м длины и около 3 м высоты (к сожалению, точное значение автору настоящей статьи неизвестно). Интересно, что он опирался на избыточно-толстую обшивку борта, составлявшую 51 мм обычной судостроительной стали, а кроме того, имел наклон около 12 градусов – все это, конечно же, обеспечивало дополнительную защиту. При нормальном водоизмещении 305-мм бронеплиты находились на 1,2 м под водой, в полном грузу – на 2,2 м, соответственно, в зависимости от нагрузки высота 305-мм участка брони составляла от 0,8 до 1,8 м. Благодаря большой протяженности пояс защищал не только машинные и котельные отделения, но и подачные трубы башен главного калибра, хотя часть барбета носовой и кормовой башен немного выступали за 305-мм бронепояс. К ним от краев 305-мм бронеплит шли 102-мм траверзы. Конечно, их малая толщина обращает на себя внимание, но нужно учитывать, что вертикальное бронирование не ограничивалось цитаделью – на 7,9 м в нос и на 15,5 м в корму от 305 мм пояса шли 152 мм бронеплиты на 38 мм подкладке, при этом от 152 мм бронепояса нос был еще на несколько метров защищен 127 мм плитами. Эта вертикальная защита носовой и кормовой оконечности замыкалась 127 мм траверзами.

Интересно также, что англичане сочли заглубление 305 мм бронеплит под воду недостаточным для того, чтобы противостоять снарядам, упавшим в воду около борта, но имеющих достаточно энергии, чтобы поразить подводную часть корпуса. Поэтому ниже 305 мм пояса был предусмотрен еще один 76 мм пояс высотой 0,92 мм, опиравшийся на 38 мм обшивку.

Выше главного бронепояса располагался второй (толщиной 178 мм) и третий (127 мм) – они располагались на 25 мм подложке и имели тот же угол наклона 12 град.

Соперничество линейных крейсеров. "Худ" и "Эрзац Йорк". Ч. 3


Длина второго пояса была чуть ниже главного, его края едва-едва «дотягивались» до барбетов первой и четвертой башен главного калибра. От его краев примерно к середине барбета кормовой башни шли траверзы 127 мм., а вот в носу такого траверза не было – 178 мм бронепояс завершался там же, где и 305 мм, но дальше от него в нос шла 127 мм броня, и вот она-то в свою очередь завершалась траверзом той же толщины. Выше располагался значительно более короткий третий бронепояс толщиной 127 мм, защищавший борт вплоть до палубы полубака – соответственно, где кончался полубак, там завершалась и броня. В корме этот бронепояс не замыкался траверзом, в носу же его край соединялся с серединой барбета второй башни 102 мм броней. Высота второго и третьего поясов была одинаковой и составляла 2,75 м.

Горизонтальная защита корпуса также была очень… скажем так, разноплановой. Ее основу составляла броневая палуба, причем следует выделить три ее участка; в пределах цитадели, вне пределов цитадели в районе бронированного борта и вне пределов цитадели в небронированных оконечностях.

В пределах цитадели ее горизонтальная часть располагалась чуть ниже верхней кромки 305 мм бронепояса. Толщина горизонтальной части была переменной – 76 мм над погребами боеприпасов, 51 мм над машинными и котельными отделениями и 38 мм на прочих участках. От нее к нижней кромке 305 мм пояса шли 51 мм скосы – интересно, что если обычно на боевых кораблях нижняя кромка скоса соединялась с нижней кромкой бронепояса, то у «Худа» они соединялись между собой небольшой горизонтальной «перемычкой», также имевшей 51 мм толщины. Вне пределов цитадели в районе бронированного борта броневая палуба скосов не имела и пролегала по верхней кромке 152 и 127 мм пояса в нос (здесь ее толщина составляла 25 мм), а также поверх 152 мм пояса в корму, где была вдвое толще – 51 мм. В небронированных оконечностях броневая палуба располагалась ниже ватерлинии, на уровне нижней палубы и имела толщину 51 мм в носу, и 76 мм в корме, над рулевыми механизмами. Из описания бронирования, данного Кофманом, можно предположить, что нижняя палуба имела броневую защиту в районе погребов башен главного калибра толщиной 51 мм (дополнительно к описанной выше броневой палубе, но ниже ее), однако протяженность этой защиты неясна. Предположительно, защита погребов тут выглядела так – в пределах цитадели над артпогребами располагалась 76 мм броня броневой палубы, однако она на закрывала часть погребов первой и четвертой башен главного калибра, утоньшаясь до 25 мм и 51 мм соответственно. Однако под этой палубой находилась еще бронированная нижняя, чья толщина в указанных «ослабленных» районах достигала 51 мм, что давало совокупную толщину горизонтальной защиты 76 мм в носу и 102 мм в корме.

Эту «несправедливость» выравнивала главная палуба, расположенная выше броневой поверх верхней кромки 178 мм бронепояса, и здесь все было намного проще – она имела толщину 19-25 мм во всех местах, кроме носовых башен – там она утолщалась до 51 мм – таким образом, с учетом главной палубы совокупная горизонтальная защита выравнивалась до 127 мм в районах артпогребов башен главного калибра.

Выше главной палубы (поверх 76 мм бронепояса) располагалась палуба полубака, имевшая также переменную толщину: 32-38 мм в носу, 51 мм над машинными и котельными отделениями и 19 мм далее в корму. Таким образом, общая толщина палуб (включая броню и конструкционную сталь) составляла 165 мм над артпогребами носовых башен, 121-127 мм над котельными и машинными отделениями и 127 мм в районе кормовых башен главного калибра.

Очень хорошо были защищены башни главного калибра, имевшие форму многогранника – лобовая плита имела толщину 381 мм, прилегающие к ней боковые стенки – 305 мм, далее боковые стенки утоньшались до 280 мм. В отличие от башен 381-мм пушек на кораблях предыдущих типов, крыша башен «Худа» была практически горизонтальной – ее толщина составляла 127 мм гомогенной брони. Барбеты башен над палубой имели вполне достойную защиту толщиной 305 мм, но ниже она менялась в зависимости от толщин броневой защиты борта, за которой проходил барбет. В целом англичане стремились иметь 152 мм барбет за бортовой броней 127 мм и 127 мм барбет за броней 178 мм.

«Худ» получил значительно более крупную боевую рубку, чем располагали корабли предшествующих ему типов, но за это пришлось платить некоторым ослаблением ее брони – лоб рубки составили 254 мм бронеплиты, бока – 280 мм, но сзади защита состояла только из 229 мм плит. Крыша имела те же 127 мм горизонтальной брони, что и башни. Кроме собственно боевой рубки достаточно серьезную защиту получили также пост управления стрельбой, КДП, специально выделенное и расположенное отдельно от боевой рубки (над ней) боевое адмиральское помещение – они защищались бронеплитами от 76 до 254 мм толщины. Ниже боевой рубки помещения под ней вплоть до палубы полубака имели 152 мм бронирование. Кормовая рубка управления торпедной стрельбой имела 152 мм стенки, 102 мм крышу и 37 мм основание.

Кроме броневой, «Худ» получил, пожалуй, самую совершенную подводную защиту среди всех кораблей Королевского флота военных времен. Ее основу составляли були, имевшие протяженность 171,4 м, то есть такую же, как и 305 мм бронепояс. Внешняя их обшивка имела 16 мм толщину. За ними следовал 12,7 мм обшивка борта (или переборка внутри булей) и еще один отсек, заполненный металлическими трубами длиной 4,5 м и диаметром 30 см, при этом концы трубок были герметически закрыты с обоих сторон. Отсек с трубками отделялся от прочих помещений корабля 38 мм переборкой. Идея была такая, что торпеда, угодив в були, растратит часть своей энергии на пробитие ее обшивки, после чего газы, попав в достаточно обширное пустое помещение, расширятся и это значительно уменьшит и воздействие на обшивку борта. Если же и она будет пробита, то энергию взрыва воспримут на себя трубы (будут поглощать ее, деформируясь) и в любом случае, даже если отсек будет затоплен, они обеспечат определенный запас плавучести.



Интересно, что на одних рисунках отсек с трубками расположен внутри корпуса, в то время как на других – внутри самих булей, что из этого правильно, автор настоящей статьи не знает. Можно предположить, что в наиболее широких частях корпуса «трубчатый» отсек находился в нем, а вот ближе к оконечностям «переезжал» в були. В целом же, как можно понять, ширина такой противоторпедной защиты составляла от 3 до 4,3 метров. При этом за указанной ПТЗ размещались отсеки с нефтью, которые, конечно, тоже играли определенную роль в защите корабля от подводных взрывов. В районах носовых башен главного калибра эти отсеки были шире, в районе машинных и котельных отделений – уже, но по всей длине их от остальной части корпуса отделяла 19 мм переборка. Чтобы как-то компенсировать меньшую ширину топливных отсеков вдоль турбин, переборки внутри булей получили утолщение с 12,7 до 19 мм., а в районе кормовых башен главного калибра, где ПТЗ была наименее глубока – даже до 44 мм.

В целом подобную защиту трудно назвать сколько-то оптимальной. Те же металлические трубы явно перегружали корпус, но вряд ли обеспечивали прирост защиты, адекватный затраченной на них массе, а прирост плавучести, который они могли обеспечить, был совершенно мизерным. Глубину ПТЗ также трудно счесть достаточной, но это по меркам межвоенного периода и Второй мировой войны – а вот для корабля военной постройки ПТЗ «Худа» было большим шагом вперед.

Энергетическая установка

Как мы уже говорили ранее, номинальная мощность машин «Худа» составляла 144 000 л.с., ожидалось, что при данной мощности и несмотря на перегруз корабль разовьет 31 уз. Пар давали 24 котла типа Ярроу, с водогрейными трубками малого диаметра – это решение давало преимущество примерно в 30% мощности по сравнению с «широкотрубными» котлами той же массы. Удельный вес паротурбинной установки «Худа» составлял 36,8 кг на л.с., в то время как у «Ринауна», получившего традиционную ходовую, этот показатель составлял 51,6 кг.

На испытаниях механизмы «Худа» развили мощность 151 280 л.с. что при водоизмещении корабля 42 200 т позволило ему достичь 32,1 уз. Удивительно, но факт – при водоизмещении, очень близком к полному (44 600 т), при мощности 150 220 л.с. корабль развил 31,9 узла! Это был во всяком отношении превосходный результат.

Конечно, тонкотрубные котлы были для англичан делом достаточно новым на больших кораблях – но опыт их эксплуатации на эсминцах и легких крейсерах привел к тому, что каких-то серьезных проблем с их эксплуатацией на «Худе» не возникло. Наоборот, по факту они оказались даже проще в обслуживании, чем старые широкотрубные котлы других британских линкоров военной постройки. Кроме того, энергетическая установка «Худа» продемонстрировала великолепную долговечность – несмотря на то, что на протяжении 20 лет его службы котлы ни разу не менялись и его энергетическая установка не подвергалась серьезной модернизации, в 1941 г, невзирая на обрастание корпуса, «Худ» способен был развить 28,8 узлов. Можно лишь высказать сожаление, что англичане не рискнули сразу перейти на котлы с тонкими трубками – в этом случае (при желании, конечно!) защита их линейных крейсеров с 343-мм орудиями могла быть существенно усилена.

Нормальный запас нефти составлял 1 200 т, полный – 3 895 т. Дальность хода на 14 узлах составляла 7 500 миль, при 10 узлах – 8 000 миль. Интересно, что на 18 узлах линейный крейсер мог пройти 5 000 миль, то есть он был не только «спринтером», способным обогнать любой линейный корабль или линейный крейсер мира в бою, но еще и «стайером», способным быстро перейти из одного океанского района в другой.

Мореходность корабля… увы, не позволяет дать ему однозначную оценку. С одной стороны, нельзя сказать, что корабль был чрезмерно подвержен качке, с этой точки зрения он, по мнению британских моряков, являлся очень устойчивой артиллерийской платформой. Но те же британские моряки дали «Худу» прозвище «самая большая подводная лодка» вполне заслуженно. Более-менее неплохо с заливаемостью было на палубе полубака, но все же и туда «прилетало» за счет того, что огромный корабль стремился прорезать своим корпусом волну, а не всходить на нее.


Нос "Худа" на полном ходу


А вот корма заливалась постоянно, даже при слабом волнении.



Огромная длина корабля приводила к плохой его поворотливости, и то же самое можно было сказать о разгоне и торможении – и то и другое «Худ» делал очень неохотно. Не самая крупная проблема в артиллерийском бою, но для уворота от торпед этот линейный крейсер не предназначался совершенно – к счастью, ему за годы его службы и не пришлось этого делать.

В следующей статье мы сравним возможности последнего из построенных линейных крейсеров Великобритании с германским "Эрзац Йорком".

Продолжение следует...
Автор:
Андрей из Челябинска
Статьи из этой серии:
Соперничество линейных крейсеров: "Фон-дер-Танн" против "Индефатигебл"
Соперничество линейных крейсеров: "Фон-дер-Танн" против "Индефатигебл". Ч.2
Соперничество линейных крейсеров: "Мольтке" против "Лайона"
Соперничество линейных крейсеров: "Мольтке" против "Лайона". Ч. 2
Соперничество линейных крейсеров: "Мольтке" против "Лайона". Ч. 3
Соперничество линейных крейсеров. "Зейдлиц" против "Куин Мэри"
Соперничество линейных крейсеров: "Дерфлингер" против "Тайгера"
Линейные крейсера типа "Конго"
Соперничество линейных крейсеров. "Дерфлингер" против "Тагера". Ч. 2
Соперничество линейных крейсеров. "Дерфлингер" против "Тайгера"? Ч. 3
Соперничество линейных крейсеров: "Ринаун" и "Макензен"
Соперничество линейных крейсеров: "Ринаун" и "Макензен"
Соперничество линейных крейсеров. Большие лёгкие крейсеры типа "Корейджес"
Соперничество линейных крейсеров. "Худ" и "Эрзац Йорк"
Соперничество линейных крейсеров. "Худ" и "Эрзац Йорк". Ч. 2
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

115 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти