Бронированный кулак Эрдогана. Танк Altay

Весь XX век Турция закупала танки за рубежом: в СССР (Т-26 в 1935 году), во Франции (Renault FT-17 и R35) в Великобритании (Vickers Garden Loyd и Garden Loyd M1931, Vickers 6ton Mk E и 13 Vickers Mk VIb), в фашистской Германии (PzKpfw III и IVG), в ФРГ (Leopard I и II), в Израиле (М60Т Sabra) и в США (M60). Со временем турецкое машиностроение сумело даже освоить азы модернизации танков – так были доведены до удовлетворительного состояния Леопарды и М60. К началу XXI века в турецком истеблишменте пришли к выводу о необходимости создания собственного танка, тем более что плюсов от такого шага немало. Во-первых, собственный танк оказывается дешевле, чем организация лицензионного производства предлагаемых Leopard, Leclerc, Т-84-120 «Ятаган» и другой подобной техники. Во-вторых, самостоятельная политика Турции могла закономерно вызвать неудовольствие части стран НАТО, поставляющих бронетехнику и комплектующие с последующим эмбарго. Что и случилось после подавления неудачной попытки свержения власти в Турции. В-третьих, страна, претендующая на ведущие роли в регионе, должна обладать собственными компетенциями в области разработки оборонной техники. И, наконец, в-четвертых, будущий танк может вполне стать доходным экспортным товаром, ведь Турция давно и успешно торгует оружием.

Первые деньги были выделены в марте 2007 года, когда в присутствии премьер-министра Эрдогана был подписан контракт с фирмой Otokar Otomotiv ve Savunma Sanayi на 400 млн. долларов. По заверениям руководства Otokar, к началу 2017 года на разработку танка были дополнительно потрачены порядка 1 млрд. долларов из собственных средств фирмы. С самого начала турки не планировали самостоятельно справляться с задачей и пригласили для технической поддержки южнокорейскую Hyundai Rotem, известную прежде всего по танку K2 «Чёрная пантера». Сообщается, что наравне с Rotem турецкие оружейники рассматривали немецкую KMW, но требование полностью передать технологии Leopard 2 были отвергнуты немцами. А корейцев смогли убедить поделиться секретами K2. Otokar также достаточно известна в оружейный кругах: лёгкий броневичок Cobra, который Грузия выставила против Южной Осетии в 2008 году, — её рук дело.






Первые опытные образцы Altay на военной базе Адапазары. 5 ноября 2012 года. Источник: andrei-bt.livejournal.com

В соответствии с западной модой будущий ОБТ назвали в честь героя Турции генерала Фахреттина Алтая, который освободил третий по численности город Измир от греческих войск в 1919-1923 годах. В августе 2010 года общественности была представлена 3D модель будущей машины, а на IDEF-2011 в Стамбуле красовался полноразмерный макет танка. Инженеры турецко-корейской команды работали в форсированном режиме, и уже 5 ноября 2012 года на военной базе Адапазары показали два опытных Altay в металле. Образец MTR был для ходовых испытаний, а на образце FTR исследовали огневую мощь танка. Фактически турецкая машина представляет собой глубоко модернизированный (и упрощенный) корейский К2 – до 60% технологий были напрямую позаимствованы у «Чёрной пантеры». В том числе и стоимость, превышающую 5,5 млн. долларов.

Как и корейцы, ничего принципиального нового турецкие инженеры не придумали: компоновка классическая, с моторно-трансмиссионным отделением в корме, управлением в носовой части и боевым отделением по центру. Подвеска предполагается гидропневматическая, которая позволит танку демонстративно на показах переваливаться на гусеницах, как умеет его коллега К2. Механик-водитель сидит ровно по центру и ведет наблюдение через три призменных прибора в сдвигающемся люке. От автомата заряжания, реализованного в К2, решено было отказаться, поэтому в башне Altay пришлось искать место для заряжающего, которого разместили слева от пушки. Справа от орудия впереди командира посадили наводчика – два этих члена экипажа делят один люк, открывающийся назад. Башня танка, пожалуй, одна из немногих полностью самостоятельных разработок турецких инженеров, отличающаяся от корейского прообраза более серьезным бронированием. Конструкция её сварная, с развитым заманом в кормовой части, в котором расположили часть боекомплекта (с вышибными панелями), кондиционер и вспомогательную силовую установку.









Первые опытные образцы Altay на военной базе Адапазары. 5 ноября 2012 года. Источник: andrei-bt.livejournal.com

Пушку взяли у собратьев по НАТО немцев – это Rheinmetall Rh 120L/55 со всеми «примочками»: контроль изгиба ствола, термозащитный кожух и эжекционная система. Планируют снарядить Altay 57 унитарными выстрелами – кумулятивно-осколочными, подкалиберными оперенными и осколочно-шрапнельными. Зависимость от немецкой промышленности не совсем устраивает турецкое военное командование, и уже несколько лет компания Makin eve Kimya Endustrisi Kurumu работает над пушкой MKEK 120. Пулеметное вооружение традиционное – 7,62-мм спарен с пушкой, а 12,7-мм на башенном дистанционно-управляемом модуле. Систему управления огнем Volkan III или National Canon разработки фирмы Aselsan взяли у военно-морского флота (платформа TASK), она включает в себя прицельно-наблюдательный комплекс для командира и наводчика с двумя стабилизированными каналами – дневным и ночным. И, конечно, джентльменский набор современного танка — лазерный дальномер и тепловизор. У командира, как и положено, самый впечатляющий обзор в 3600 с возможностью наблюдения вне зависимости от положения башни. Танк умеет регистрировать лазерное облучение, защищаться от ОМП, ставить дымовые помехи (семь дымовых гранатометов в корме башни) и самостоятельно тушить возгорания. На бронирование турки денег не пожалели – применяется композитная броня, возможно, будет динамическая защита, а также бортовые экраны с недешевыми керамическими пластинами. Курирует заработку бронезащиты турецкая фирма Roketsan. На данный момент остается открытым вопрос об оснащении Altay комплексов активной защиты.

Сложности у турецкой оборонной промышленности начинаются при упоминании о силовой установке танка – собственной разработки у инженеров нет. Предполагалось установить немецкий турбодизель MTU Friedrichshafen мощностью 1500 л.с., но ФРГ уже в 2016 году обозначила, что, после подавления революции в Турции, с поставками могут быть проблемы. И трансмиссия у танка также импортная – немецкая Renk. Австрийский вариант силовой установки от AVL List GmbH и её лицензионное производство на территории Турции также приказали долго жить после санкций Евросоюза. Курировала совместную австрийско-турецкую разработку компания Tumosan, которая с 1975 года специализируется на производстве тракторных 3- и 4-цилиндровых дизелей мощностью не более 115 л. с. Были попытки переговоров с японцами, но Mitsubishi Heavy Industries отказалась принимать участие в проектировании турецкого танкового двигателя. В итоге контракт на разработку силовой установки и трансмиссии в феврале 2018 году отдали турецко-катарской ВМС. Компания близка ко двору Эрдогана, так как находится под контролем Эдхема Санджака, близкого друга правителя Турции. Мотор планируют создать мощностью 1800 л. с. с минимальным привлечением импортных комплектующих. Это должно придать 60-тонной машине приемлемую динамику в пределах максимальных 70 км/ч. Именно вопрос силовой установки и трансмиссии является главным, из-за чего с таким опозданием к середине 2018 года Altay встаёт на стапеля предприятий BMC. Очевидно, оснащать машины будут силовыми установками, поставленными в Турцию до введения санкций Евросоюза. Примечательно, что правительство Турции отказало компании-разработчику Otokar в контракте на производство Altay. Это, пожалуй, впервые в истории танкостроения, когда одна компания ведет разработку машины, а совсем другая занимается производством. Видимо, Otokar совсем в плохих отношениях с турецким руководством. ВМС планируют собрать в первой очереди 250 машин, а общее количество танков в армии Турции к середине 2020-х должно составить не более 1000.











Altay AHT (Asimetrik Harp Tanki — танк асимметричной войны) на IDEF-2017. Источник: i-korotchenko.livejournal.com

Ещё не встав на производство, Altay уже обзавелся модификацией AHT (Asimetrik Harp Tanki, танк асимметричной войны), которую разработчик Otokar представил на IDEF-2017. Машина стала ответом на результаты операции «Щит Евфрата», в ходе которой бронетанковые подразделения Турции понесли ощутимые потери от курдских полупартизанских формирований. Altay AHT оснащен противокумулятивными экранами, динамической защитой от неизвестного разработчика и дополнительно усиленным днищем. Командир получил выдвижной «перископ» Yamgoz с тепловизором, позволяющий вести наблюдение за полем боя из укрытия. По последней моде Altay оснастили бульдозерным отвалом для расчистки завалов, системой подавления радиоуправляемых фугасов и даже акустической системой обнаружения работы стрелкового оружия, на которое в автоматическом режиме наводится 12,7-мм пулемет. На данный момент неизвестно, что из всего этого будет реализовано в серийном танке, так как это инициативная разработка Otokar. На этой же выставке IDEF-2017 был показан традиционный вариант, наряженный в маскировочный комплект-накидку.









Altay в маскировочной накидке на IDEF-2017. Источник: i-korotchenko.livejournal.com

Чего можно ждать от турецкого «танка будущего»? По мнению экспертов, уже появившись на свет, Altay устарел: ни пушка, ни системы защиты, ни силовая установка не соответствуют современным и перспективным требованиям к бронетехнике. Уровень турецкой машины примерно равен Т-90 начала 2000-х годов. Тем не менее, как только решат проблему с силовыми установками, Altay будет постепенно заменять серии Leopard и M60 в турецких бронетанковых войсках и, вполне возможно, будет поставляться на экспорт. Среди возможных претендентов на покупку: Азербайджан, Пакистан и страны Персидского залива. Осталось только провести маленькую победоносную войну, чтобы доказать всю мощь бронированного кулака Эрдогана.
Автор:
Евгений Федоров
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти