Как германская армия проиграла "сражение за мир"

100 лет назад, в июле – начале августа 1918 года, Германия предприняла последнюю попытку переломить ход войны. Немцы собрали все силы у Реймса, чтобы ударить на Париж. Однако союзники знали о планах и сроках наступления противника и в этот раз хорошо подготовились.


Общая ситуация на Западном фронте

После завершения боев на р. Эна («Германские дивизии в 56 километрах от Парижа») на Западном фронте наступила месячная оперативная пауза, во время которой обе стороны деятельно готовились к новым сражениям. Общая ситуация во второй половине июня — начале июля складывалась не в пользу Германии. Несмотря на огромные потери, понесенные англо-французскими войсками в первой половине 1918 г., их военно-экономический и людской потенциал не находился в состоянии такого кризиса, как в Германии. За счёт колониальных империй Англия и Франция имели ещё возможности пополнять войска, оснащать их всем необходимым. Непрерывным потоком во Францию прибывали американские дивизии, вооружение и военная техника. Если в начале года численность американских войск на Западном фронте составляла около 200 тыс. человек, то к концу июня она возросла до 900 тыс., а в июле превысила 1 млн. человек. И если германцы ещё имели превосходство в числе дивизий (207 германских против 188 союзных), то по числу бойцов соотношение сил складывалось в пользу Антанты.

В то же время силы германской армии были значительно подорваны, пополнений уже не хватало, чтобы пополнить части до штатного состава. Людские ресурсы Германии были истощены войной. В большинстве батальонов были расформированы четвертые роты, что повлекло за собой уменьшение численного состава пехотных дивизий. Но еще большую тревогу у верховного командования вызывало падение морального духа войск. Отсутствие решительных побед, усталость от окопной войны, тяжелые известия о жизни родных в тылу (голод, острая нехватка основных потребительских товаров и т. д.) всё больше сказывались на настроениях солдат. Падала дисциплина. В ходе весеннего наступления солдаты, занимая не разоренную войной местность, предавались пьянству, обжорству, мародерству, грабили и уничтожали то, что не могли унести. И всё это в ущерб боевым действиям. В секретном донесении военному министру от 9 июля 1918 г. Людендорф указывал на растущее количество недозволенных отлучек, проявлений трусости, отказов от повиновения командирам. Особенно сильными были антивоенные настроения среди солдат, переброшенных на Запад с Восточного фронта (России).

При этом военная промышленность Второго рейха ещё работала на полную мощь. Число орудий в полевых батареях было увеличено с 4 до 6. Однако для этих орудий не было ни лошадей, ни личного состава. Начались проблемы со снабжением горючим, моторами и каучуком.

При этом Германия не могла надеяться на помощь союзников. Австро-Венгрия, Болгария и Турция были истощены и обескровлены войной ещё больше. Германское командование имело ещё 32 пехотные и 4 кавалерийские дивизии на Востоке, однако германское военно-политическое руководство ещё надеялось удержать завоевания в России, грабило оккупированные территории. Поэтому Берлин не хотел и не мог перебросить эти войска на Запад.

Безрезультатность германских наступательных операций весной – начале лета 1918 года и неудача австро-венгерского наступления 15 — 23 июня на Итальянском фронте («Как итальянские "кайманы Пьяве" разбили австрийцев»), вследствие чего общее военно-политическое и стратегическое положение Центральных держав значительно ухудшилось, поставили перед правящими кругами германского блока вопрос: возможно ли вообще завершить войну победой? 24 июня статс-секретарь ведомства иностранных дел Р. Кюльман заявил в рейхстаге, что войну нельзя закончить «лишь чисто военными средствами, без всяких дипломатических переговоров». Этого заявления в тот момент никто не поддержал. Генералитет настаивал на продолжении войны. Публикация текста речи была запрещена, и Кюльман вынужден был по требованию Гинденбурга и Людендорфа, настаивавших на продолжении наступлении, подать в отставку.

Как германская армия проиграла "сражение за мир"

Британский тяжелый танк Mark V

Планы Германии. Подготовка операции

Германское верховное командование по-прежнему переоценивало свои силы и результаты прошедших наступлений. Оно считало, что англо-французские войска также истощены, обескровлены и неспособны к проведению больших наступательных операций. Было намечено до полного сосредоточения американской армии во Франции провести еще одно наступление на Западном фронте с решительными целями. Победа должна была восстановить моральный дух армии, улучшить внутриполитическое положение в стране и если не выиграть войну, то хотя бы склонить противника к почетному миру.

Основной стратегической целью германской армии по-прежнему был разгром английских армий во Фландрии. Однако перед 6-й и 4-й германскими армиями стояли настолько крупные силы союзников, что трудно было быть уверенными в успехе на этом участке фронта. Большинство союзных резервов после июньского наступления германцев находилось в районе Реймса и севернее. Учитывая это обстоятельство, а также необходимость устранения угрозы флангам своих войск, находящихся в марнском выступе, германцы уже в начале июня стали склоняться к мысли, что до наступления во Фландрии следует нанести удар по французам в районе Реймса. Германское командование надеялось оттянуть как можно больше сил с английского участка фронта, после чего возобновить наступление во Фландрии.

К проведению операции привлекались 7-я, 1-я и 3-я армии группы армий кронпринца Вильгельма. 7-я и 1-я армии должны были наступать в обход Реймса по сходящимся направлениям. 7-я армия получила задачу форсировать Марну в районе Дорман и продвигаться на восток в направлении на Эпернэ. 1-й и 3-й армиям надлежало прорвать фронт противника восточнее Реймса, форсировать р. Вель и наступать на Шалон. Внутренним флангам 7-й и 1-й армий предстояло сойтись в районе Эпернэ — Конде.

Наступление, назначенное на 15 июля 1918 года, для поднятия морального духа войск было демагогически названо «сражением за мир». Удар 4-й и 6-й армий во Фландрии намечался через две недели после наступления на Марне. Особых мероприятий по введению союзников в заблуждение демонстративными действиями на других участках фронта было решено не проводить, с тем чтобы создалось впечатление решительного наступления на парижском направлении.

На избранном для наступления участке от Шато-Тьерри до Массижа шириной в 88 км к 15 июля были сосредоточены 48 германских дивизий 27 — в первом эшелоне), 6353 орудия, 2200 минометов и около 900 самолетов. Обороняющиеся 6-я, 5-я и 4-я французские армии имели 33 пехотные и 3 кавалерийские дивизии (18 — в первом эшелоне), 3080 орудий. Местность не благоприятствовала наступлению 7-й армии. Она должна была форсировать Марну, затем продвигаться южнее реки по лесистому району, изрезанному многочисленными оврагами и холмами, возвышающимися над долиной реки до 170 м, и весьма удобному для ведения оборонительных действий. Серьезных препятствий для наступления 1-й и 3-й армий не было.

Готовясь к наступлению, германское командование не внесло никаких изменений во все прежние инструкции и наставления, полагая, что они в полной мере выдержали испытание. В инструкции, изданной 9 июня, от пехоты требовалось проявление смелости, энергии и упорства. Одновременно рекомендовалось при атаках избегать излишней скученности и указывалось на эффективность действия больших групп пехоты, поддерживаемых артиллерией сопровождения и пулеметами. Особое внимание было обращено на подготовку к переправе через Марну. Для этой цели скрытно от противника было подвезено большое количество понтонов для перевозки пехоты и материалов, необходимых для постройки мостов. Как и в предыдущих сражениях, основная ставка немцами была сделана на внезапность. Однако на этот раз к началу июля разведка союзников точно установила место готовящегося удара, а захваченный 13 июля саперный капитан 7-й германской армии указал время наступления.


Германский самолет патрулирует линию фронта во время Второй битвы на Марне

Союзники

Таким образом, союзное командование знало плана и сроках германского наступления. Французское командование в директивах от 24 июня и 2 июля перенесло центр тяжести обороны с первой позиции в глубину. В соответствии с этими указаниями передовые позиции 6-й, 5-й и 4-й французских армий занимались слабым охранением (силами до одного батальона от каждой дивизии), организовавшим узлы и гнезда сопротивления. Местность заражалась отравляющими веществами, а подступы простреливались артиллерийским огнем с полосы главного сопротивления. Охранение получило задачу расстроить ряды наступающего противника пулеметным огнем. На расстоянии в 2-3 км от передовых позиций проходила позиция главного сопротивления, на которой располагались основные силы пехотных дивизий. Эта позиция состояла из трех линий окопов и имела многочисленные убежища. В 2-3 км от позиции главного сопротивления находилась вторая позиция, предназначенная для корпусных резервов. Также тылу на глубине 8-10 км была подготовлена третья позиция для армейских резервов, опираясь на которую они должны были контратаковать наступающего противника. Вся французская артиллерия также располагалась в глубине. В итоге передовые позиции, на которые обрушивалась вся тяжесть артиллерийской подготовки противника, оказались не занятыми войсками.

Кроме того, союзники на северном фланге в лесу Виллер-Коттере сосредоточили для контрудара армию, усиленную большим количеством бронетехники. 15 июля ночью неожиданно для германских войск, занявших исходные позиции для наступления, французская артиллерия открыла мощный предупредительный огонь. В течение нескольких минут она интенсивно обстреливала германские позиции, командные пункты и места сосредоточения войск. Затем огонь несколько ослабел, но не прекратился. Тем не менее, немцы не изменили планов и пошли в наступление.


Кампания 1918 года. Французский театр. Результат двух наступлений и положение к концу июня. Источник: А. Зайончковский. Мировая война 1914—1918 гг.

Сражение

В 1 час 10 минут германская артиллерия начала подготовку из всех орудий и минометов. Основная часть снарядов попала в пустое место. Во время артподготовки, длившейся 3 часа 40 минут, саперы 7-й германской армии начали подготовку к переправе через Марну. С большими трудностями и потерями они поднесли понтоны к реке, но при попытке переправиться на другой берег были встречены сильным пулеметным огнем с французских передовых позиций. Неся потери, небольшие передовые части германских дивизий к 3 часам высадились на южный берег Марны. Под их прикрытием началась переправа основных сил. Наводка мостов, правда, была замедлена вследствие обстрела французской артиллерией берегов Марны. Поэтому почти во всех дивизиях были устроены паромы, на которых подходящие части переправлялись на противоположный берег. С рассветом над долиной Марны была поставлена дымовая завеса, благодаря которой значительно снизились потери, облегчилась переправа войск на понтонах и наводка мостов.

В 4 часа 50 минут германская артиллерия организовала огневой вал, под прикрытием которого немцы пошли на штурм французских позиций. Не встречая серьезного сопротивления, войска 1-й и 3-й германских армий быстро продвинулись на 3-4 км, преодолели передовые позиции, но на позиции главного сопротивления совершенно неожиданно напоролись на сильное противодействие французской артиллерии и минометов. По сути, союзная артиллерия не пострадала во время артподготовки. 7-я армия, форсировав Марну, продвинулась несколько дальше. Она преодолела передовые позиции и частично позицию главного сопротивления французов, углубившись в их расположение на 6 — 8 км, но также была остановлена мощным огнем союзной о обороны. Кроме того, в этот день чрезвычайно активно действовала союзная авиация. Так, с рассветом 60 французских бомбардировщиков приняли участие в налетах на переправы 7-й армии через Марну, чем в значительной мере задержали ее ход, особенно перевозку орудий, без поддержки которых германская пехота была не в состоянии прорвать вражескую оборону.

На помощь французам были оперативно переброшены 85 тыс. американцев и часть британских сил. Попытки немецких войск продолжить наступление 16 и 17 июля успехом не увенчались. Уже днем 16 июля германское верховное командование остановило наступление 1-й и 3-й армий, а на следующий день отдало распоряжение об отводе в ночь с 20 на 21 июля 7-й армии на северный берег Марны. Прекратив наступление по обе стороны Реймса, германское командование тотчас же начало переброску артиллерии во Фландрию для нанесения решительного удара по английским войскам. Но эту операцию немцы провести уже не смогли. 18 июля командованию 9-й германской армии из показаний двух французов-перебежчиков стало известно, что вскоре последует контрудар союзников из района Виллер-Коттерэ. Почти одновременно с передовых германских позиций поступили донесения о выдвижении из леса Виллер-Коттере крупных сил французских танков.



Итоги

Как отмечал русский военный историк А. Зайончковский, «результаты так широко задуманного и так тщательно подготовленного наступления были весьма незначительны: 1-я и 3-я армии продвинулись на 3-4 км, 1-я — на 5-8 км, германцы захватили 18 000 пленных, но Реймс остался в руках французов».

План операции германцев в районе Реймса был задуман хорошо и детально разработан. Однако в этот раз немцы не смогли организовать внезапное наступление, противник знал о планах и сроках вражеской операции; союзники подготовили гибкую и глубоко эшелонированную оборону, которую германцы своевременно не вскрыли и не ожидали встретить; союзники подготовили силы для контрудара; немцы не имели прежнего решающее преимущества в силах и средствах, так как одновременно с наступлением на Марне готовилось наступление во Фландрии, а англо-французские войска усилились благодаря помощи США. Так, ошибку немецкого командования показывает хотя бы разброска сил по двум расходившимся направлениям: в 4-й и 6-й армиях на пути к побережью на фронте в 100 км находилось 49 пехотных дивизий, а в 7-й, 1-й и 3-й армиях — 45 пехотных дивизий. Хорошо организовав форсирование Марны, германская армия в ходе наступления, напоролась на сильное противодействие союзной артиллерии, которая не пострадала от артиллерийской подготовки, и авиации, также испытывала значительные затруднения в снабжении войск на южном берегу реки. В целом германское командование недооценило противника и переоценило свои силы.

В военном отношении, видимо, немцам снова нужно было выровнять фронт и как в 1917 году перейти к стратегической обороне, надеясь на истощение сил союзников в кровопролитных штурмах мощных позиций. Так, можно было надеяться на сравнительно приемлемый мир, пока у Германии ещё есть боеспособная армия.

В стратегическом отношении провал наступления на Марне означал окончательный крах плана германского верховного командования на кампанию 1918 года — вывести войну из позиционного тупика и добиться если не решительной победы (сбросить британскую армию в море и заставить Францию капитулировать), то хотя бы такого успеха, который вынудил бы Антанту пойти на выгодный Германии мир. В организации и проведении боевых операций германское командование добивалось больших тактических успехов, но для их развития не хватило сил. Германские наступательные операции проводились на отдельных участках фронта, их разделял большой промежуток времени. Организовать же серию одновременных, дробящих весь союзный фронт ударов (вроде наступления русского Юго-Западного фронта летом 1916 г.), германское командование оказалось не в состоянии из-за недостатка сил.

Таким образом, локальные успехи, достигнутые германской армией на Западном фронте с марта по июнь 1918 г., и захват пространства, не имели стратегического значения. Более того, образовавшиеся в линии фронта выступы только значительно ухудшили положение германской армии. Германские войска снова растянули фронт, их боевые порядки истощились. Новые позиции и убежища были хуже подготовлены и оборудованы, чем линия Гинденбурга. Также германские войска в ходе т. н. «весеннего наступления» понесли огромные потери – около 1 млн. человек убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести. Обескровленная Германия не могла быстро восполнить эти потери, её людские резервы были на исходе. Так, ежемесячная потребность в пополнениях исчислялась летом 1918 г. в 160 тыс. человек, но она могла удовлетворяться лишь на 60 тыс. человек. В результате верховное командование, чтобы сохранить боеспособность многих соединений, вынуждено было летом 1918 г. расформировать 24 дивизии. А оставшиеся войска, не одержав убедительной победы и понеся большие потери, утратили прежний боевой дух. Надежд на победу уже не было.


Французские солдаты в бою
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. Брутан 31 июля 2018 07:43 Новый
    • 2
    • 0
    +2
    Реймская операция (Вторая битва на Марне) - водораздел, отделивший германцев от столь желаемого ими мира. Теперь их ждала лишь серия постоянно нараставших ударов со стороны все усилившихся союзников
  2. Ольгович 31 июля 2018 08:15 Новый
    • 4
    • 0
    +4
    германские войска в ходе т. н. «весеннего наступления» понесли огромные потери – около 1 млн. человек
    Военное руководство Германии в 1918 г выглядело просто тупыми мясниками: при очевидном проигрыше войны после вступления в нее США, все гнало и гнало на убой солдат
    1. ser56 31 июля 2018 16:06 Новый
      • 2
      • 0
      +2
      а у них был другой выход? Шансов на победу не было уже после провала наступления на Францию в 1914г, поражение отсрочил выход России и только bully Так что мир надо было заключать осенью 1914г...
      1. Ольгович 1 августа 2018 08:43 Новый
        • 0
        • 0
        0
        Цитата: ser56
        а у них был другой выход? Шансов на победу не было уже после провала наступления на Францию в 1914г, поражение отсрочил выход России и только Так что мир надо было заключать осенью 1914г...

        Мы, конечно, можем только предполагать сегодня. Но, тем не менее, в марте 1918 г., после брестского предательства Германия имела очень выгодные позиции: многократно усилившиеся войска на Западном фронте, хлеб и золото из России, при этом США только-только направили войска .
        Могла бы предложить МИР в марте ( с позиции угрозы силой) и, думаю, он был бы принят Антантой, и условия были бы гораздо лучшими версальских. имхо hi
        1. ser56 1 августа 2018 18:06 Новый
          • 0
          • 0
          0
          Согласен, что Германия упустила шанс, но он мифический по двум причинам:
          1) Сама Германия была в эйфории от поражения РИ и ликвидации Восточного фронта, soldier
          2) Антанта была не готова к миру - все усилия и потери 3х лет войны пошли бы прахом и лет через 5 светила бы новая война... причем без Восточного фронта изначально, как в 1940г. request
          1. Ольгович 2 августа 2018 08:27 Новый
            • 0
            • 0
            0
            Цитата: ser56
            1) Сама Германия была в эйфории от поражения РИ и ликвидации Восточного фронта

            Безусловно
            Цитата: ser56
            Антанта была не готова к миру - все усилия и потери 3х лет войны пошли бы прахом и лет через 5 светила бы новая война... причем без Восточного фронта изначально, как в 1940г.

            Какой же "прах", если бы Германия освободила все захваченное ( а она бы это сделала)?
            Цитата: ser56
            ет через 5 светила бы новая война..

            За что? request Немцы тоже потеряли очень много людей и ресурсов... recourse
            1. ser56 2 августа 2018 12:51 Новый
              • 0
              • 0
              0
              1) И отдала бы Эльзас-Лотарингию? bully
              2) Так цели войны не были бы решены, погрома Версалем германской армии бы не было, как и РИА на Востоке - искушение у немцев было бы великое реализовать повторно план Шлиффена...
              1. Ольгович 3 августа 2018 08:19 Новый
                • 0
                • 0
                0
                Цитата: ser56
                1) И отдала бы Эльзас-Лотарингию?

                Нет, конечно-ведь до ПМВ они и были Германией.
                Цитата: ser56
                2) Так цели войны не были бы решены, погрома Версалем германской армии бы не было, как и РИА на Востоке - искушение у немцев было бы великое реализовать повторно план Шлиффена..

                ВМВ-реванш за Версаль, а без Версаля-вряд ли бы и Гитлер появился . За что воевать-обиды нет, все при своих, да и потери-ужасающие и паямть о них свежа... имхо...
                1. ser56 3 августа 2018 12:04 Новый
                  • 0
                  • 0
                  0
                  повторюсь - цели войны не решены и реванша у Франции нет... Германия продолжает развиваться (и промышленность и флот) и быть конкурентом Англии, так что неизбежно столкновение... request впрочем это уже альтернатива... wink
                  1. Ольгович 3 августа 2018 12:36 Новый
                    • 0
                    • 0
                    0
                    Цитата: ser56
                    повторюсь - цели войны не решены и реванша у Франции нет..

                    Какой там реванш у Франции (вы говорите о возврате ей Лотарингии, как понял) , что Вы! Франции так опротивела та война, что она и ВМВ воевать не захотела....
                    Цитата: ser56
                    Германия продолжает развиваться (и промышленность и флот) и быть конкурентом Англии, так что неизбежно столкновение.

                    Ну вот живут же в мире и согласии уже более 70 лет-и тогда ужились бы... recourse
                    Цитата: ser56
                    впрочем это уже альтернатива..

                    Эт точно! hi
                    1. ser56 3 августа 2018 16:15 Новый
                      • 0
                      • 0
                      0
                      Они в НАТО, поэтому есть общий хозяин, который не допускает эксцессов... bully
  3. Черный Джо 31 июля 2018 11:10 Новый
    • 2
    • 0
    +2
    Мир наступил, но не такой как хотелось бошам.
    Спасибо
  4. Дирижер 31 июля 2018 20:17 Новый
    • 0
    • 0
    0
    Да мир на ступил, но сильно хлипкий . и опасный . Результат известен.