Боливар. Почему его идеи до сих пор актуальны

24 июля 1783 года, 235 лет назад, родился Симон Боливар - человек, во многом перевернувший историю Нового Света. Его вклад в превращение испанских колоний в суверенные государства огромен, а целый ряд стран Южной Америки хранит память о Боливаре и в своих названиях, и в национальной символике, не говоря уже о многочисленных музеях и улицах, названных в честь генерала. Для Латинской Америки фигура Боливара не менее, а то и более значима, чем его современник Наполеон Бонапарт для Европы. Тем более, что Боливар был не только полководцем и политическим лидером, но и одним из идеологов латиноамериканского суверенитета.

На свет Симон Боливар (его полное имя – Симон Хосе Антонио де ла Сантисима Тринидад Боливар де ла Консепсьон-и-Понте Паласиос-и-Бланко) появился в Каракасе – сейчас это столица Боливарианской республики Венесуэлы, а тогда город входил в состав генерал-капитанства Венесуэла. В Южную Америку семья Боливар переехала не столь давно. Отец будущего борца за независимость испанских колоний был баском по национальности, выходцем из города Ла-Пуэбла-де-Боливар в Бискайе. Рано лишившись родителей, Симон Боливар остался под попечением родственников, которые в 1799 г. отправили его учиться в Испанию. Там молодой человек осваивал тонкости юриспруденции, затем перебрался во Францию, где посещал лекции Политехнической и Высшей нормальной школ в Париже.


Боливар. Почему его идеи до сих пор актуальны


В 1805 г. 22-летний Боливар побывал в США. Именно во время поездки в Северную Америку он окончательно утвердился в своих взглядах – добиваться любой ценой освобождения Южной Америки от испанского владычества. Пример США в то время вдохновлял многих латиноамериканских революционеров и в этом не было ничего удивительного, поскольку американским колонистам удалось не только освободиться от власти Великобритании, но и создать полноценное и стремительно развивающееся государство. Впрочем, в родной для Боливара Венесуэле ситуация отличалась от положения в Северной Америке кардинальным образом.

Основную массу населения испанского генерал-капитанства составляли индейцы, метисы и африканские рабы, а белые креолы были меньшинством. Подавляющая часть населения Венесуэлы жила в нищете и была озабочена не борьбой за независимость, а элементарным выживанием. Тем не менее, Боливар и другие молодые креолы прекрасно понимали, что освобождение от Испании даст хотя бы шанс на улучшение социального, политического и экономического положения Венесуэлы и Южной Америки в целом.

Как известно, начало вооруженной борьбы латиноамериканских стран за независимость во многом было приближено бурными событиями в Европе. После того, как под ударами наполеоновских войск рухнула испанская монархия, большинство владений испанской короны в Южной Америке отказались признавать власть Жозефа Бонапарта, провозглашенного испанским королем. 19 апреля 1810 года городской совет Каракаса – главного города генерал-капитанства Венесуэла – сместил генерал-капитана Висенте Эмпарана. В Венесуэле началась гражданская война. Постепенно в Конгрессе венесуэльских провинций возобладали идеи сторонников полной независимости, лидерами которых были Франсиско де Миранда и Симон Боливар. В то время Боливар находился под колоссальным влиянием идей Французского Просвещения и был уверен в том, что провозглашение независимости станет первым шагом к построению справедливого общества.

5 июля 1811 года Венесуэла объявила о своей политической независимости от Испании. Однако гражданская война между сторонниками независимости и войсками, верными испанской короне, продолжалась. 25 июля 1812 года Франсиско де Миранда был вынужден подписать перемирие, уступив лидеру роялистов капитану Доминго де Монтеверде.

Однако Симон Боливар со своими сторонниками прекращать сопротивление не собирались. Они переместились в соседнюю Новую Гранаду (ныне Колумбия), где продолжили боевые действия. В Новой Гранаде было провозглашено независимое государство – Соединенные провинции Новой Гранады. Однако в феврале 1815 г. Испания направила в Южную Америку мощный экспедиционный корпус генерала Пабло Морильо. Симон Боливар бежал на Ямайку, не теряя надежды на скорое возобновление боевых действий. И это ему действительно удалось. Боливар убедил президента Гаити Александра Петиона оказать ему военную помощь, что позволило вскоре высадиться на венесуэльском побережье. В 1816 г. Боливар объявил об отмене рабства в Венесуэле, что привлекло в ряды его армии многочисленных вчерашних рабов.

В 1819 г. войска под командованием Боливара освободили Новую Гранаду. Было провозглашено создание нового государства - республики Колумбии, в состав которой вошли территории современных Колумбии и Венесуэлы, а в 1822 г. – и территория Эквадора (Кито), где также было свергнуто испанское владычество. 24 июня 1821 года боливарианская армия нанесла серьезнейшее поражение испанским войскам в битве у Карабобо, в 1822 г. войска Боливара участвовали в освобождении Перу, где в декабре 1824 г. были разгромлены последние испанские войска на юге Америки. Боливар стал диктатором Перу и правителем названной в его честь новой республики Боливия.



Идеей всей жизни Симона Боливара было не только освобождение Южной Америки от испанского господства, но и образование Южных Соединенных Штатов, в состав которых должны были войти Колумбия, Перу, Боливия, Ла-Плата (Аргентина) и Чили. 22 июня 1826 г. в Панаме был созван конгресс представителей южноамериканских республик, однако к общему знаменателю участники этого мероприятия не пришли. В отличие от идеалиста Боливара, более практичные республиканские элиты не хотели делиться своими возможностями и полномочиями. Более того, Симона Боливара обвинили в имперских амбициях и стремлении стать единоличным правителем Южной Америки.

Перуанцы отобрали у Симона статус пожизненного президента республики, а 25 сентября 1828 г. в резиденцию Боливара в Боготе ворвались его противники. Полководец спасся чудом, но поскольку он пользовался значительной народной поддержкой, ему удалось сохранить власть и подавить выступления своих оппонентов. Но мечта о создании единого южноамериканского государства становилась все менее реалистичной. 25 ноября 1829 года Венесуэла заявила о своем отделении от Колумбии, а в 1830 г. Боливар ушел в отставку и 17 декабря 1830 года скончался в своем доме в районе города Санта-Марта в Колумбии.

Полная героизма жизнь Симона Боливара – гражданского человека, еще в молодости, без всякого военного образования, ставшего полководцем и генералом и громившего экспедиционные испанские войска, оказалась трагической. Нет, он умер своей смертью, не был убит, но на его глазах погибла та идея, верность которой он хранил всю сознательную жизнь – идея объединения Южной Америки в единое и сильное государство. Говорят, что Боливар выиграл 472 сражения. Наверное, подсчитать все подлинные победы войск, которыми командовал этот незаурядный человек, не представляется возможным. Но это и не столь важно. Боливар – один из наиболее почитаемых в Южной Америке исторических политических деятелей, популярность которого можно сравнить разве что с популярностью Эрнесто Че Гевары. В честь Боливара названа целая страна – Боливия. Название «боливар» носит национальная валюта Венесуэлы, а в Боливии денежная единица называется «боливиано». В честь Боливара назван сильнейший боливийский футбольный клуб. Имя легендарного полководца носят провинции, города, улицы в самых разных странах Южной Америки.

Боливар стал тем человеком, который заложил основы будущей латиноамериканской антиимпериалистической идеологии, которую исповедовали в различных вариациях и Фидель Кастро, и Эрнесто Че Гевара, и Уго Чавес, и которой продолжают придерживаться многие современные латиноамериканские лидеры. Социальная справедливость, независимость от внешних сил, объединение близких в языковом и культурном отношении южноамериканских республик – вот те краеугольные столпы, на которых сегодня зиждется латиноамериканский патриотизм.

В чем суть боливарианства (боливаризма) как политической идеологии? Начнем с того, что интерес к фигуре Симона Боливара и его политическому наследию серьезно возрос в конце ХХ века, когда в ряде стран Латинской Америки пришли к власти левые правительства. Несмотря на то, что со времени жизни и борьбы Симона Боливара прошли два столетия, многие его идеи до сих пор остаются актуальными, а если им следовать и претворять их в жизнь, то положение в странах Латинской Америки действительно может измениться.



Еще в 1970-е – 1980-е гг. в Венесуэле началось формирование боливаризма как современной политической концепции, провозглашающей преемственность по отношению к идеям Симона Боливара. Главным идеологом концепции боливаризма стал молодой офицер-десантник Уго Чавес, служивший в одном из спецподразделений венесуэльской армии по борьбе с партизанами. В то время правительственные войска сражались против коммунистических повстанцев, а подразделение Чавеса – конкретно против «Партии Красного флага» - сталинистской повстанческой организации, ориентированной на опыт албанского ходжаизма. Как известно, врага надо знать в лицо, поэтому Уго Чавес стал изучать левую литературу и постепенно проникся к левым идеям большой симпатией. Его, как и многих других молодых венесуэльских офицеров, очень раздражала ситуация, когда в богатой нефтью Венесуэле основная часть населения жила в ужасающей нищете, а страна оставалась полуколонией Соединенных Штатов. В начале 1980-х гг. Чавес, оставаясь на военной службе, основал подпольную организацию «Боливарианская революционная армия-200», которая была затем переименована в «Революционное боливарианское движение-200».

Фактически боливаризм в его современном прочтении представляет собой одну из идеологий «третьего пути», ищущего «золотую середину» между советской моделью социализма и западным капитализмом. По мнению сторонников боливарианской концепции, справедливая экономика должна быть гуманистической, самоуправляющейся и конкурентоспособной. То есть, во главе экономики должен стоять человек, на удовлетворение интересов и потребностей которого и должны быть направлены все усилия государства. Создание достойных условий жизни действительно представляет собой очень актуальную цель в Южной Америке.

В странах, богатых природными ресурсами, с хорошим климатом и выгодным географическим расположением, большинство населения живет в неблагоприятных условиях, что связывается как с присутствием иностранного капитала, вытягивающего все соки, так и с коррупцией, жадностью местной элиты. Чтобы обеспечить человеку достойный уровень жизни, в боливарианской концепции предлагается развитие кооперации, ассоциаций и артелей, которые бы способствовали и дополнительной занятости населения, и появлению новых возможностей для заработка. Но продукция, создаваемая такими предприятиями, должна быть конкурентоспособной на мировом и региональном уровнях, что можно обеспечить лишь при условии научно-технического развития и роста производительности труда.

Когда Уго Чавес пришел к власти в Венесуэле, он действительно сделал все возможное для того, чтобы наладить жизнь простых венесуэльцев. Но, как мы знаем, чудо не случилось. Сейчас Чавеса уже нет в живых, а Венесуэла испытывает множество социально-экономических проблем. Но вина в этом венесуэльского руководства минимальна – страна стала жертвой агрессивной санкционной политики США. Соотношение сил оказалось крайне неравномерным, поэтому Вашингтону удалось довольно быстро добиться полного экономического подавления Венесуэлы.

Конечно, США стремятся всеми силами не допустить масштабных политических и экономических изменений в Южной Америке, поскольку видят в них очень серьезную угрозу для сложившегося мирового порядка. Еще с XIX века американские элиты считают весь Новый Свет своей закономерной сферой влияния, эксплуатируя природные ресурсы Южной и Центральной Америки и стремясь всецело держать под контролем и политическую ситуацию в странах региона.

Однако доминирование США в Новом Свете не может сохраняться вечно, хотя бы потому, что в Южной и Центральной Америке выше прирост населения, страны региона – молодые и развивающиеся экономики. Кто знает, сойдутся ли в обозримом будущем звезды так, что мечта Симона Боливара станет реальностью и Южная Америка не только превратится в экономически благополучный регион планеты, но и перейдет к модели максимальной интеграции на межгосударственном уровне.

Кстати, если отбросить латиноамериканскую специфику, многие положения боливаризма прекрасно подходят и для других регионов планеты. Независимость от американского империализма и его финансовых институтов, развитие социально ориентированной экономики, забота о благополучии своих граждан – разве расходятся эти принципы с теми очертаниями будущего, которые хотел бы каждый настоящий патриот своей страны для своей родины, неважно в Южной Америке ли она находится или в Евразии.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти