Военное обозрение

На один шаг вперёд. Пути развития западных комплексов ПВО и ПРО

27
На один шаг вперёд. Пути развития западных комплексов ПВО и ПРО

Компания Lockheed Martin вместе со своим партнером MBDA разработала зенитно-ракетный комплекс MEADS. Эти две компании совместно работают над комплексом ПВО TLVS для немецкого Бундесвера


По мнению западных отраслевых экспертов, вследствие интенсивного применения противником средств нападения производители мобильных противовоздушных и противоракетных систем придают очень большое значение их функциональной гибкости.

Странам-членам НАТО и их союзникам предлагается ряд мобильных систем в сфере противовоздушной и противоракетной обороны средней и большой дальности, включая Patriot от Raytheon, MEADS (Medium Extended Air Defense System) от MBDA/Lockheed Martin и другие платформы, например, NASAMS разработки Kongsberg и Raytheon. Спрос на них в последние годы растет в связи с изменениями геополитической обстановки в Европе и других регионах земного шара.

По мнению представителя компании Lockheed Martin Марти Койна, по сути, фундаментальные требования особо и не развивались до начала этого столетия, когда началась разработка комплекса MEADS.

«Мы пока сосредоточены на полной всеракурсной угрозе, – сообщил он. – В секторе, с которым мы имеем дело, в сфере баллистических ракет ближней и средней дальности, мы должны иметь средства, которые могут поражать не только баллистические ракеты, но одновременно справляться со всеракурсной угрозой, будь то крылатые ракеты, вертолеты, самолеты или беспилотники».

Продвинутая угроза

Впрочем, «угрозы стали более продвинутыми и более портативными», — добавил Койн. Развитие ситуации с угрозами определило второе и третье фундаментальные требования, которые были встроены в MEADS, что позволило сделать комплекс максимально мобильным и дать ему гибкую сетевую архитектуру.

«Боевой опыт человечества показывает, что вы никогда не будете иметь в своем распоряжении достаточно систем для массированного удара, поэтому вы должны иметь мобильные системы. Кроме того, вы больше уже не можете полагаться на одну "узконаправленную" систему. Нужна функциональная гибкость на основе общей сети, что позволит вам менять компоненты и внедрять новые сенсоры и средства перехвата».

Четвертое фундаментальное требование касается максимальной точности поражения с первого пуска. «Это не изменилось, всё то же самое требовалось и 15 лет назад».

Акцент на данный момент делается на компонентах, интегрированных в сетевую архитектуру. Они постоянно развиваются и такие производители, как например, компания Lockheed Martin, сосредоточились на продвинутых сенсорах и исполнительных элементах и других сопутствующих подсистемах.

«Вам необходимы продвинутые сенсоры, вам необходимы мощные ракеты и тогда, по мере развития новых возможностей, вы должны быть способны интегрировать их без переделки всей системы, – сказал Койн. – Названные фундаментальные требования остаются неизменными с тем, чтобы без проблем справляться с постоянно развивающимися угрозами».

Необходимо обеспечивать адаптируемость системы для того, чтобы экономить время и деньги при интеграции новых компонентов. «Важно понимать, во что бы вы ни инвестировали и, в конечном счете, что бы вы ни развертывали, было бы адаптируемым, то есть вы не должны откатываться назад и переделывать всю систему, чтобы справиться с новыми угрозами».

В настоящее время возможности ракет могут быть усовершенствованы «умным способом» касательно маневренности и особенно дальности действия. Именно этот подход был реализован при разработке ракеты-перехватчика PAC-3 (Patriot Advanced Capability) MSE (Missile Segment Enhancement). «Именно эта концепция работы Lockheed Martin, предусматривающая также тесное взаимодействие с нашим заказчиком, помогает поддерживать технологическое лидерство и сохранять преимущество и одновременно выполнять фундаментальные требования».

Компания Lockheed Martin разработала комплекс MEADS со своим партнером MBDA; две компании работают над этим проектом в рамках созданной ими структуры MEADS International. Основные усилия направлены на разработку немецкого комплекса TLVS, который должен базироваться на MEADS. Германия является лидирующей страной НАТО в области противоракетной и противовоздушной обороны. В марте этого года MBDA и Lockheed Martin создали новое совместное предприятие, TLVS GmbH, задачей которого является выполнение немецкого контракта. Как ожидается, оно станет головным подрядчиком по новому комплексу; в настоящее время ведутся переговоры с Управлением закупок вооруженных сил.

Комплекс TLVS, полностью совместимый с любой страной НАТО, может бороться с продвинутыми баллистическими ракетами ближней и средней дальности, крылатыми ракетами и другими воздушными целями. Его открытая архитектура позволит интегрировать другие средства из других стран в региональные оборонительные системы, при этом она позволяет стрелять ракетами-перехватчиками IRIS-T немецкой разработки.

Акцент на перехвате

Помимо своей деятельности по проектам MEADS/TLVS компания Lockheed Martin производит ракету-перехватчик PAC-3 для комплекса Patriot, которая также войдет в состав комплекса TLVS.

По мнению Джо Деантона, представителя компании Raytheon Integrated Defense Systems, не только угрозы становятся более эффективными, они становятся широко распространенными. Он сказал, что не может обсуждать характеристики угроз и их эффективность по причине секретности, «но вы можете просто взглянуть на заголовки новостных агентств, чтобы оценить их распространение. В прошлом только государственные структуры имели доступ к тактическим баллистическим ракетам или БЛА. Всё изменилось. С распространением этих угроз уравнение расширяется, включая теперь еще и стоимость средств нападения».

Он заявил, что необходимо, чтобы командиры были гибкими при принятии решений о перехвате целей, заметив, что в состав комплекса Patriot входят несколько ракет-перехватчиков прямого поражения, PAC-3 и PAC-3 MSE, и семейство ракет Guided Enhanced Missile (GEM), которые стоят меньше PAC-3 и поражают цели за счет осколочно-фугасной боевой части.

«Они не подходят для всех театров, но исходя из скорости и маневренности ракеты, GEM предпочтительны во многих случаях, – сказал он, добавив, что Raytheon сотрудничала с Rafael в разработке недорогого перехватчика прямого поражения SkyCeptor, предлагаемого Польше. – Если коротко, то мы также смотрим на другие, еще более доступные по стоимости решения, которые позволят справиться с этими дешевыми, но очень опасными угрозами».

По словам Деантона, начиная с 2015 года, комплекс Patriot компании Raytheon был задействован в боевых действиях более 200 раз, перехватив более 100 тактических баллистических ракет. Raytheon «находится на пике зрелости в сфере ПРО и ПВО, при этом мы не всегда рассматриваем интегрированную ПВО и ПРО на уровне систем. Вместо этого компания рассматривает организацию обороны с точки зрения проблем, с которыми сталкиваются ее заказчики, и затем разрабатывает оптимизированные предложения, которые направлены на решение уникальных задач, стоящих перед отдельными заказчиками».

«Решение, которое мы разрабатываем, представляет собой реально оборонительный щит, который включает командование и управление, сенсоры и исполнительные механизмы, объединенные в одну интегрированную архитектуру для обеспечения оборонных потребностей наших заказчиков», — сказал Деантона.

Деантона указал на ряд технологических тенденций, появившихся в последние годы. Например «произошла революция в вычислительных возможностях, и многие компоненты определенно получили преимущество от этого». Так, например, комплекс Patriot получил новый цифровой модуль обработки данных, в котором широко использовано готовое коммерческое оборудование.

Это повышает надежность системы цифровой обработки данных и соответствующих аналоговые компоненты на порядок, что ведет к прогнозируемому увеличению на 40% общей надежности. «Что более важно, это позволяет в перспективе повышать возможности за счет обновления программного обеспечения».

Деантона также указал на интеграцию игровых технологий и технологий персональных компьютеров, заметив, что Raytheon «принимает подобного рода философию и интегрирует ее в достаточно интеллектуальную систему вооружения».

Он заметил, что Raytheon «предложила модернизацию важнейшего компонента комплекса Patriot, что позволит повысить его гибкость, это касается как США, так и их союзников, которые стоят перед растущими угрозами по всему миру». Новая предлагаемая система управления Patriot «вводит 3Д-графику в стиле видеоигр в портативную консоль, которая упаковывается в несколько дорожных кейсов, заменяя тяжелый металлический модуль, который настолько тяжел, что перевозится на грузовике. Теперь же солдаты могут работать с комплексом Patriot из палатки, офисного здания или с любого места, где есть достаточное количество электроэнергии».

По мнению представителя компании MBDA, существует несколько направлений, по которым в последние годы угроза развивалась особенно интенсивно, что оказало влияние на системы ПВО. Например, погода более не является препятствием для воздушных угроз, поэтому «очень важно для зенитных ракет иметь головки самонаведения с надежными всепогодными характеристиками». Кроме того, авиация противника все чаще получает прикрытие в виде постановщиков помех и других систем защиты, «поэтому новейшая головка самонаведения, устойчивая к глушению, должна быть обязательно».

Представитель компании добавил также, что во всё более усложняющейся воздушной обстановке зенитные ракеты должны быть способны использовать преимущества сетевых ресурсов. Наконец, перехвата вражеской платформы запуска, например, самолета, зачастую уже недостаточно, системы также должны быть способны перехватывать небольшие и высокоточные атакующие средства, которые эта платформа запускает за пределами зоны поражения ПВО».


Основной компонент комплекса NASAMS — это центр управления огнем FDC, который служит скорее в качестве узла оперативного управления

Это удар

Американская армия лелеет планы по развертыванию высокоэнергетического лазера мощностью 50 кВт на бронемашине Stryker 8x8 в 2023 году (или раньше), в связи с чем начнет испытания системы в этом году.

В ходе конференции AUSA Global Force, проходившей в марте этого года, несколько высокопоставленных армейских генералов провели с журналистами встречу, на которой обсудили стратегию армейской ПРО и ПВО. В ее рамках армия разрабатывает и испытывает высокоэнергетические лазеры по программе Mobile High-Energy Laser. Армия рассматривает это вооружение в качестве недорогого дополнения систем кинетической энергии, которое способно эффективно бороться с неуправляемыми ракетами, артиллерийскими и минометными снарядами, а также крылатыми ракетами и БЛА.

В соответствии с планом, армия провела испытания высокоэнергетических лазеров мощностью до 10 кВт и недавно установила на бронемашину Stryker в Германии лазер мощностью 5 кВт.

По словам руководителя Управления космической и противоракетной обороны сухопутных войск США, в этом году планами предусматривается демонстрация установки мощностью 50 кВт на тактическом грузовике Heavy Expanded Mobility Tactical Truck. «50 кВт помогут нам понять нашу способность масштабировать и интегрировать ее в Stryker».

По мнению командира артиллерийской школы Армии США генерала Рэдалла Макинтайра, в перспективе эти возможности будут включены в состав боевого формирования, которое включает четыре батареи. Одна из них будет иметь систему направленной энергии, а еще три комбинацию артиллерийских и ракетных систем.

«В этом случае вы получите в свое распоряжение боевое формирование с большим количеством инструментов, — добавил Макинтайр. — Три боевые батареи будут находиться в одних боевых порядках с бригадной группой, а четвертая будет осуществлять общую поддержку приоритетов дивизии и дополнит основные усилия в бою».

Макинтайр заметил, что в перспективе армия рассматривает систему мощностью 100 кВт для оснащения более крупной многозадачной платформы, которая могла бы иметь в своем составе ракетное вооружение, артиллерийские средства и лазер.

Требования к маневренности

Помимо своей деятельности в рамках проекта MEADS/TLVS компания MBDA производит ряд других систем. Ее представитель, в частности, отметил семейство ракет CAMM (Common Anti-Air Modular Missile), которые предназначены для использования на море и суше и способны бороться с крылатыми ракетами, воздушными судами, высокоточными боеприпасами и другими высокотехнологичными угрозами.

В настоящее время предлагаются ракеты двух дальностей: свыше 25 км и свыше 40 км. Они имеют высокий уровень унифицированности 90%, единственное основное отличие – это более крупный ракетный двигатель и корпус у варианта CAMM-ER. В 2017 году была завершена серия испытаний ракеты CAMM в британском флоте, где она получила обозначение Sea Ceptor. Она также стоит на вооружении британской армии, где получила имя Land Ceptor, и была выбрана еще пятью странами, включая Италию, которая собственно и разработала вариант ER.

Также он не забыл о семействе зенитных ракет ASTER, которые стоят на вооружении многих стран, как в морских, так и в наземных приложениях. Ракета ASTER 30 также способна перехватывать угрозы на больших дальностях. ASTER 15 и 30 запускаются вертикально и наводятся самостоятельно, эффективно справляясь с массированными атаками. Кроме того, семейство включает вариант ASTER 30 B1 и новейшую ракету 30 B1 NT для расширенной системы ПВО.

Помимо функциональной гибкости и маневренных качеств также немаловажно соответствовать различным требованиям к развертыванию систем. Деантона отметил, что с комплексом Patriot компания Raytheon «смотрит на общую проблему и выходит с общим решением. В США экспедиционный тип вооруженных сил, поэтому Patriot используется для защиты маневренных сил, а также важнейших объектов. Поэтому американские военные используют, например, установленные на прицепы генераторы и проходят подготовку к работе в очень суровых условиях».

«Впрочем, некоторые из стран-операторов Patriot озабочены защитой своего суверенитета и своего воздушного пространства, никаких экспедиционных задач перед ними не стоит. Поэтому они устанавливают комплексы Patriot, в том числе и радары, на стационарные площадки на специальное бетонное основание, где электричество получают от энергосистемы страны».

Койн заметил, что на дальностях, на которых работает комплекс MEADS, он должен быть способен работать в автономном сценарии, в эшелонированной обороне вместе с системами подобными THAAD, или способен защищать боевые подразделения. «Он должен быть готов к работе в минимально короткое время, чтобы обеспечить прикрытие боевых подразделений. Это очень сложное требование, но это определяется нынешними угрозами».


Технологии развиваются; в настоящее время компания Raytheon начинает разработку более эффективной радиолокационной станции кругового обзора на базе нитрида галлия, а также новых более дешевых ракет-перехватчиков

Открытые для совершенствования

Партнеры компании Kongsberg совместно с Raytheon разрабатывают NASAMS, комплекс ближней и средней дальности, который может использовать ракеты AIM-120 Advanced Medium-Range Air-to-Air Missile (AMRAAM — усовершенствованная управляемая ракета класса «воздух-воздух» средней дальности) производства американской компании. Кир Лон, представитель Kongsberg Defence and Aerospace, указал на важность открытой архитектуры и стандартов с целью быстрого внедрения быстроразвивающегося набора технологий.

По его мнению, ключевым компонентом здесь является центр управления огнем FDC (Fire Distribution Centre) комплекса NASAMS, который «представляет собой больше, чем просто средство управления огнем», служа скорее в качестве узла оперативного управления, который, в том числе, может также и управлять огнем. В FDC были реализованы самые разные каналы тактических данных и другие системы, замысел заключался в том, чтобы он был способен «интегрировать любой сенсор и любую огневую платформу».

Это ответ на «непрерывный поток новых угроз, от нанодронов до высотных беспилотных систем, новых истребителей и вертолетов, не говоря уже об оружии воздушного и наземного пуска – список можно продолжить, — заметил Лоне. – Подход, реализованный в NASAMS, должен быть гибким, изменчивым и адаптируемым с тем, чтобы справиться с широким набором угроз».

Комплекс NASAMS способен без ограничений соединяться и интегрироваться с другими платформами и системами вооружения в комбинированном пространстве, что позволяет сократить время подготовки к выполнению задачи, а также повысить эффективность за счет объединенных в сеть систем.

Деантона заметил, что с точки зрения географии, компания Raytheon видит «сильную и растущую потребность в системах противовоздушной обороны по всему миру». Он сказал, что «угрозы в Европе стимулируют рост спроса на комплекс Patriot». Румыния стала в ноябре прошлого года 14 страной-партнером, а Польша и Швеция соответственно 15 и 16 заказчиком. Кроме того, «существует огромный интерес к комплексу NASAMS в Европе и Азии».

В октябре 2017 года было объявлено о том, что Литва и Индонезия подписали контракты по комплексам NASAMS стоимостью 128 и 77 миллионов долларов соответственно. «Эти потребности хоть и связаны с желанием бороться с угрозами, но за этим стоят более глубокие и более дифференцированные факторы, а не только лишь реакция на одну глобальную угрозу».

«Суть в том, что интегрированные системы ПВО и ПРО делают больше, чем просто защищают от угрозы. Они являются по сути своей оборонительными системами, которые обеспечивают региональную стабильность за счет сдерживания агрессии».

Кроме того, реальная доступность таких систем, как например, NASAMS и Patriot, означает, что «заказчики не должны ждать десять лет, чтобы развернуть комплекс – он готов уже сегодня. Наряду с этим системы продолжают развиваться касательно возможностей. Системы в любой момент времени опережают угрозы за счет эволюционного развития».

Еще один востребованный элемент, который хотят заказчики, — это возможность взаимодействия. «Союзнические и коалиционные операции являются нормой в настоящее время, и они продолжат свое развитие в будущем. Способность к взаимодействию важна для успеха подобных операций», — отметил Деантона.

«Мировой рынок для комплексов на базе MEADS весьма многообещающий, он определяется угрозами, которые можно нейтрализовать с помощью подобного типа возможностей», — сказал Койн, заметив, что открытая архитектура привлекательна для ряда стран.

«Страны могут инвестировать столько, сколько захотят. Они могут делать это по частям. Они могут также привязать свои предыдущие инвестиции в исполнительные компоненты и сенсоры к этой открытой архитектуре. То есть, любой подход типа «один размер подходит всем» не стыкуется с комплексами с открытой архитектурой, например MEADS или TLVS на базе MEADS».


Фундаментальные требования к современным системам ПВО оформились в начале этого столетия, когда началась разработка таких систем, как например, MEADS

Прогноз распространения

Глядя на перспективу, Деантона заметил, что пока не берется прогнозировать будущее. «Правильнее сказать, что угроза будет развиваться и распространяться». Компания обязана находиться на шаг впереди. Здесь стоит отметить разработки систем на базе нитрида галлия, которые позволяют значительно снизить энергопотребление радаров и получить невероятное повышение возможностей».

С точки зрения применения «мы движемся в эпоху эшелонированной обороны. Более уже недостаточно иметь отдельную систему или сенсор или исполнительный компонент. Угроза становится более комплексной, мы видим желание интегрировать эти системы, противоракеты и сенсоры в многоуровневую интегрированную архитектуру, которая обеспечит оборону по глубине».

Наконец, Деантона отметил растущее значение киберпространства. Хотя по причине секретности он не смог более подробно остановиться на этом, но сказал, что это то, «о чем мы хорошо осведомлены и предпринимаем необходимые шаги для безупречной работы наших комплексов ПРО и ПВО в любой боевой обстановке».

Представитель компании MBDA в свою очередь заметил, что «новейшей технологией в сфере ПВО является лазерная». Они предлагают преимущества в определенных сценариях, позволяя при относительно небольших затратах бороться с малоразмерными и дешевыми коммерческими БЛА.

«Кроме того, лазерные системы предлагают также масштабируемость, варьирующуюся от сопровождения и сдерживания цели до повреждения и уничтожения цели. Наша компания участвует в ряде программ разработки лазерного вооружения, в Германии и в британской Dragonfire».

Койн согласился с этим, заметив, что идея направленной энергии в системах ПВО/ПРО 10-15 лет назад «была не услышана, просто не было путей реализации этого. А теперь есть вполне работоспособный вариант». И это снова подчеркивает важность сохранения открытой архитектуры, которая позволяет легко и просто интегрировать новые технологии. «Этот подход действительно открывает множество дверей и позволит нам оставаться впереди угроз, правда с учетом того, сколько времени и ресурсов необходимо для разработки технологии этого типа».

По материалам сайтов:
www.defenseindustrydaily.com
www.defence24.com
missiledefenseadvocacy.org
www.raytheon.com
www.mbda-systems.com
www.lockheedmartin.com
www.kongsberg.com
militaryrussia.ru
rbase.new-factoria.ru
pinterest.com
www.wikipedia.org
Автор:
27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. поликарпыч
    поликарпыч 28 июля 2018 07:42
    -1
    Этот путь развития закончится также как в Германии в сорок пятом. Там с технологиями тоже было хорошо. С нравственностью было плохо.
    1. Дырокол
      Дырокол 28 июля 2018 10:22
      +9
      Цитата: поликарпыч
      Этот путь развития закончится также как в Германии в сорок пятом. Там с технологиями тоже было хорошо. С нравственностью было плохо.

      Откуда вы только вылазите?
      1. Вадим237
        Вадим237 28 июля 2018 11:14
        +4
        Параллельная вселенная интернета, иногда таких выпускает.
    2. Бар1
      Бар1 28 июля 2018 11:49
      +2
      вообще на западе не так и отстали в пво от наших ,например амерский тхад имеет радар видящий на 1000км ,а наш с300/400 всего на 600км.На самолёты они ставят радары с афаром,а наши нет.
      1. Kuroneko
        Kuroneko 28 июля 2018 12:51
        +8
        Цитата: Бар1
        вообще на западе не так и отстали в пво от наших ,например амерский тхад имеет радар видящий на 1000км ,а наш с300/400 всего на 600км

        Вы для начала почитайте, для перехвата каких целей предназначается THAAD, а для каких - С-300/С-400. Между ними нет фактически ничего общего.
        Может, хоть немножко стыдно станет за написанную чушь.
        1. Бар1
          Бар1 28 июля 2018 14:58
          +2
          Цитата: Kuroneko
          Цитата: Бар1
          вообще на западе не так и отстали в пво от наших ,например амерский тхад имеет радар видящий на 1000км ,а наш с300/400 всего на 600км

          Вы для начала почитайте, для перехвата каких целей предназначается THAAD, а для каких - С-300/С-400. Между ними нет фактически ничего общего.
          Может, хоть немножко стыдно станет за написанную чушь.


          дядя я не про перехваты говорю ,а про разрешение видимых объектов, между радарами принципиальных различий нет,кроме конструкции и ттх железа,это понять можете?
          1. Kuroneko
            Kuroneko 28 июля 2018 18:49
            +2
            Цитата: Бар1
            между радарами принципиальных различий нет,кроме конструкции и ттх железа,это понять можете?

            А вы можете понять, что есть такая штука, как радиогоризонт? У какого радара он выше - у того, что смотрит только на заатмосферные высотные ракеты (баллистические цели), или у вполне себе атмосферного - работающего по куда менее высотным самолётам/вертолётам/ракетам (которые ещё и на предельно низкой высоте в режиме огибания рельефа поверхности могут лететь)?
            1. Бар1
              Бар1 28 июля 2018 19:52
              0
              Цитата: Kuroneko
              А вы можете понять, что есть такая штука, как радиогоризонт?


              какой горизонт? Имеется ввиду по ттх радаров максимальная дальность,без всякого горизонта.
              1. Kuroneko
                Kuroneko 28 июля 2018 20:53
                +1
                Лады. Предположим. Но я вот никак не пойму, что мешает вам сравнивать аналогичные по задачам комплексы (а то эдак и до сравнения радиолокационных возможностей НОРАДа с С-400 дойдёте).
                1. Бар1
                  Бар1 28 июля 2018 21:09
                  +1
                  Цитата: Kuroneko
                  Лады. Предположим. Но я вот никак не пойму, что мешает вам сравнивать аналогичные по задачам комплексы (а то эдак и до сравнения радиолокационных возможностей НОРАДа с С-400 дойдёте).


                  тогда сравнивайте с500 и тхад ,у с500 радар тоже 600км
                  1. Kuroneko
                    Kuroneko 28 июля 2018 21:15
                    +1
                    Некорректно. У С-500 работа по баллистическим целям это так, побочная, хотя и очень ценная, возможность. С-500 просто сразу может подменять две американские системы - THAAD и Patriot, причём упор делается именно на аэродинамические цели (надеюсь, вы в курсе, почему?).
                    Ещё раз: что мешает вам сравнивать С-400/500 именно с аналогом - "Пэтриотом"?
                  2. Nikolaevich I
                    Nikolaevich I 28 июля 2018 23:36
                    +1
                    С радаром С-500 пока "непонятушки"! Да,было сообщение,что опробовали радарную систему "Енисей" для С-500 "дальнобойностью" 600 км...Но ещё в "проекте" С-500 предполагалось вооружить комплекс ракетами дальностью до 600 км...значит ,радар должен брать цель на расстоянии не менее 800 км...
                    1. SETTGF
                      SETTGF 29 июля 2018 01:10
                      0
                      Nikolaevich I! А почему радар не может быть с дальностью действия например 700 км?
                      1. Nikolaevich I
                        Nikolaevich I 29 июля 2018 01:23
                        +1
                        Цитата: SETTGF
                        почему радар не может быть с дальностью действия например 700 км?

                        1.Потому,что 800- больше(лучше) ! fellow
                        2.В тех.задании С-500 було:на 150-200 км больше ,чем у С-400 (600 км)...
                        3.БИУС в КП тоже необходимо время "подумать"...
                    2. SETTGF
                      SETTGF 29 июля 2018 11:29
                      0
                      Nikolaevich I! Больше - это не всегда значит лучше... растёт потребление электрической энергии, необходимо вести сложную обработку приёмных сигналов и прочее... и есть в некоторых случаях проблемы, которые решаются - но на это надо время... А техзадание знают только конструкторы (разработчики) данной системы, а не мы с вами, судя по вашей риторике! Тоже самое можно сказать и про другие системы изделия...
                      1. Nikolaevich I
                        Nikolaevich I 29 июля 2018 14:27
                        +1
                        Цитата: SETTGF
                        Больше - это не всегда значит лучше... растёт

                        О чём это вы ? Я опять вас не понимаю ! request "Доводы" ваши не могу считать серьёзными ! Вы просто "посмотрите" характеристики ЗРК ! Как правило,дальность обнаружения целей значительно больше "дальнобойности" ЗУРов ! От момента обнаружения цели до момента пуска зур всегда проходит определённое время !
                        1.Дальность обнаружения С-400 : 600 км ; н.д. зур 40Н6 :400 км
                        2. Дальность обнаружения С-300ПМ :300 км ;н.д. зур 48Н6Е2-до 200 км: зур 48Н6Е-до 150 км
                        3. Дальность обнаружения С-125 :до 110 км ,что опять же значительно выше,чем дальность зур...!
                        И насчёт С-500 есть информация,что дальность обнаружения будет равна 800 км...при максимальной дальности зур до 600 км !
                        Поэтому,ваши "претензии" вызывают у меня недоумение...
                      2. SETTGF
                        SETTGF 29 июля 2018 19:44
                        0
                        Nikolaevich I! Никаких претензий к вам! Я думал вы поняли о чём разговор и что чем определяется... Но вижу - вы не специалист в области радиолокации!
                      3. SETTGF
                        SETTGF 29 июля 2018 20:03
                        0
                        Nikolaevich I ! Дальность действия РЛС определяется по обнаружению цели с определенной ЭОП(ЭПР) - в ваших указанных параметрах этого нет - и определённой вероятностью обнаружения... Простите, если я вас обидел!
      2. Dimmedroll
        Dimmedroll 28 июля 2018 15:25
        0
        Мда, ну матчасть немножко хромает. У всех что-то есть.
      3. SETTGF
        SETTGF 29 июля 2018 00:37
        0
        Бар1! Вы не правы! На Су-57 установлена БРЛС 036 "Белка" с АФАР - элементы на нитриде галлия! Здесь Россия никому не уступает! Мы не знаем досконально параметры наших РЛС на ЗРК - ТЕМАТИКА СЕКРЕТНА... Но Будьте уверены, что С-400 намного превосходит ТХААД и не только!
        1. LastPS
          LastPS 29 июля 2018 09:12
          0
          Ага, на Су-57 есть, только вот Су-57 еще даже не в войсках, а то что в войсках БРЛС с АФАР не вооружены.
  2. Nikolaevich I
    Nikolaevich I 28 июля 2018 13:17
    +6
    Ну вот....из статьи становится понятно,что проклятые буржуины "думают"!!! Нужна ли наземная ПВО? Как должна "выглядеть" ПВО? Какие функции целесообразно возложить на ПВО ?И т.д. .... А "думают" ли "воен.спецы" в России ? Где статьи-размышления на ПВОшную тему ? И не надо бросать в меня тапком..укажите мне пальчиком ! Ну,мелькают иной раз "категоричные выводы":,,Зачем нам "Панцирь" и "Тор" параллельно ?Убрать "Тор"! Зачем нам "Бук",если создаём С-350 ,"Панцирь-СМ" ? А вот ,поди, поймай такого "экспёрда"...дай ему поллитру ,чтобы быстрее сформулировал причину своего негативного вывода..так ,всё равно,не дождёшься ! Сказать "фи" экспёрд могёт,а почему...(???)-нет ! Вот и появляются "оголтелые" призывы "послать в Сирию С-300..." на основании: "нам так хочется!" Рассматривал ли кто ситуацию:что(как) будет,если начнётся (конечно,внезапно...) ,,матч" ,,Россия-НАТО" ?Если и взять лишь авиационную составляющую ? Успех ПВО Северного Вьетнама в драке с США в своё время даже возбудил определённые иллюзии .даже в некоторых странах НАТО..Появились призывы "сэкономить" на авиации в пользу наземной ПВО !Мол,современные самолёты базируются на стационарных аэродромах,которые легко "заблокировать", повредив ВПП...А чтобы обезопасить себя от средств ПВО,вражеской авиации придётся "шариться" по всей территории страны,выискивая средства ПВО и ,при этом,нести потери от этой ПВО... Но происшедшие конфликты конца 20 века-начала 21-го...показали,что ни одна страна,подвергшаяся нападению,не смогла защитить себя с помощью своей ПВО ! (Правда,есть одно ,,НО"...Как правило,"пострадавшие" страны обладали,хоть и многочисленной,в ряде случаев,ПВО,но устаревшей,как по средствам,так и по организации...) Сможет ли устоять российская ПВО при массированных налётах авиации НАТО ? Надолго ли хватит "готовых к пуску" зенитных ракет на ПУ современных зенитно-ракетных комплексов? С-300- 4 зур...С-400-2-4 зур ...! Правда,на место ТПК с ЗУР 48Н6 можно установить ТПК с 4 ЗУР 9М96...это,в определённой степени,выход...Но сколько ЗУР 9М96 собирается обрести ПВО России ? Какое соотношение ЗУР 48Н6 и 9М96 на ПУ комплекса С-300/400 ? Есть ли организационные наставления на эту "тему" ? Если шибко не мудрить,то будущее (а точнее,и настоящее...)противосамолётной(!) ПВО за "многозарядными" ЗРК ! 16-"зарядные" ЗРК "Витязь",12-"зарядные" ,,Викинги"( "Бук-М3Э"), "Панцирь-С2" в 48-"зарядном" варианте... хорошо вписываются в эту "идею"! С-300/400 в раскладке 2 ТПК с 48Н6 или 40Н6 + 2 ТПК-4 с 9М96(8 ракет) могут иметь "право на существование"...Следующий вопрос:будущее за ПУ вертикального старта(ВС) или и ПУ наклонного старта(НС) будут иметь свою нишу ?ПУ-ВС "удобны" при "многозарядности";но труднее в маскировке...ПУ-НС удобнее в маскировке,но их труднее делать "многозарядными" ( нужны надёжные,"сильные" механизмы вертикального и горизонтального поворота...) Хотя,и здесь есть решение:возможность быстрого дозаряжания ПУ (примерно,как это реализуется в некоторых моделях РСЗО (чешский вариант БМ-21,например...) ) Кроме того,в настоящее время, приходится придавать дальнобойным ЗРК (С-300/400) для "самообороны" ЗРК малой дальности или ближнего действия..Поэтому,актуален вопрос: нельзя ли средства самообороны интегрировать непосредственно в ЗРК большой(средней) дальности...? "Наличие" радаров с АФАР,высокопроизводительных компьютеров, позволяют решать такую проблему. И тут подходим к такой важнейшей "теме",как ЗУРы...Господствующая недавно в российской ПВО (и ныне пока не сдающая позиции) радиокомандная система наведения -проста,дешева,но вчерашний век ! Будущее (к гадалке не ходи!) за комбинированными системами наведения ( автономная инерциальная с радиокоррекцией + ГСН,причём, в последствии,многорежимными...) .ЗУРы для "Тора" следует развивать по типу РВВ Р-77( АРГСН РВВ Р-77-двурежимные...:а)активная+ полуактивная ГСН;б)активная+пассивная. Ракеты для "Панциря" желательно оснащать дополнительным блоком коррекции( блок импульсных ракетных микродвигателей...) или (и) БЧ на детонационноспособном ракетном топливе (бифункциональная БЧ :БЧ+РДТТ)
    1. Вадим237
      Вадим237 28 июля 2018 15:20
      +1
      России нужна универсальная мульткалиберная ЗРС ПВО - ПРО,что бы не было всяких Торов, С 350, Буков М3, С 300ПМУ, Антей 2500.
    2. SETTGF
      SETTGF 29 июля 2018 00:59
      0
      Nikolaevich I! Вы хотите послушать наших специалистов по этой тематике ? Одно дело пространно перечислить, другое пространно умолчать и работать над другой идеей...гриф есть гриф и не только!Вы прекрасно перечислили многие направления развития ЗРК, однако не на всё у вас есть ответы - включите мозг!
      1. Nikolaevich I
        Nikolaevich I 29 июля 2018 01:32
        +2
        У меня всего лишь комментарий к статье,а не "целая" статья с "углыблённым" рассмотрением "пространной" темы! В комменте,я всего лишь "обозначил" своё мнение.Я не понимаю ваши "пространные" претензии..может быть от "пространности" перейти к конкретным замечаниям ?
  3. кащеево яйцо
    кащеево яйцо 31 июля 2018 17:17
    -2
    Нормальная статья, что хаять-то
  4. Скифотавр
    Скифотавр 14 августа 2020 15:24
    0
    Статья ни о чём. Я даже не смог заставить себя дочитать её до конца. Она состряпана из нудных кусков американской рекламы, автоматически криво переведённых с английского языка.