Как Россию лишили плодов победы над Турцией

Как Россию лишили плодов победы над Турцией

140 лет назад, в июле 1878 года, был подписан Берлинский трактат. Россия под давлением Запада была лишена значительной части плодов своей победы над Турцией.

После заключения Сан-Стефанского договора (Как Россия потеряла исторический шанс занять Константинополь и проливы), который в целом устраивал Россию и балканские страны, Австро-Венгрия предложила собрать международный конгресс для обсуждения условий мира между Россией и Турцией, а не только статус проливов, на что раньше соглашался Петербург. Русское правительство дало согласие на обсуждение условий, имеющих «европейский характер».


Уступчивость Петербурга была связана с тем, что с самого начала войны с Османской империей русское правительство опасалось обострения отношений с Австрией и Англией. Особенно усилились эти опасения из-за противоречивой позиции Германии. Так, в феврале 1878 года германский канцлер Бисмарк произнес речь, в которой заявил, что восточном вопросе он не более как «честный маклер»: его задача – поскорее привести дело к концу. То есть Россия утратила поддержку Германии в восточном вопросе, так как Петербург не захотел пойти навстречу Берлину в французском вопросе. Германия стремилась вторично разбить Францию, чтобы раз и навсегда решить вопрос Эльзаса и Лотарингии и лидерстве в Западной Европе, а Россия мешала германцам это сделать. Не получив поддержки России в этом жизненно важном для Германии вопросе, Бисмарк перестал поддерживать Петербург, хотя изначально был готов оказать помощь русским в разделе Турции. Теперь германский канцлер решил сыграть роль «миротворца», что укрепить позиции Берлина в европейской политике, усилить англо-русские противоречия. Теперь он «советовал» России в интересах мира согласиться на конгресс.

Русские правительство, опасаясь войны с коллективным Западом и повторения крымского сценария 1854 – 1856 гг., примирилось с необходимостью отдать условия мира с Турцией на суд и решение европейского конгресса. Главнокомандующие Балканской и Кавказской армиями великие князья Николай Николаевич и Михаил Николаевич, военный министр Милютин, министр финансов Рейтерн и канцлер Горчаков – все считали, что дальнейшая война опасна. Русское правительство после завершения боевых действий не сократило вооруженные силы, а, наоборот, увеличило их на 200 тыс. человек. Были разработаны планы боевых действий на Кавказском и Балканском театрах на случай войны с коалицией Англии, Австро-Венгрии и Турции. Но в целом правящих кругах преобладало мнение, что при международной изоляции России, при истощении военных и финансовых ресурсов страны трудно рассчитывать на победу в войне. «Даже военные… критиковали войну, — писал П. А. Шувалов, — они открыто говорили, что у нас нет больше достаточных военных средств, чтобы продолжать борьбу… Я застал в Петербурге двух главнокомандующих. Они заклинали меня сделать всё возможное, чтобы предотвратить продолжение войны».

Стоит отметить, что опасения Петербурга были преувеличены. С Бисмарком можно было договориться за счёт Франции. Париж не мог помешать России решать турецкий вопрос из-за катастрофы 1870 – 1871 гг. Германия легко парировала любые враждебные действия Франции в отношении России. Позиция Германии уравновесила бы враждебность Англии и Австрии. Англичане могли выставить только флот и небольшой десантный корпус. В ответ Россия заняла Константинополь и проливы, лишив британцев возможности нас атаковать. Австрия не решилась воевать с русской армией один на один – при условии дружественного нейтралитета Германии, выступления против неё усиленной Сербии и возможности активизации национального движения и развала «лоскутной империи» Габсбургов. Однако Петербург не решился пойти на такой решительный шаг в отношении своих западных «партнеров» и решить тысячелетнюю задачу русской цивилизации (захват Царьграда-Константинополя и проливов Босфор и Дарданеллы).

Прозападная матрица доминировала в Петербурге (что стало одной из главных предпосылок катастрофы 1917 года) и русское правительство попыталось договориться с Западом. Практически всегда такие соглашения были в ущерб национальным интересам России. Так, в конце марте 1878 года Игнатьев был направлен в Вену, чтобы договориться с австрийцами. Петербург хотел изолировать Англию на конгрессе. Однако аппетиты Вены выросли. Австро-Венгрия претендовала теперь уже не только на Боснию и Герцеговину, но и хотела получить в той или иной форме политический и экономический контроль над всей западной частью Балканского полуострова. С этой же целью Австрия стремилась отодвинуть границы Болгарии как можно дальше на восток. Чтобы обеспечить себе свободный проход на Салоники, к побережью Эгейского моря, Вена выступала также против присоединения Ново-Базарского санджака к Сербии и Черногории и его раздела между ними. Австрия не желала усиления Сербии. Россия не могла уступить господство над западной частью Балкан Австро-Венгрии. В итоге миссия Игнатьева не привела к успеху.

Тем временем Лондон делала вид, что готов воевать, если Петербург не уступит. Глава британского кабинета Дизраэли (лорд Биконсфильд) делал демонстративные военные приготовления. Ушёл в отставку лорд Дерби, не желавший обострения отношений с Россией. В Петербурге были напуганы. 18 марта 1878 года царь Александр Второй написал своему брату: «Англия ищет только предлога, чтобы объявить нам войну». Хотя на самом деле Англия не была готова к войне. Британцы привыкли действовать чужими руками, получая затем основные выгоды от конфликта. Кроме того, преемником Дерби стал лорд Солсбери. Он также сомневался в необходимости конфликта с Россией. Солсбери считал, что Россию надо напугать, чтобы сделать её более сговорчивой, а затем заключить соглашение, выгодное Англии. Это также традиционная политика англосаксов (в частности, нынешний президент США Трамп действует схожим образом).

Таким образом, британцы добились уступок со стороны России. 30 мая 1878 года было подписано англо-русское соглашение. По этому соглашению граница Болгарии отодвигалась от Константинополя за оборонительную линию Балканских гор. Англия не возражала против передачи России Батума и Карса и против возвращения ей Бессарабии. От Баязета Россия отказывалась. Англичане получали компенсацию – захватив Кипр. То есть Британия получала военно-морскую базу в восточной части Средиземного моря. Турция вынуждена была уступить Кипр. 6 июня 1878 года Англия и Австрия подписали соглашение о проведении согласованной политической линии на предстоящем конгрессе. Вена согласилась с Лондоном по поводу болгарского вопроса. Британцы и австрийцы условились не допускать расширения болгарской территории южнее Балканского хребта и ограничить срок пребывания русских войск в Болгарии 6 месяцами. Англия поддержала притязания австрийцев на Боснию.

Конгресс открылся 13 июня 1878 года в Берлине. На нём участвовали шесть великих держав и Турция. Представители балканских государств были допущены в Берлин, но не являлись участниками конференции. Делегации великих держав представляли Бисмарк Горчаков, Биконсфильд, Андраши, Ваддингтон и Корти (Германия, Россия, Англия, Австро-Венгрия, Франция и Италия). Положение русской делегации было тяжелым. Англия и Австрия были открытыми врагами. Бисмарк – «честным маклером» (Россия ему не ничего не предложила). Париж в это время забыл, что Петербург защищал его от нового удара Германии и сменил русскую ориентацию на английскую, поддержав позицию Британии. Французы надеялись на понимание Англии в колониальных делах и на сотрудничество в Турции (Англия и Франция превращали Османскую империю в свою полуколонию). Италия, не игравшая серьёзной роли в европейской политике, придерживалась английской ориентации.

Основные споры шли по поводу границ Болгарии и объеме прав султана в южной части Болгарии, расположенной к югу от Балканских гор. Здесь было решено создать автономную провинцию Османской империи – Восточная Румелия. Выход к Эгейскому морю она не получила. Вскоре после открытия конгресса сведения об англо-русском соглашении попали в печать. Это вызвало скандал. Английское общество упрекало правительство в излишней «уступчивости». В результате Англия заняла ещё более непримиримую позицию. 20 июня Дизраэли из-за разногласий по поводу судьбы Восточной Румелии, Варны и Софийского санджака даже угрожал покинуть конгресс. В конце концов при посредничестве Бисмарка спорные вопросы были решены: британцы дали согласие на передачу Варны и Софийского санджака Болгарии; русские уступили, дав право султану держать войска в Восточной Румелии. Срок пребывания русских войск в Болгарии был установлен в 9 месяцев. Россия получила право организовать государственную власть в Болгарском княжестве, но при участии консулов других держав.

Вопрос об оккупации Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины прошёл сравнительно гладко. Россия придерживалась обязательств данных ещё по Будапештской конвенции 1877 года. Англия и Германия поддержали Австрию. Турция возражала, но её мнение не приняли во внимание. Очень негативно восприняла эту ситуацию Италия. Итальянцы были недовольны усилением австрийцев в западной части Балкан и требовали «компенсации». Но особого успеха не добились.

Новый кризис едва не вызвал вопрос о русских приобретениях на Кавказе. Британцы утверждали, что по соглашению от 30 мая они не давали России санкции на присоединение Батума, а согласились лишь на его оккупацию. В обмен на уступку в этом вопросе они требовали право прохода через проливы в Чёрное море для британского флота. В итоге Батум отдали России, объявив его свободным портом. Россия также получила Карс и Ардаган. Баязет оставили за турками. Также конгресс оставил без изменений пункты Сан-Стефанского договора о Бессарабии, Добрудже, о независимости Сербии, Черногории и Румынии. Попытка Турции сохранить в какой-то форме зависимость Сербии и Румынии (право взимать дань) была поддержана Англией, но без успеха. Режим проливов остался без изменений.

13 июля 1878 года конгресс завершил работу подписанием Берлинского трактата, изменившего Сан-Стефанский договор. В итоге из Северной Болгарии, ограниченной Дунаем на севере и Стара Планиной на юге, было образовано княжество, «самоуправляющее и платящее дань» султану. Княжество получило право иметь своё правительство и народную милицию. Временное управление до ввода конституции должно было действовать под руководством русского комиссара. Почти половина болгарского народа осталось за пределами этого княжества. Из другой части Болгарии, расположенной к югу от Балканских гор, создавалась автономная провинция Османской империи под названием Восточная Румелия с христианским генерал-губернатором во главе, назначаемым Портой с согласия великих держав на пять лет. Султан сохранял право защищать морские и сухопутные границы, сооружать укрепления и держать войска в области. То есть Южная Болгария оставалась в зависимости от Турции.

Коллективный Запад лишил Россию значительной части плодов победы русского оружия. В самой России это хорошо понимали. Горчаков писал императору: «Берлинский трактат – самая черная страница в моей служебной карьере». Александр II приписал на этом письме: «И в моей тоже». Петербург поддался на давление Лондона и Вены, и не смог защитить национальные интересы, решить стратегическую задачу по захвату Константинополя и проливной зоны. А захват Константинополя, Босфора и Дарданелл обеспечил бы южное стратегическое направление и давал России мощный стратегический плацдарм на Средиземном море и Ближнем Востоке. На Западе это также отлично понимали, поэтому приложили все усилия, чтобы испугать Петербург новой войной и заставить русское правительство пойти на «соглашение».


Хозяева Запада (в лице Англии и Австрии) продолжили работу по превращению Балкан в «пороховой погреб» Европы. Национальные интересы балканских народов были грубо попраны. Болгарский народ лишили единства, которое ему обеспечивало Сан-Стефанское соглашение. Славянские Боснию и Герцеговину передавали из османского владычества под австрийское. Границы Сербии урезали, что ударит по национальному самолюбию сербов (позднее славянские тайные общества используют для разжигания уже мировой войны). В среде славянской политической элиты и интеллигенции авторитет Петербурга будет сильно подорван. Кроме того, Англия и Австрия воспользовались русской победой и продолжили свою колониальную экспансию: британцы отняли у Турции Кипр, австрийцы – Боснию и Герцеговину.

Русско-турецкая война и Берлинский конгресс привели к фактическому распаду «Союза трех императоров». Интриги Лондона и ошибки Петербурга привели к тому, что Англии удалось разорвать очень опасный для Запада потенциальный союз Германии и России. Империя Габсбургов и Россия, как показали войны 1853 – 1856 и 1877 – 1878 гг., были стратегическими противниками на Балканах. Россия имела возможность возглавить славянское движение, поддержать амбиции Серии, а это вело к развалу «лоскутной империи» Габсбургов. Поэтому в Вене боялись, что Россия займет доминирующее положение на полуострове, что превращало Австро-Венгрию в державу второго ранга. Вена начинает искать союза против России с мощной Германией. Германия же, не получив поддержки России против Франции (Бисмарк желал повторного разгрома французов), стала поддерживать Габсбургов. Военный разгром и революция в Австро-Венгрии вели к развалу Австро-Венгерской империи, к расширению России и появлению новых славянских государств, которые могли попасть в русскую сферу влияния. Это не устраивало Берлин. Поэтому в Берлине предпочитали сохранить Австро-Венгрию, враждебную России, и постепенно усилить её политическую, военную и экономическую ориентацию на Германию. Это стало ещё одной из предпосылок будущей мировой войны.

Из положительных явлений, связанных с русской победой, можно отметить продолжение национального освобождения балканских народов от османского ига. Победа России в войне с Турцией привела к воссозданию болгарской государственности. Россия много сделала в области создания болгарской национальной государственности. Для этого было создано Гражданское управление. В стране были созданы органы суда, введена конституция. Её проект был разработан в Петербурге специально созданным Особым совещанием. Тырновская конституция 1879 года была для своего времени наиболее демократической в Европе, и наделяло Народное собрание широкими правами.

Россия обеспечила независимость Болгарии, создав её вооруженные силы. 28 июля 1878 г. Д. А. Милютин писал, что после Берлинского конгресса вся дальнейшая судьба христианского населения по обеим сторонам Балкан зависит от того, насколько мы успеем в продолжение девяти месяцев оккупации края создать сильную национальную стражу. Только при этом условии можно надеяться, что, несмотря на всю уродливость искалеченного в Берлине ребенка, он может остаться в живых и со временем окрепнуть, развиваться. При помощи России в Болгарии сформировали хорошо оснащенную и обученную армию, которая включала пехоту, кавалерию, артиллерию и инженерные части. В армии (Земское войско) было 21 тыс. болгар и более 3 тыс. русских. Её ядром стало Болгарское ополчение, принимавшее активное участие в освобождении страны. Россия вооружила и оснастила армию Болгарии, подготовила национальные военные кадры.

Чтобы защитить Южную Болгарию (Восточную Румелию) от турецкого вторжения там создали народную милицию, куда из Дунайской армии и военных округов России направляли офицеров болгарского происхождения. Были сформированы также сельские караулы и созданы склады оружия, чтобы при необходимости вооружить народ. При милицейских дружинах, при складах оружия и русских частях организовали обучение добровольцев-призывников (в системе сельских караулов и призывников обучалось до 28 тыс. человек) Кроме того, массово создавали стрелково-гимнастические общества (в них насчитывалось более 64 тыс. человек). Так, русская армия помогла защитить Болгарию от турецких происков и отстоять независимость после ухода русской армии. В 1885 году произошло воссоединение обеих частей Болгарии в единое государство.

Таким образом, ход истории привёл к тому, что русский солдат кровью своей освободил болгар и другие угнетенные народы Балканского полуострова от длительного владычества Османской империи. Также русские освободили от османского ига и часть армянского народа и тем самым спасли тысячи армян от массового физического истребления их турками.
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Война 1877-1878 гг.

«Константинополь должен быть наш...» 140 лет назад Россия объявила войну Турции
«Турция должна прекратить существование»
Как Англия вела борьбу с Россией с помощью Австро-Венгрии и Турции
Как Россия спасла Сербию от разгрома
Русская армия накануне войны с Турцией
Русский Черноморский флот накануне войны с Турцией
Турецкие вооруженные силы
«Только на берегах Босфора можно действительно сломить владычество турок...»
Турецкое командование собиралось устроить русской армии «балканские Канны»
Как Англия в 1877 году попыталась повторить «крымский сценарий» по разгрому России
Выступление Черногории на стороне России отвлекло крупную группировку турецкой армии
Битва за Дунай
Битва за Дунай. Ч. 2
Штурм Ардагана
Драмдагское и Даярское сражения. Неудача русской армии у Зивина
140 лет героической обороны Баязета
Как рухнул план «русского блицкрига» на Балканах
Прорыв отряда Гурко в Забалканье
Как "Лев Плевны" дал русской армии кровавый урок
Переход Дунайской армии к стратегической обороне
140 лет героической обороне Шипки
«Будем стоять до последнего, ляжем костьми, но позиции не сдадим»
«На Шипке всё спокойно…»
Поражение турецкой армии при Ловче
Как Скобелев едва не взял Плевну
Блистательная победа русской армии в Авлияр-Аладжинском сражении
Ночной штурм Карса
Разгром турецкой армии Осман-паши и падение Плевны
Прорыв русской армии через Балканский хребет
"Здесь прошли русские войска и воскресили славу суворовских и румянцевских чудо-богатырей"
Штурм Шипко-Шейновских позиций турецкой армии
"Константинополь должен быть наш!"
Как Россия потеряла исторический шанс занять Константинополь и проливы
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти