8 августа 1918 г. Чёрный день германской армии. Ч. 2

Расположение сторон к утру 8 августа 1918 г. было следующим.

Севернее р. Соммы наступал английский 3-й корпус с одним батальоном танков - имея все четыре пехотные дивизии в первом эшелоне. Против него был расположен 54-й армейский корпус германцев (три пехотные дивизии в 1-й линии и одна в резерве).


Южнее р. Соммы, на участке до Виллер-Бретонне включительно, наступал Австралийский корпус с четырьмя батальонами танков. Против него был 11-й армейский корпус германцев, имевший три пехотные дивизии в первом эшелоне и одну во втором.



Южнее австралийского корпуса наступал Канадский корпус с четырьмя батальонами танков и французский 31-й корпус с двумя батальонами танков. Против них занимал позицию 51-й армейский корпус германцев, имея четыре пехотные дивизии на фронте и одну в резерве. Кроме того, в резерве германской 2-й армии в районе южнее Перонн находилась 107-я пехотная дивизия.

Наступление должно было начаться в 5. 20. 8-го августа артиллерийским налетом но переднему краю вражеской обороны. После этого должны были пойти танки, а за ними - пехота. После прохождения танками линии передовых частей противника, артиллерия должна была создать одной третью орудий заградительный огневой вал, а остальными стволами вести огонь по артиллерийским позициям противника, командным пунктам и тылам.

Задача дня должна была быть осуществлена в 3 этапа. После достижения 1-го рубежа (от 2 до 5 км) следовала двухчасовая пауза - для подтягивания вторых эшелонов и артиллерии; то же самое - и после достижения 2-го рубежа.

Несмотря на то, что весь участок местности, на котором предстояло вести наступление, покрылся густым туманом, который к утру 8 августа не только не рассеялся, а, наоборот, еще больше усилился, огневой налет артиллерии начался строго по плану - в 5. 20. Спустя 20 минут после открытия артиллерийского огня, а на некоторых участках спустя 7 - 10 минут, пошли в атаку танки, а за ними и пехота.



Вот как описывает эту атаку Т. фон Бозе: «И вот в 5. 20 утра внезапно разразился страшный ураганный огонь противника на 32-км фронте от северных окрестностей Морланкур до южных окрестностей Морейль. Тысячи орудий обрушились на пехотные и артиллерийские позиции, на подступы к позициям и населенные пункты, на биваки и командные пункты... Обычно даже ночью или в сумерках по блеску орудий, падению снарядов, по ракетам и световым сигналам можно было очень быстро определить фронт и глубину неприятельского артиллерийского огня и по ним - фронт и силу готовящейся атаки. Но на этот раз жестокая судьба как бы наложила всем повязки на глаза. Еще более сгустившийся туман, покрывавший теперь и самые большие высоты, вследствие пыли и дыма, а местами вследствие дымовых снарядов превратился в темную стену, которая даже для самых дальнозорких глаз неумолимо закрывала все, что находилось дальше 5, самое большее 20 шагов. И уже в течение первой четверти часа прекратилась почти вся телефонная связь полковых командных пунктов вперед и с соседями...» [Указ. Соч. С. 55.].

Т. фон Бозе хочет показать, что немцы понесли большие потери и не могли стойко обороняться. Но кратковременный огневой налет без предварительной пристрелки не мог причинить больших потерь и разрушений. Что же касается перерыва телефонной связи, то при артподготовке это было обычным явлением. В некоторых армиях умели управлять боем и при отсутствии телефонной связи. А где же, наконец, дублирование связи?

Так начался день 08. 08. 1918 г., названный потом Э. фон Людендорфом черным (т. е. траурным) днем германской армии.

В корпусах и дивизиях бой протекал следующим образом.

На участке германского 54-го корпуса атака англичан встретила упорное сопротивление со стороны германцев. Немцы на этом участке ожидали наступления союзников - и приняли ряд дополнительных оборонительных мер. Кроме того, на этом участке было много воронок от снарядов, оставшихся от прежних боев - что затруднило действия английских танков. Но на левом фланге 54-го армейского корпуса, на участке 27-й дивизии (кстати сказать, вполне боеспособной), атака английской 18-й дивизии сразу же имела значительный успех. Уже к 6. 20. фронт германского 123-го пехотного полка, располагавшегося на левом фланге дивизии, был прорван.

К 7.20 англичане достигли своей ближайшей цели (задача 1). Германская 27-я дивизия оставила свою первую линию обороны, что не замедлило сказаться и на положении соседа справа - 54-й резервной дивизии, которая также стала отходить.

В 7. 30. туман рассеялся, и германское командование, выяснив обстановку, вводит в бой ударные батальоны и дивизионные резервы - с целью выбить противника из утраченных передовых окопов. Авиация союзников начинает действовать по резервным частям германцев. Союзники вводят в бой свои вторые эшелоны - пехоты и танков. Бой продолжался до 17.00 и закончился разгромом частей германского 51-го корпуса. Английский 3-й корпус занял д. Морланкур и северную окраину д. Шипильи. 27-я пехотная дивизия германцев понесла большие потери, оставила свои позиции и была вынуждена отойти своими остатками на менее выгодные позиции. Ее сосед справа, 54-я резервная дивизия, под давлением превосходящих сил противника, также вынуждена была отходить, неся большие потери.

Т. о., на участке севернее Соммы бой закончился успехом англичан и поражением двух пехотных дивизий германского 54-го корпуса. Незначительность (локальность) успеха англичан на этом участке объясняется тем, что англичане действовали здесь, как и в целом в операции, строго по плану - а последним глубокий прорыв и не предусматривался.

На участке германского 11-го корпуса (южнее Соммы) наступал Австралийский корпус. Австралийцы вышли из окопов еще до открытия артогня. Когда огонь был открыт, австралийцы уже были вблизи германских окопов. В 5. 27. (т. е. через 7 минут после открытия огня) австралийцы ворвались в окопы главной линии сопротивления - на участке 43-й пехотной дивизии. Стремительность австралийцев ошеломила германцев. Тяжелое положение усугубилось и тем, что командование 11-го корпуса приказало произвести в ночь на 8-е августа смену 43-й пехотной дивизии частями 108-й пехотной дивизии, стоявшей в резерве. Из-за тумана смена затянулась до утра - и наступление австралийцев застало германцев как раз во время смены. Некоторые роты сменявшейся 43-й пехотной дивизии уже из окопов ушли, а некоторые роты 108-й пехотной дивизии еще не подошли к окопам. Артиллерия этих дивизий в это время также сменялась - часть батарей отошла в резерв, часть не прибыла еще для смены. Руководство боем во время атаки австралийцев взял на себя штаб 43-й пехотной дивизии - так как штаб 108-й пехотной дивизии не был в курсе обстановки и не знал местности. В то же время в окопах большинство подразделений уже принадлежало 108-й пехотной дивизии. Руководивший боем штаб 43-й пехотной дивизии не знал многих своих подчиненных командиров, а те не знали своих начальников. Все это привело к тому, что управление войсками нарушилось, подразделения и части перепутались, произошла паника.

В результате короткого боя к 9. 00. батальоны 43-й пехотной дивизии и 108-й пехотной дивизии были разгромлены, артиллерия захвачена в плен или уничтожена. В распоряжении германского командования осталось лишь около двух батальонов 108-й пехотной дивизии – которые еще не успели подойти к полю боя.

Таким образом, на участке южнее р. Соммы были полностью разгромлены 2 дивизии германцев. Обращает на себя внимание полная растерянность командного состава германцев. На фронте в момент смены были две дивизии - казалось бы, двойные силы должны были усилить оборону. Но получилось обратное – слабая управляемость, неразбериха и паника. Никто из средних и старших командиров не пытался взять на себя командование двумя подразделениями (смененными и занявшими участок), никто не подумал во время смены выставить сильное боевое охранение и тщательно организовать саму смену, никто не сообразил, что сменять одновременно и пехоту и артиллерию нельзя, как нельзя организовать смену таким образом, чтобы части уже сменились, а командование еще нет. Неизвестно, посылались ли еще днем (за день до смены) лица комсостава 108-й пехотной дивизии (в том числе и младшего комсостава) в окопы 43-й пехотной дивизии для принятия участков (как это было принято и в германской и в русской армиях). Вероятнее всего, этого сделано не было. Полной беспечностью германских командиров всех степеней, их излишней самонадеянностью и растерянностью только и можно объяснить результат боя 8-го августа на данном участке.

Южнее 43-й пехотной дивизии оборонялась 13-я пехотная дивизия. Она имела узкий участок (всего 2,5 км), оборудованный тремя оборонительными линиями окопов с проволочными заграждениями, укрытиями и убежищами. Помимо этого, впереди первой полосы сопротивления имелись передовые посты (секреты), за ними находились отдельные полевые укрепления, а потом шла линия боевого охранения. Т. о., 13-я пехотная дивизия имела 3 линии обороны: в каждом полку была первая линия, занятая передовым батальоном, за ней шла линия главного сопротивления, где также оборонялся один батальон, и, наконец, третья линия - резервный (ударный) батальон.



Т. о., оборонительная полоса 13-й пехотной дивизии была глубоко эшелонирована и сильно укреплена. Дивизия имела достаточное количество легкой и тяжелой артиллерии и пулеметов - что придавало обороне большую устойчивость. И, тем не менее, эта дивизия была быстро разгромлена австралийцами. Уже около 5. 30., т. е. через 10 минут после открытия огня, австралийцы под прикрытием танков атакуют передовые позиции и полностью уничтожают передовые батальоны германцев. Вслед за этим австралийцы атакуют линию главного сопротивления - и также почти полностью уничтожают батальоны, находящиеся во втором эшелоне. Тогда командование 13-й дивизии бросает в бой ударные (резервные) батальоны, которые охватываются австралийцами с флангов, окружаются и уничтожаются. И к 13. 00. бой на участке 13-й пехотной дивизии заканчивается полным разгромом соединения: остатки этой дивизии в беспорядке отходят на восток, преследуемые австралийцами, а частично сдаются в плен.

Еще южнее оборонялась 41-я пехотная дивизия. Она занимала весьма важный участок на фронте не только корпуса, но и армии - дивизия седлала Римскую дорогу, имевшую стратегическое значение, и железную дорогу Амьен - Шон. Участок по фронту был свыше 4 км, и местность на всем участке - открытая. Оборона 41-й пехотной дивизии также была эшелонирована в глубину, причем на главной линии сопротивления и в передовых окопах было сосредоточено 16 пехотных рот - а остальные части и подразделения располагались во вторых эшелонах и в резерве.

Борьба на этом участке также весьма наглядна.

Дивизия в ночь на 8 августа производила боевую разведку - имевшую целью захватить контрольных пленных и выяснить силы, расположение и намерение союзников. Этот ночной поиск был организован при поддержке большого количества артиллерии дивизии - что повлекло за собой значительный расход боеприпасов. Если бы разведывательный поиск германцам удался, они бы выяснили (правда, очень поздно), что перед ними новая группировка противника – из состава рокового Канадского корпуса. Но когда германцы открыли артиллерийский огонь для поддержки своих разведчиков, канадцы предусмотрительно оставили передовые окопы и отошли на вторую линию. Разведывательные части германцев, ворвавшись в передовые окопы противника, нашли их пустыми и возвратились обратно ни с чем. Какое значение для последующих событий дня имел этот неудачный и плохо организованный поиск, мы видим из слов Т. фон Бозе: «Эта разведывательная операция имела еще ряд неприятных последствий. Поскольку предполагалось, что противник предпримет ответный обстрел, пехоте было приказано не покидать без нужды укрытий. Операция закончилась в 5. 00. Когда затем, спустя 20 минут, начался ураганный артиллерийский огонь противника, пехота подумала: это и есть огонь в возмездие за атаку и ничего больше, и укрылась, как могла. Артиллерия тоже не сразу ответила; в результате минуты, имевшие для атакующего решительное значение, были упущены» [Указ соч. С. 145.].

Действительно, через несколько минут после открытия артогня, пехота австралийцев и канадцев в тесном взаимодействии с танками ворвалась в окопы 41-й дивизии. Сопротивление германцы оказали лишь на правом фланге дивизии - по обеим сторонам Римской дороги, и на левом фланге у Марселькав, тогда как в центре атака австралийцев почти не встретила сопротивления. К 9. 00. войска союзников овладели основными окопами противника на всем стратегическом участке дивизии, уничтожив большинство ее рот и захватив большое количество пленных и трофеев. К 11. 00. 41-я дивизия прекратила существование – ее скудные остатки в беспорядке отходили на восток.

В это время 1-я дивизия Кавкорпуса обогнала свою пехоту и овладела Арбоньером.

К 13. 00. на участке германского 11-го корпуса создалось катастрофическое положение: 43-я, 108-я, 13-я и 41-я дивизии были почти полностью уничтожены, артиллерия захвачена или уничтожена, штабы полков разгромлены, а штабы дивизий и корпуса потеряли управление войсками. Союзная авиация бомбила и обстреливала из пулеметов отдельные группы отступающих германцев и обозы - увеличивая панику. Так, в направлении на Фрамервиль (вдоль Римской дороги) в воздухе одновременно появилось до 90 самолетов союзников - которые расстреляли последний отходящий поезд на железной дороге западнее Фрамервиль. Самолеты, взорвав вагон со снарядами, обстреляли из пулеметов (снизившись до 100 метров) отходящие группы германцев и обозы. Т. фон Бозе писал: «После 13. 30 на германской стороне между Соммой и левым флангом 41-й пехотной дивизии (бывшим теперь в районе Фрамервиль) создалось прямо катастрофическое положение. Между Мерикур и лесом северо-восточнее высоты 84 находилась лишь тонкая стрелковая линия, которая имела поддержку только со стороны слабой части, занимавшей гору Георга. Позади стояло только 4 легких батареи. От северо-западных окрестностей Прояр до самой группы Криса больше никакой пехоты вообще не было. Несколько тяжелых батарей заняли позиции севернее Шюиньоль, а также около и восточнее Шюинь, несколько легких батарей тем временем совершало марш с северного берега Соммы в направлении на Прояр, а у Фукокур стоял один легкий артиллерийский полк. При энергичном продвижении наступления по обеим сторонам Римской дороги противник мог бы пройти еще далеко на восток, не встречая германских резервов. Было еще счастьем, что у неприятельского командования не хватило решимости использовать благоприятную обстановку» [Указ соч. С. 174].

Окончание следует...
Автор:
Олейников Алексей
Статьи из этой серии:
8 августа 1918 г. Черный день германской армии. Ч. 1
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

5 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти