8 августа 1918 г. Чёрный день германской армии. Ч. 3

Во второй половине дня командование германской 2-й армии, узнав о катастрофическом положении на участке 11-го армейского корпуса, поднимает по тревоге армейский резерв - 107-ю пехотную дивизию - и на автомашинах перебрасывает ее в район Фукокур - с задачей образовать заслон, оседлав Римскую дорогу. Одновременно 243-я пехотная дивизия (из резерва 54-го армейского корпуса, на участке которого было сравнительно благополучно) перебрасывается в направлении Шипиньи - также с задачей создать заслон. Кроме того, у соседа - 17-й армии - запрашивается помощь. В ответ на эту просьбу командование последней перебрасывает на автомашинах 119-й резервный полк.

Но паника уже охватила как штабы, так и эти резервы. Резервы прибывают к месту боя в период 12. 00 - 16. 00, когда уже, в основном, дивизии фронта были разгромлены и лишь отдельные группы бойцов спасались бегством от наступавшего противника. Резервы прибывают беспланово, пачками, без артиллерии, которая отправляется вслед за пехотой своим ходом и к бою опаздывает, а штабы не могут взять управление в свои руки. Т. фон Бозе так описывал картину прибытия резервов на этот участок: «Весьма неутешительную картину увидели головы обеих колонн севернее и южнее Соммы; под действием неприятельского дальнего огня и сильных воздушных атак обозы и парки, сломя голову, бежали в беспорядке на восток, местами в дикой скачке мчались отдельные запряжки, бросившие свои повозки» [Указ. Соч. С. 177].


Дивизиям резерва некоторые отступающие в панике немецкие солдаты кричат: «Штрейкбрехеры!» «Им еще мало войны!».

И если б в этой ситуации союзники двинули кавалерию и свежие пехотные части вдоль Римской дороги - они бы не встретили здесь почти никакого сопротивления и смогли продвинуться далеко на восток. Лишь излишняя методичность наступающих британских корпусов (граничившая с с безинициативностью) привела к тому, что отходящий в панике противник не преследовался. Организация преследования и бросок вдоль Римской дороги сильной конницы имели бы для германцев самые плачевные последствия.

На участке германского 51-го корпуса первый удар канадцев пришелся по 117-й пехотной дивизии, располагавшейся на правом фланге соединения. Так как сосед справа - 41-я пехотная дивизия германцев - был уже разбит, то правый фланг 117-й дивизии оказался обнаженным, и дивизия была атакована и с фронта и с фланга. Уже в 8. 30. передовые батальоны и батальоны линии главного сопротивления всех полков 117-й пехотной были разгромлены, их окопы заняты канадцами - причем захвачено большое количество пленных, в том числе все штабы полков. Командование дивизии вводит в бой ударные батальоны - но вводит их по частям, и последние уничтожены канадцами. К 13. 00. бой на участке 117-й пехотной дивизии в основном завершен. 2-я канадская дивизия занимает фронт Кайе - Арбоньер. 117-я пехотная дивизия, одна из самых боеспособных дивизий 2-й армии, полностью разгромлена - и ее остатки в беспорядке отходят на восток.

Южнее 117-й дивизии оборонялась 225-я пехотная дивизия, которая седлала государственное шоссе - дорогу Амьен - Руа. Также, как и везде, атака союзников началась в 5. 20 коротким огневым налетом. И уже в 6. 00 канадцы во взаимодействии с танками и артиллерией врываются в Ангар и после короткого боя овладевают германскими окопами линии главного сопротивления. К 7. 00. канадцы занимают Демюэн.

На левый фланг этой дивизии наступала 42-я пехотная дивизия французов - которая также в 6. 00. прорывает фронт обороны немцев и громит их передовые батальоны. В результате к 10. 00 все три полка дивизии были полностью разгромлены, артиллерия в основном попала в плен. Командование 225-й пехотной дивизии вводит в бой ударные батальоны и переданный в ее распоряжение 376-й пехотный полк 109-й пехотной дивизии, находившейся в корпусном резерве, направляя все силы в контратаку в направлении на Бокур. Союзники вводят в бой вторые эшелоны - громят подходящие немецкие резервы. К середине дня бой на участке 225-й пехотной дивизии закончился разгромом этой дивизии - со всеми ее резервами.

Для развития успеха в образовавшийся прорыв британцами вводится 3-я кавдивизия. В районе Кэ ее задержали 2,5 саперные роты при поддержке батареи. Разгромив саперов, конница стала ждать подхода своей пехоты – и это тогда, когда южнее - юго-западнее Кэ появился большой прорыв - и энергичным наступлением она могла развить успех вдоль государственного шоссе. Но и здесь конница в полной мере использована не была.

Южнее 225-й пехотной дивизии оборонялись 14-я баварская и 192-я пехотная дивизии – их атаковали части французского 31-го корпуса. 14-я баварская дивизия оборонялась на участке протяжением до 5 км. Передний край обороны представлял собой выпуклую дугу - что таило в себе угрозу охвата с севера. В 6. 05. началась атака, а в 6.30 уже образовался прорыв на участке соседа справа (225-й пехотной дивизии) - что сразу же повлияло на оборону 14-й баварской. К 8. 00. сопротивление германцев на основной позиции было сломлено, передовые роты уничтожены, а артиллерия попала в плен. Подходящие резервные батальоны также были разгромлены. К 14.00 бой заканчивается - и лишь остаткам дивизии удается ускользнуть из окружения.



Атака на участке 192-й пехотной дивизии началась позже - в 9. 20, т. к. французское командование хотело выждать результатов развития успеха севернее - чтобы облегчить форсирование р. Авр. Атакующие были встречены сильным огнем противника из всех видов оружия - туман к этому времени рассеялся и немцы уже ожидали наступления. Но обход с севера и сильная атака с фронта сломили сопротивление германцев - их передовые батальоны к середине дня были отброшены. Т. к. все резервные батальоны 192-й пехотной дивизии находились в распоряжении командира корпуса, они были введены в бой с большим опозданием - и также были разбиты французами. И ко второй половине дня 192-я пехотная дивизия, потерпев тяжелое поражение, отошла на восток.

Таким образом, все четыре дивизии первого эшелона 51-го армейского корпуса германцев к середине дня были разбиты - и на фронте создалось катастрофическое положение. Тогда командование 51-го армейского корпуса ставит своему резерву (109-й пехотной дивизии) задачу - занять и удерживать рубеж Арбоньер - Кайе. Одновременно командир корпуса просит соседний слева корпус о помощи - и последний направляет свой резерв - 1-ю резервную пехотную дивизию - на Кенель. Командование 2-й армии просит 18-ю армии о направлении в ее распоряжение 119-й пехотной дивизии, находившейся в районе юго-восточнее Руа. 119-я пехотная дивизия направляется в район Розьер - Врели с целью противодействовать наступлению французов. Таким образом, во второй половине дня на участке 51-го корпуса были введены в бой три свежих дивизии резерва: 109-я, 1-я резервная и 119-я. Но, как и в 11-м армейском корпусе, эти резервы вводятся в бой по частям, беспланово, частично без артиллерии или с артиллерией, но без боеприпасов.

Эти резервы, встретившись с введенными в бой союзниками свежими частями вторых эшелонов, несут большие потери и не могут задержать успешное наступление союзников.

К исходу дня 8 августа союзники вышли на фронт Браш, Кэ, Арбоньер, Мерикур, Шипильи. Задача дня была выполнена. Железная дорога Париж - Амьен была избавлена от обстрела германской артиллерии. Глубина продвижения: на севере – 2 - 3 км, в центре - до 12 км, на правом фланге – 8 - 10 км.

На всем фронте от р. Соммы до р. Авр 10 дивизий первого эшелона германцев и 6 дивизий, переброшенных из резерва были разбиты и почти полностью уничтожены. Союзниками было взято в плен 16350 человек, в том числе большое количество командного состава (вкл. 1 генерала и часть штаба 51-го армейского корпуса), захвачено 400 орудий и много имущества.

9-го августа союзные армии продолжали наступление - причем атака совершалась так же методично, как и в первый день операции. Вначале короткий огневой удар, потом под прикрытием огневого вала шли танки, а за ними пехота. Немцы вводят в бой все свои резервы - но под давлением превосходящих сил союзников в середине дня начинают отход. К концу 9 августа союзники выходят на фронт Мондидье, Бушуар, Розьер, Фрамервиль, Виллер. Продвижение - до 10 км. Количество пленных достигает 22000 человек.

Такой крупный успех побуждает Ф. Фоша расширить фронт наступления. На 10-е августа он приказывает: английской 4-й и французской 1-й армиям продолжать наступление на Гам, французской 3-й армии наступать на Лассаньи, Нуайон. Кроме того, он приказывает английской 3-й армии как можно быстрее подготовить наступление в общем направлении на Бапом, Перонн.

10 по 13 августа 4-я и 1-я армии продолжают наступление, захватывая пленных, орудия и имущество. К вечеру 13 августа союзники выходят на фронт Руа, Шон, Фукокур, Альбер. Сопротивление немцев растет, и наступление союзников приостанавливается.

С 17 по 22 августа переходит в наступление французская 10-я армия - между pp. Эн и Уаза, а с 21 по 26 августа английские 4-я и 3-я армии наступают на Бапом, с 26 по 29 августа английская 1-я армия наступает к югу от р. Скарпа.

Неся большие потери, германские армии оставляют захваченные ими во время прежних наступательных операций районы и отходят на позицию «Зигфрида» - т. о. туда, откуда они в марте начали успешное наступление.

Но вернулись они к разбитому корыту, потеряв свыше 700 тыс. человек убитыми и ранеными, 150 тыс. пленными, отдав противнику свыше 2 тыс. орудий, 13 тыс. пулеметов и огромное количество других ресурсов.

«Когда 8 августа на поле сражения 2 армии наступил вечер, небывалое с самого начала войны тяжелое поражение германской армии стало совершившимся фактом. Атакованные между Соммой и Авр дивизии первой линии были почти целиком разбиты. Сильно пострадали также и передовые части, занимавшие фронт севернее Соммы, а равно и большая часть резервов, введенных в бой на протяжении дня» [Бозе. Т. фон. Указ. Соч. С. 260.].

Э. Людендорф в своих воспоминаниях говорит, что день «8 августа представляет самый черный день германской армии в истории мировой войны» [Т. II. С. 237.].

Самым же серьезным был моральный результат поражения.

10-го августа Э. Людендорф докладывает кайзеру Вильгельму свои соображения о положении, и тот в свою очередь повторяет: «Я вижу, что нужно установить равновесие. Наши силы приходят к концу. Войну нужна кончать». Т. фон Бозе так заканчивает свою книгу: «Через 6 дней после поражения состоялся решающий государственный совет в Спа, на котором было решено приступить к мирным переговорам. Катастрофа 8 августа открыла мрачный путь через Компьенский лес в зеркальный зал Версаля» [Указ. Соч. С. 267.].



Причины успеха союзников в данной операции заключались в следующем:

1. У наступающего был продуманный план наступления; вопросы взаимодействия пехоты, артиллерии и танков были рассчитаны не только по часам, но и по минутам. План исключал сложные маневры - все части наступали строго перед собой, в точно вымеренных полосах - и это в связи с туманом в начале боя 8-го августа сыграло исключительно положительную роль.

Правда, план был излишне методичен, осторожен, но это объясняется нежеланием подвергать армию союзников какому-либо риску. С другой стороны, если бы союзники после прорыва укрепленной полосы германцев развили энергичное преследование, а не делали двухчасовых пауз, то результаты Амьенской операции были бы значительно крупнее.

У германского же командования никакого плана не было. Если до сих пор немцы наступали, не имея превосходства ни в живой силе, ни в технике, то теперь, когда германское командование решило перейти к обороне, оно не давало войскам никаких указаний по укреплению оборонительной полосы, не принимало никаких реальных мер к тому, чтобы оборона эта была упорной. Оно, наконец, но подумало о том, чтобы срезать выступы - для уменьшения растяжки фронта и улучшить весьма невыгодную для немцев конфигурацию фронта в виде исходящих углов к противнику.

2. У союзников было двойное превосходство сил, значительное превосходство в технике, особенно в артиллерии и авиации, а также абсолютное превосходство в танках.

3. Тщательная подготовка операции союзниками привела к тому, что наступление было совершенно неожиданным для германцев. Принцип внезапности был реализован блестяще. Использование ночи для сосредоточения войск, меры маскировки, дезинформация, открытие огня артиллерии без предварительной пристрелки, использование самолетов для маскировки шума танков и т. д. - все это привело к тому, что атака союзников утром 8 августа стала для немцев громом среди ясного неба. В то же время для германцев характерны плохое ведение разведки и полная беззаботность к получению сведений и к обработке имеющихся (хотя и скудных) сведений о противнике.

4. У союзников было налажено тесное взаимодействие пехоты и танков с артиллерией. Две трети всех батарей ведут огонь по артиллерии и по тылам противника и одна треть создает огневой вал (завесу), который передвигался впереди танков и следовавшей за ними пехоты. Первые 250 - 400 шагов завеса продвигалась по 120 шагов в каждые 2 - 3 минуты, затем 120 шагов в 4 минуты на удобной для действий пехоты и танков местности, при наличии же препятствий - в 6 и даже 8 минут. Постановка такой завесы требовала четкого взаимодействия пехоты, танков и артиллерии и предварительной подготовки войск.

5. Союзники массово использовали танки и осуществили тесное взаимодействие их с пехотой и, как мы видели выше, с артиллерией. Сами танки в этой операции понесли значительные потери, но роль, сыгранная ими в разгроме германцев, была значительна. Следует отметить, что впервые были применены транспортные танки, вмещавшие, кроме вооружения, 20 - 24 пехотинца.



Недооценка германским командованием танков, как нового грозного вида оружия, неоднократно уже применявшегося (например, под Камбрэ в 1917 г., под Виллер-Котре 18 июля 1918 г.), сказалась и в Амьенской операции. Применявшиеся германцами противотанковые ружья не соответствовали своему назначению: они были громоздки, тяжелы и имели большую отдачу. Э. Людендорф был вынужден признать, что бойцы «с отвращением обслуживали их». Немецкие солдаты в основном бросали эти ружья еще до подхода танков на 200 метров - т. е. до приближения их к зоне наиболее действительного огня данных ружей.

6. Благоприятная для наступления погода (туман) вначале препятствовала германцам вести воздушную разведку и какое-либо наблюдение, скрыла выдвижение танков и пехоты союзников к исходному рубежу для атаки и не позволила немцам вести прицельный огонь по наступающим. Однако нужно отметить исключительно хорошую организацию действий в тумане пехоты союзников.

7. Наконец, важная причина заключалась в том, что боевой дух германской армии был подорван фиаско наступлений первой половины кампании. Этого не видело и не желало видеть германское командование. Вот почему оно растерялось после первой же неудачи; отсюда - паника, выброска пачками неподготовленных резервов - что дало возможность союзникам по частям громить эти резервы.

В операции были применены авиация и конница.

Союзная авиация много сделала, захватив господство в воздухе и обеспечив скрытность подготовки к операции. 8 августа в начале дня авиация из-за тумана участия в бою не принимала и только во второй половине дня вступила в бой. Авиация взаимодействовала с пехотой и танками, атакуя отступающие германские войска и их тылы. Однако авиация не приняла активного участия в разгроме подходящих к полю боя германских резервов. Не было у нее и тесного взаимодействия с конницей.

Возможности конницы в данной операции были союзниками использованы недостаточно. Ей ставилась ограниченные задачи: лишь достичь жестко определенных рубежей, удерживая их до подхода своей пехоты. К тому же конница оказалась распылена, действуя по различным направлениям и отдельными дивизиями. 2-я кавалерийская вообще не участвовала в сражении. Итогом стало то, что несколько германских саперных рот задержали целую кавдивизию. Возможности для успешного преследования противника имелись - если б конницу использовали сосредоточенно, усилив др. родами войск. Выброска немцами своих имевшихся резервов неорганизованно и пачками позволяла коннице, взаимодействуя с авиацией, уничтожить или разгромить их по частям, вырвавшись на оперативный простор.

Амьенская операция лишний раз подтвердила, что проволочная связь в обороне - самая ненадежная и что следует ее дублировать. Особенно необходимо применять радиосвязь. Важны вопросы взаимодействия родов войск и мероприятия на случай перерыва телефонной связи. Наконец, Амьенская операция лишний раз подчеркнула все значение непрерывности получения достоверных разведданных. Германцы, не имея хорошей разведки, оказались застигнуты врасплох.
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

6 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти