Сам лечу и сам убью...

История, о которой я хочу рассказать произошла не со мной, а с моим старшим братом, мрачноватым отставным ГРУшным полканом... Произошла она ещё в бытность то ли лейтенантом, то ли старлеем.. Что, в принципе, не суть важно. И услышал я её за столом 2 августа, когда брат в компании таких же прожженных вояк пил спирт и травил байки... Именно поэтому сразу попрошу прощения за какие-то неточности в тексте. Ну, те, кто увидят меня поймут... И повествование, соответственно, буду вести от его имени... Так проще...

Случилось это в начале 80-х годов в славном городе Термезе, что на границе Сурхандарьи и Афганистана... Город, даже по азиатским меркам, - глухая провинция, хоть и носил гордое имя областного центра, но домов выше 3 этажей до начала афганской компании там не было... Из достопримечательностей - ресторан Сурхан, местная арк-крепость, где квартировал один из полков мотострелковой дивизии, расположенной в городе, ну, вроде, и все. Соответственно городу был построен и военный госпиталь. Одноэтажный захолустный, но вдруг оказавшийся первым на пути из восточного Афганистана...


Военная судьба занесла меня в госпиталь на поправку здоровья после глупейшего ранения. Да и ранение-то было так себе, просто оно было первым в жизни. Про операцию и прочие медицинские причуды тоже неинтересно. Но вот о двух персонажах, даже трех, стоит упомянуть...

Заведующим хирургическим отделением был подполковник Саидов, по-моему Саид Саидович, но точно не помню. Хирург от Бога, который кромсал молодые тела и склеивал их вновь как сам Бог. Много мужиков остались в строю благодаря его рукам. Другой персонаж - Таня БТР - наша медсестра. Предмет мечтаний и офицерских и солдатских палат. Неприступная, как та крепость, но обладающая большим и красиво выпирающим вперед бюстом, потому и получила эту кличку - БТР. И последним персонажем был больной капитан-летчик. Точнее, больные были мы, а этот был барин, сатрап и изверг в одном лице. Он где-то там был сбит и очень неудачно приземлился на парашюте. Короче, лежал он загипсованный по самое не могу, курил одной свободной шевелящейся рукой и обладал длинным болтливым языком.

Жизнь в госпитале расписана по минутам. Подьем, завтрак, обход, процедуры и прочее. Скука смертная для молодых мужиков. Тем более, что большинство уже прошли через начальный период лечения и теперь лежали как моржи на побережье - ничего не надо, никого вокруг... И только одна обязанность была у нашей палаты-выносить летуна в беседку, где мы целый день играли в домино. А потом заносить, просто потому что Таня-БТР почему-то его очень полюбила и не могла делать процедуры на улице.

И вот в один из вечеров к нам в отделение привезли молодого лейтенанта, зеленого как три рубля, не воевавшего, а просто служившего где-то здесь же в гарнизоне с банальным аппендицитом.

В госпитале, где ежедневные поступления раненых были нормой, такое событие было реально значительным. Благо Саидов был на месте, и вскоре после поступления лейтенанта красиво укоротили внутри ровно на длину этого самого аппендикса. Привезли в палату и оставили. Дальше до утра ничего интересного.

Утро... Народ сидит на солнышке, ждет завтрак... Офицеры-медики идут на работу по своим отделениям. Благодать. Горлушки курлычут. И на спортгородке, на перекладине вчерашний лейтенант подтягивается...

А дорожки в госпитале были вместо бордюров отделаны кирпичом. Так на угол поставленным и наполовину прикопанным. И вот по этой дорожке идет веселый начальник хирургического отделения, который вчера сделал операцию, а в тот день бортов в Какайты не приходило. Настроение хоть сам пой, и вдруг...

На перекладине вчерашний прооперированный лейтенант... Лицо подпола исказилось, присев, он судорожно начал выковыривать кирпич из бардюра... но не тут то было... Лейтенант тоже заметил подпола... Соскочив с перекладины и держась за приклеенную повязку он заголосил: "Товарищ подполковник, я живот не напрягаю! Я живот не напрягаю!"

Короче, эту картину наблюдал весь госпиталь, смеху было, наверное, на весь Термез... По территории, строго по дорожкам, в пижаме с аккуратно подшитым белым воротничком бежал больной, а за ним, без фуражки, но с кирпичом в руке врач... И два голоса: "Я живот не напрягал!!!" и "Сам лечу -сам и убью!"

Вот такая байка... Что тут придумано, что правда, сказать не могу, но, судя по реакции друзей, брат не приврал...
Автор:
Сергей Ставер
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти