Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Часть 4. Обучение и смотры войск. Служба мирного времени. Награды

Обучение войск. Лагеря.

Древнеегипетские войска, как увидим позднее, реализовывали достаточно сложные маневры - как на поле боя, так и на театре военных действий. Они умели искусно расположиться для боя и занять позиции, реализовывали меры охранения как на походе, так и на биваке, умели получать нужные сведения о враге, могли ловко биться в одиночном бою – и предпосылкой являлась основательная подготовка в мирное время и серьезное индивидуальное обучение.






Памятники сообщают, что войска обучались в мирное время уже в эпоху Древнего царства. Они же повествуют об обучении вспомогательных войск египетскими командирами. Такие же сведения имеются и применительно к эпохе Нового царства (Надп. Уна. Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 146 сл.; Пап. Anastasi III (VII 5); Chabas, Voy. D' un. eg. 65).

Обучение включало приемы рукопашного боя, гимнастику, бег и маршировку (как индивидуально, так и в составе отрядов), фехтование на копьях и стрельбу из лука. Последнее занятие считалось очень важным – им не пренебрегали даже цари: часто на картинах изображен царь, которого обучает стрельбе бог войны Сет (на плите между ног большого Сфинкса, у Великих пирамид мы читаем, что Тутмос IV занимался стрельбой из лука; Бругш. Ист. Ег. пер. Власт. 385; Masp. Hist. anc. 1895, II, p. 219.).

Мишенью для стрельбы из лука служила укрепленная на шесте небольшая деревянная доска – это и изображено на гробничном рисунке (Prof. Weisser, Bilder-Atlas, Aegypten).

Для одновременного выполнения различных построений и передвижений применялись команды и сигналы. Изображения войск на настенных картинах очень часто показывают барабанщиков или трубачей, обернувшихся лицом к строю и подающих сигналы. Ряд текстов говорит о подъеме войск (посредством барабанного сигнала) с бивака (Chabas, Voy. d'un eg. p. 52; pap. Anastasi I (XVII.2 – XVIII.2).

В мирное время курс обучения включал сосредоточение войск в определенных пунктах, совместные занятия и т. д. О таких лагерях имеется указание Манефона – последний отмечал, что эпоху гиксосских царей (до 1700 г. до Р. X.) ежегодно каждое лето в укрепленном лагере при Ха-Уаре собирались войска, осуществлявшие различные занятия и упражнения – причем их посещали и цари (Маsр. Hist, anc., 1876, p. 171; Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 239.). А один из царей даже организовал такие упражнения у границы - для «возбуждения страха в иноземцах». Т. о., указывается, что занятия (фактически нечто похожее на маневры) проводились в поле – ведь иначе показать сосредоточение войск, «возбудив страх», невозможно. Подобный лагерь находился и у города Пи-Рамеесу - в более позднюю эпоху (XIX д., после 1400 г. до Р. X.) (Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 239 сл.; Chabas, Voy. d'un eg. p. 65, pap. Anastasi III (VII,2)).

Служба мирного времени.

Кроме этого, войска в мирное время войска несли достаточно разнообразную службу – начиная с эпохи Древнего царства. Войсковые отряды придавались транспортам, передвигавшимся из рудников, конвоировали преступников, сопровождали разнообразные экспедиции (Надп. Хирхуфа, современ. VI д. (ок. 3200 г. до Р. X), в его гробнице близ Елефантины, Schiaparelli, Una tomba, etc., p. p. 35 - 3; Erm. Aeg. u. aeg. Leb. II, s. 690; Brugsch, Aegypt, s. 227; L. D. II, 122, 138, 149.).

Тоже самое наблюдается и относительно позднейших эпох (Так например, при Рамессу IV (XX д., ок. 1166 г. до Р. X.), к экспедиции отправленной в каменоломни Хамамата, был придан военной отряд численностью около 6000 человек. Надпись в дол. Хамамат, Brugsch, Aagypt 227; L. D. III, 219.).

Войска несли гарнизонную службу (в т. ч. и за пределами государства) – поддерживая спокойствие и порядок в вассальных странах и охраняя рудники, каменоломни и колодцы, станции - многочисленные надписи (на скалах, в гробницах и т. п.) свидетельствуют об этом факте. Особенно развился этот вид службы в Новом царстве (Chabas, Voy. d'un eg. p. p. 63—65, 67—69; idem, Melanges egyptol. I, p. 52; Гарнизон в 800 евреев в дол. Хамамат, L. D. III, 219, е; pap. Anastasi III, verso VI 4; pap. Anastasi I (XVII 2—ХХIII 2) V (XII.3); Надп. в гробн. Амени (Бени-Гассан), L. D. II, 132, 137с, 149d, 150а, III, 140с, 1, 17.).





Неслась и пограничная служба – бдительная и строгая во все эпохи. Пограничные крепости и укрепления имели свои гарнизоны - и никто не мог пересекать границу, не записав у коменданта имя, цель и место путешествия (в некоторых случаях необходимо было иметь и пропуск в письменный форме). Любопытный остаток таких отметок дает нам папирус Anastasi III (Brm. Aeg. u. aeg. Leb. II, s, 708. Папирус Anastasi III (IV— VI, verso)).





И ко всему этому следует добавить караульную службу, которую несли войска в царских дворцах, при казначействах, различных складах и т. п.

Инспекторские проверки.

Проверка состояния войск, осмотр снаряжения и вооружения – цель регулярно проводившихся инспекторских смотров. Курьезно то, что и офицерское снаряжение подлежало на этих смотрах проверке (Masp. Hist, anc. 1876, p. 268; pap. Anastasi III.).

Такие смотры установились уже в Древнем царстве - по крайней мере Уна, рассказывая об одном из своих походов, который он проводил с только что организованным постоянным войском, замечает, что после достижения границы был произведен инспекторский смотр, а уже затем двинулись дальше (Надп. Уны. Еrm. Aeg. u. aeg. Leb. II, s. 689.).

Для инспекции войск, возглавляемых высшими начальниками, командировались либо особые высшие должностные лица, либо смотры даже проводились самим царем – об этом свидетельствует Манефон, описывая приезды царя в укрепленный лагерь при Ха-Уаре. Царь, как упоминалось ранее, проверял получение войсками провианта и жалованья (Эпоха Нового царства. Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 239; Brugsch, Aegypt. s. 245; L. D. II, 133, 152; III, 5).

Смотры и парады.

Для поднятая морального духа войск, для смотров и проверки обучения, а также для того, чтобы и население могло увидеть военную силу своего государства, производились царские смотры и парады - в виде торжественных триумфальных шествий войск, при возвращении армии из походов и в других случаях.

Так из описания лагеря у города Пи-Рамессу (во времена XIX дин.), мы видим, что войскам производился смотр их военной подготовки (Chabas, Voy. d'un eg. p. 65. Пап. Anastasi III (VII,5)).

Также известно, что для возвращавшихся из похода в страну Куш войск (эпоха царя Хоремхеба, XVIII д. ок. 1400 г. до Р. X.) организовали торжественное вступление в Фивы. Картина, изображающая этот триумф, демонстрирует, что воины несут царя на переносном троне. Царь окружен сановниками и высшими военачальниками, а затем идет войско во главе с трубачами. Затем ведут пленных, несут трофеи. И навстречу кортежу движется процессия жрецов.

При Рамессу II, (ок. 1338 г. до Р. X.), войска уже на границе встречались депутацией жрецов от важнейших храмов государства, высшими чиновниками, знатью и огромной толпой народа. Украшенные цветочными гирляндами депутации обращались с приветственными речами к царю. А последний во главе армии вступал в Египет - ведя с собой массу заложников и пленных, неся богатую и разнообразную военную добычу (Надписи в пещерах Сильсилиса и в Карнакском храме. Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 340, 427 сл., 438 сл.; Еrm. Aeg. u. aeg. Leb. II, s. 703; L. D. III, 128. Надп. военачальника Аменемхиба, в гробнице Фивского некрополя, рассказывает о триумфе и смотре войск при Тутмосе III (XVIII д. походы ок. 1481 г. до Р. X.) и также триумфальное вступление имело место и при возвращении из походов против Хета при царе Сети I (XIX дин. ок. 1366 г. до Р. X.)).



Сведений о смотрах и парадах более древних эпох не имеется.

Войсковые праздники.

В благодарность богам за одержанные победы и в ознаменование последних, учреждались специальные военные праздники.

Надписи в гробницах и картины упоминают праздники в честь победоносных войн и походов, установленные великим царем-полководцем Тутмосом III (XVIII д. ок. 1481 г. до Р. X.). Их было 3 в году - по 5 дней в каждом. Также упомянуты и праздники, установленные царем Аменхотепом IV (XVIII д., ранее 1400 г. до Р. X.) (Надп. гробниц Тель-эль-Амарны и военач. Аменемхиба близ Фив; Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 327, 340 и 415; Bissing, Tafel v. Karnak).

Установление таких военных праздников следует отнести к Новому царству.

Награды по службе.

Для поощрения усердия по службе, личной храбрости и для того чтобы вызвать соревнование среди воинов, были установлены награды - помимо повышения в должностях, они включали и различные ценности. Военачальник Аамес (время XVIII дин.), упоминает награду, состоявшую из «золотого дара» (в основном - золотые нагрудники) и почетного титула: «витязь царя». Военачальник Аменемхиб (та же эпоха) также сообщает о наградах за храбрость - в виде золотых цепей на шею, колец и «золотого льва».

Эти «золотые дары» не были произвольными - они давались в известной последовательности, как современные ордена. Более-менее стройный характер наградная система приобретает к эпохе Нового царства.

Курьезна информация, которую нам дают памятники – о том что в доказательство личной храбрости следовало предоставить либо живых пленников либо правые руки (последнее касалось только периодов войн с народами, которые имели обычай обрезания; тогда как у необрезанных врагов отрубались другие части тела (Надп. военач. Аамеса (гробн. близ Ель-Каб) и Аменемхиба (гробн. близ Фив); Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 253 сл., 335 сл.).

Продолжение следует...
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти