Викинги у себя дома (часть 1)

Смирные мне смерды
В мирном поле милы.
(Сигурд Крестоносец. Поэзия скальдов. Перевод С. В. Петрова)



Находки в Осеберге и Гокстаде проливают свет на образ жизни богатых и могущественных, но мало что рассказывают о повседневной жизни рядовых викингов. А так как они строили свои дома из дерева, то от них тоже мало что осталось, кроме ям и канав, по которым можно определить их размеры. В настоящее время благодаря кропотливой работе археологов удалось выяснить, как жили в Скандинавии эпохи походов викингов фермеры и селяне; и создается такое впечатление, что те, кто в то время оставался дома, отличался куда менее диким нравом, чем те, кто уходил за море. Во всяком случае, жили они своим трудом, а не разбоем, и были людьми очень умелыми и трудолюбивыми.


Этот испещренный рунами камень из Хиллерсье, Швеция, — один из самых замечательных образцов рунической письменности, сохранившихся со времен викингов (всего найдено более 5000 рунных камней). Руны, извивающиеся затейливым серпантином, рассказывают о женщине, унаследовавшей поместье своей дочери. Это сообщение служит подтверждением одной из особенностей общественной жизни викингов, отличавшейся исключительным для того времени либерализмом, — права женщин на владение собственностью.

Конечно, находки золотых вещей и украшений всегда приятны, но куда важнее для науки карбонизированное зерно и кости людей и животных. Ни одна возможность не осталась неиспользованной. Например, в Дании ученые произвели раскопки на участке, который в эпоху викингов покрывали песчаные наносы и нашли под ним отпечатки ног фермеров, следы колес повозок и борозды, оставленные плугом. Исследования под водой еще больше расширили наши знания о жизни викингов. В Хедебю (Дания) со дна гавани подняли даже кисти для смоления лодок, сделанные из… кусков старой одежды викингов-корабелов. И это дало информацию о том, как викинги одевались. Понятно, что покрой одежды выяснить не удалось, но вот из чего была ткань они узнали…


Длинный дом эпохи викингов. Современная реконструкция.

То есть стало очевидно, что пока одни скандинавы совершали морские походы и сражались на чужбине, другие обеспечивали себя пропитанием не набегами, а животноводством и земледелием. Они занимались охотой и рыбной ловлей, собирали дикие растения, мед и яйца. Собственной земли было достаточно, притом, что сами фермеры трудились не покладая рук. Окрестные земли покрывал лес. И для того, чтобы отвоевать у него новые участки для вспашки, нужно было рубить деревья и расчищать их от камней, которые часто складывали в небольшие пирамиды, долгое время не дававшие покоя археологам – для чего они? Между тем камни просто складывали в кучи по мере того, как фермер запахивал свой надел. Причем в гористой Норвегии люди дорожили каждым кусочком пригодной для пахоты земли.


Котел для приготовления пищи. Национальный музей, Копенгаген.

Климатологам и палеоботаникам удалось определить, что в эпоху викингов в Скандинавии было на несколько градусов теплее, чем раньше и позже этого времени. Успешное развитие сельского хозяйства естественным образом привело к росту населения и освоению новых земель. Мерилом богатства долгое время служили мешки с зерном и количество скота, что порождало с одной стороны конкуренцию между землевладельцами, которым хотелось иметь новые наделы, а с другой вспышки насилия со стороны бедняков, которым такое положение во все времена казалось несправедливым. Деваться таким было некуда, и они охотно вступали в дружины ярлов – морских королей, и отправлялись за богатством на чужбину.

Викинги у себя дома (часть 1)

Брошка-трилобит – являлась излюбленным практичным украшением женщин Скандинавии эпохи викингов. Национальный музей, Копенгаген.

Как жили скандинавские фермеры – хуторами или поселениями? Раскопки в Дании говорят о том, что люди предпочитали селиться сообща. Хотя деревни и были небольшими – шесть-восемь ферм. Зато каждая ферма представляла собой самодостаточный мирок с жилым домом и хозяйственными постройками.


«Молот Тора», амулет и литейная форма для его отливки. Их чаще других изделий находят при раскопках «длинных домов». Национальный музей, Копенгаген.


Раскопки показали, что фермерские хозяйства скандинавов обычно состояло из нескольких домов и построек, и всегда окружалось стеной из необработанных камней, которые свозились к дому с окрестных полей. Дом обычно выглядел как длинное, прямоугольное строение из бревен и дерна, похожее на русскую крестьянскую мазанку. Стены сооружались из плетенки и обмазывались глиной. В одном конце дома находились жилые помещения, в другом — стойла для скота, откуда зимой веяло приятным теплом, а вот неприятный запах, видимо, просто игнорировался. Открытый очаг находился на земляном полу на некотором возвышении в центре жилой части дома, и давал не только тепло, но и свет. Хотя в доме были и жировые светильники, подвешенные к балкам крыши. Вдоль стен шли скамьи, где сидели, спали и работали обитатели дома, располагавшиеся вблизи огня. Трубы в таких домах отсутствовали. Ее роль выполняла дыра в крыше.

Рабочий день типичной скандинавской фермерской семьи начинался еще до восхода солнца. Глава семьи вместе со старшими сыновьями шел в поле пахать или сеять, а женщины и дети оставались дома и занимались тем, что ухаживали за скотиной, кормили домашнюю птицу и пасли коз и овец. Очень много сил отдавалось животноводству. Поэтому летом старались запасти побольше сена, считавшегося главным кормом для скота в зимнее время. Траву специально выращивали, затем косили и складировали в сараях-сеновалах независимо от урожая зерновых. Причем, например, в Норвегии, где из-за климатических условий урожай бывал не слишком высоким, он целиком шел на приготовление пива, по своей энергетической ценности практически не уступавшего молоку.


Ожерелье с молоточками Тора, Уппланд. Национальный музей, Копенгаген.

Дом представлял собой длинное, сараеобразное помещение, возможно с несколькими выгородками, в котором обитатели дома и пищу готовили, и ели, и принимали друзей, и ткали, и стрелы вытачивали, и спали. Освещение было тусклым, а стены и крыша порядком закопченными. Ну, а распоряжался всем этим хозяин фермы – глава семейства, который много работал, но зато и любил демонстрировать свой достаток и щедрость своим друзьям и соседям, устраивая пиры, где подавалось жаренное на вертелах мясо, рыба, просяные лепешки, а летом – овощи, и все это подавалось в огромных количествах, включая пиво, мед и даже вино из ягод и кисловатых яблок, успевавших вызревать за лето.

Вторым по значимости лицом в доме, а во многом даже и первым, была супруга хозяина, чье первенство и авторитет не подвергались никакому сомнению. Ведь уход за огромным, к тому же многофункциональным хозяйством требовал не только огромного труда, но и большого опыта и немалых знаний. Нужно было знать, как лечить мелкие хвори, квасить овощи, печь хлеб, делать вино и варить пиво, готовить еду, а еще прясть и ткать. Главным символом ее власти была связка ключей от дома, хозяйственных построек, сараев и погребов для лежких и скоропортящихся продуктов. Мог быть среди них и ключ от семейной бани или парильни, если только, конечно, хозяйство было достаточно зажиточным, чтобы позволить себе такую роскошь. Эта связка была символом ее власти и получить такую же было заветной мечтой всякой тогдашней девушки! Хозяйка дома доила коров, сбивала масло, делала сыры и набивала колбасы.


Хозяйский ключ. Национальный музей, Копенгаген.

А еще от нее требовалось наблюдение за тем, как ее дочери выполняют свои обязанности по хозяйству: пекут лепешки, готовят еду, чинят одежду и белье. Мужчины приходили с поля обычно не раньше полудня. И тогда на узких столах в центральной зале им накрывалась первая за день трапеза: обычно это была каша в деревянных горшках, сдобренная сливочным маслом, сушеная баранина и свежая рыба – отварная или жареная. После короткого послеобеденного отдыха члены семьи продолжали заниматься своими обязанностями до самого вечера. Тогда в конце рабочего дня ели во второй раз. Эта трапеза была обычно не более обильной, по сравнению с первой, но теперь подавали больше пива.


Еще один ключ. Национальный музей, Копенгаген.

Интересно, что в Скандинавии того времени женщины обладали статусом, в большинстве стран мира просто немыслимом. Арабские купцы, посещавшие поселения викингов в X веке, были поражены той степенью свободы, которую северные женщины имели в семейной жизни, включая и право на развод. «Жена может развестись, когда ей вздумается» — отмечал один из них. Но и этого северянам было почему-то мало: если брак заканчивался разводом, приданое жены муж должен был ей возместить.

По закону, скандинавские женщины могли землей владеть и часто в одиночку ее обрабатывали, в то время как их мужья отправлялись торговать, а то и уплывали за море — искать счастья. Во всяком случае те же самые рунные камни рассказывают над об их хозяйственной сметке. Так, по смерти некоей Одиндисы из Вест-Манланда (Швеция) ее супруг поставил чекмень с такой надписью: «Вовек не прибудет в Хассмюру лучшая хозяйка, способная держать в руках всю ферму». Речь не идет, как видите, о том, что Одиндиса была красива или добродетельна. И о ее набожности речь тоже не идет. Отмечается то, что она была мастерица на все руки, умевшая хорошо управляться с хозяйством.

Причем, женщины занимались не только хозяйством, но и ремеслом, в частности, ткацким. О чем говорят находки археологов в городах викингов.

Как и сегодня, женщины эпохи викингов прилагали немало сил, чтобы найти себе подходящего спутника жизни. Саги содержат многочисленные рассказы о женщинах, которые хвастаются друг перед другом тем, кто имеет лучшего мужчину. Но так было везде. Даже у арабов. Другое дело, что народы Скандинавии проявили новаторство в наделении женщин равными с мужчинами правами, то есть в гендерном отношении их общество было в достаточной степени «обществом равных возможностей». Женщина эпохи викингов могла выбрать себе мужа, а потом не выходить за него замуж, если бы она вдруг этого захотела. И никто бы ее за это не осудил. Однако масштабы этих равных возможностей все-таки были ограничены. Например, только мужчины в эпоху викингов могли появляться в суде. То есть за женщину, если она подавала жалобу в суд, должны были вступаться мужчины – ее отец, братья или сыновья.


Две парные «заколки-черепахи», соединенные либо бусами, либо цепочкой, были одним из обязательных украшений женщины эпохи викингов. Сначала они были вычурными, серебряными или позолоченными, но позднее стали упрощаться, возможно, потому, что поверх них стали надевать платок и вся их красота стала не видна. Национальный музей, Копенгаген.

Саги включают много рассказов о разведенных женщинах и вдовах, которые затем снова вступают в брак. При этом исландские саги описывают большое количество правил развода, что свидетельствует о довольно развитой в то время правовой системе.

Женщина, например, была вправе требовать развода, если становилось известно, что ее муж поселился в другой стране, но только если он не ложился с ней спать в течение трех лет. Однако наиболее типичными основаниями для развода были внезапная нищета в семье мужчины или насилие со стороны мужа. Если мужчина ударял свою жену три раза, то она могла на законном основании потребовать развода.


А вот так их носили на одежде. Кадр из кинофильма «И на камнях растут деревья…»

Женская измена наказывалась тяжело, в вот мужчины могли привозить к себе в дом любовниц, например, привезенных из-за моря в качестве пленниц. Однако власть жены над новыми женщинами в семье была неоспоримой.


Конечно, влюбиться в такую вот красотку было легче легкого! Кадр из кинофильма «И на камнях растут деревья…»

Мы не знаем, часты ли были разводы в эпоху викингов, но право на развод и наследование доказывают, что женщины имели независимый судебный статус. После развода младенцы и маленькие дети обычно оставались со своими матерями, в то время как дети старшего возраста разделялись между семьями их родителей, в зависимости от их богатства и статуса.

Продолжение следует…
Автор:
В.О. Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти