Каппелевцы берут Казань

100 лет назад, 6-7 августа 1918 года, войска Народной армии КОМУч (Комитета членов Всероссийского учредительного собрания) под командованием талантливого военачальника Владимира Каппеля и помогавшие им чехословаки захватили Казань.

Общая ситуация на Восточном фронте


Восстание Чехословацкого корпуса в мае 1918 года в Поволжье, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке создала благоприятную ситуацию для ликвидации советской власти, образования антисоветских правительств и начала широкомасштабных вооружённых действий белогвардейских войск против красных на востоке страны. При поддержке чешских войск в мае — июне советская власть была свергнута в Новониколаевске, Пензе, Сызрани, Томске, Кургане, Омске, Самаре и Красноярске.

8 июня 1918 года в освобождённой от красных Самаре эсерами был создан Комитет Учредительного собрания (КОМУч, Комуч). Он объявил себя временной властью, которая должна была, по замыслу его создателей, распространившись на всю территорию России, передать управление страной законно избранному Учредительному собранию. Комуч создал собственные вооружённые силы — Народную армию. Одновременно, 23 июня, в Омске было сформировано Временное Сибирское правительство.

Возглавил войска Комуча подполковник В. О. Каппель. Под его командованием белый отряд в середине июня 1918 г. взял Сызрань, Ставрополь Волжский. 21 июля Каппель взял Симбирск, разгромив превосходящие силы обороняющего город советского командующего Г. Д. Гая, за что был произведён в полковники и назначен командующим Народной армией. В июле 1918 г. белые и чехословацкие отряды заняли также Уфу (5 июля), а чехи под командованием подполковника Войцеховского 25 июля взяли и Екатеринбург. К югу от Самары отряд подполковника Ф. Махина взял Хвалынск и подступил к Вольску. К контрреволюционным силам Поволжья присоединились Уральское и Оренбургское казачьи войска.

В результате, к началу августа 1918 года «территория Учредительного собрания» простиралась с запада на восток на 750 вёрст (от Сызрани до Златоуста), с севера на юг — на 500 вёрст (от Симбирска до Вольска). Под его контролем, кроме Самары, Сызрани, Симбирска и Ставрополя-Волжского находились также Сенгилей, Бугульма, Бугуруслан, Белебей, Бузулук, Бирск, Уфа.

Действия советского командования

Критическое положение на востоке России заставило советское правительство всё своё внимание обратить на Восточный фронт. Созданный 13 июня 1918 года Восточный фронт был частично деморализован и на время потерял управление во время мятежа главнокомандующего М. Муравьёва. Войска на некоторое время оставались без определенного руководства, в то время как противник активно развивал наступление. 11 июля новым командующим фронта был назначен И. И. Вацетис. В годы мировой войны он дослужился до полковника, командира 5-го Земгальского стрелкового полка в составе 12-й армии. После Октябрьской революции перешёл на сторону большевиков, с апреля 1918 года — командир Латышской стрелковой дивизии. Один из руководителей подавления левоэсеровского мятежа в Москве в июле 1918 года силами латышских стрелков.

Советское командование всеми силами старалось восстановить порядок на Восточном фронте. На Восточный фронт из центральной России широким потоком пошли подкрепления. Так, многие центры формирования, как, например, Козлов, Калуга и Нижний Новгород, отдали свои первые готовые формирования Восточному фронту. Правда, боевые качества этих войск, их численность и организация, оставляли желать лучшего. Это были ещё, в основном, добровольческие подразделения, и действовали они в духе партизанских отрядов. Поэтому Красная Армия не смогла сразу дать решительный отпор противнику.

28 июля 1918 года Вацетис докладывал военному наркому Троцкому: «Я решил в ближайшее время нанести противнику решительный удар и отбросить его с линии Волги на восток». 1-я армия получила задачу сдерживать противника и не допускать его прорыва на запад от линии Сызрань – Симбирск. В дальнейшем армия в нужный момент должна была перейти в контрнаступление и сбросить противника в Волгу. 4-я армия должны была взять Хвалынск, а затем наступать на самарском направлении. 3-я армия получила задачу взять Екатеринбург и далее действовать на фронте Челябинск – Златоуст. 2-й армии поставили задачу взять Уфу и овладеть узловой станцией Чишмы, наступая одной группой на Бугульму. 5-я армия, которую создавали в районе Казани, должна была перейти в решительное наступление на фронте Симбирск – станция Бряндино.

Таким образом, суть плана Вацетиса сводилась к захвату в клещи чехословацкой группировки и Народной армии, действовавших на фронте Симбирск – Сызрань, двойным ударом по левому берегу Волги: с севера, со стороны Чистополя на Симбирск, и с юга, со стороны Урбаха на Самару. Эту задачу должны были решить три армии (1-я, 4-я и 5-я), остальные две армии (2-я и 3-я) должны были нанести вспомогательные удары на Уфу и Екатеринбург. Однако для выполнения этого плана необходимо было сосредоточить крупные силы, особенно на правом фланге Восточного фронта, что смогли сделать уже в дальнейшем.

Красные войска пытались наступать, но из-за незначительности сил и плохой организации, низкой дисциплины ряда частей, без успеха. Так, 2-я армия для действий в районе Бугульмы смогла выделить небольшой отряд – около 1 тыс. штыков, 140 сабель, 17 пулеметов, 6 орудий. Этот отряд медленно двигался к Бугульме, занятой ротой чехословацких легионеров и формирующимся белым батальоном и 5 августа атаковал её. Противник не только отбил атаку, но и перешёл наступление, принудив красных к бегству. Остальные войска 2-й армии также не выполнили своих задач. Одни части замитинговали в пути и вернулись назад, другие вообще не пожелали выступать. Войска 3-й армии вышли к Екатеринбургу и завязала бой за предместье города. Однако неустойчивость одной из её дивизий заставила красных откатиться назад. 5-я армия имела настолько ничтожные силы, что не могла даже успешно держать оборону.

Каппелевцы берут Казань

Командующий Восточным фронтом И. Вацетис с адъютантом в 1918 году. Штаб фронта

Стратегия белого командования


Белое командование избрало за главное операционное направление Екатеринбург – Пермь – Вятка, стремясь этим путем установить связь с десантом Антанты, наступавшим со стороны Белого моря. Судя по всему, этот план исходил от Антанты – британского представителя в Сибири генерала Нокса. Этот замысел поддерживался и командованием Чехословацкого корпуса. Генерал Гайда хотел избежать длительного пути во Владивосток, а затем вокруг света, и провести чехословацкие эшелоны более коротким путем через Пермь, Вятку, Вологду и Архангельск. В итоге этот план проводился в течение всей летней и зимней кампании 1918 – 1919 гг. Державы Антанты и в дальнейшем, уже летом 1919 г., давили на командование белой сибирской армии, чтобы оно по-прежнему развивало наступление на пермском направлении.

Этот план отвечал интересам Антанты и чехов, которые не стремились быть на передовой линии войны в России. Хозяева Запада стремились разжечь пламя братоубийственной войны в России, и получить все выгоды от развала и гибели русской цивилизации. Но в целом в интересах белых план был неудачен. Главное операционное направление не могло привести к победе в войне, так как не вело к жизненным для Советской России или контрреволюции (Дон) центрам. Местность была сравнительно малолюдной, с весьма суровым, особенно зимой, климатом. Территория не могла прокормить многочисленные войска. С военно-стратегической точки зрения выполнение этого плана привело к концентрации сил и средств на правый фланг белого Восточного фронта, на пермском направлении. Красные же, наоборот, сосредотачивали силы на левом фланге белых и чехов.

Чтобы укрепить положение на главном операционном направлении белые после занятия Симбирска решили взять Казань. Здесь находилась последняя постоянная железнодорожная переправа через Волгу (Красный мост у Свияжска). Также осуществлялся широкий прорыв Восточного фронта красных, разобщались 1-я и 2-я красные армии. Отсюда появлялась возможность по более короткому операционному направлению угрожать Москве.

При этом выбор направления нового удара вызвал спор. Главный штаб белых сил в Самаре в лице командующего Поволжским фронтом Народной армии Комуча С. Чечека, полковника Н. А. Галкина и полковника П. П. Петрова предлагал направить главный удар на Саратов. Удар на Саратов мог привести к крушению всего южного фланга советской обороны, падению Царицына и Астрахани, объединению с донскими казаками Краснова, созданию с ними единого фронта против Красной Армии. Что создавало предпосылки для дальнейшего наступления на Москву. Полковник В. О. Каппель, А. П. Степанов, В. И. Лебедев, Б. К. Фортунатов настаивали на ударе по Казани. Они утверждали, что в Казани подготовлено восстание, поэтому город, где были сосредоточены колоссальные запасы, необходимые для войск, будет взят без труда. Чечек запретил Каппелю и Степанову наступать на Казань, разрешив только демонстрацию до устья Камы, после чего они должны со своими частями были вернуться в Самару для дальнейшего наступления на Саратов. Однако, те проигнорировали запрет и решили взять Казань по своей инициативе. Бело-чешский отряд насчитывал около 3 тыс. бойцов.


Один из самых знаменитых и талантливых белых полководцев Владимир Оскарович Каппель

Падение Казани

Только что начавшиеся сосредотачиваться под Казанью войска 5-й красной армии в боях с 1 по 5 августа как могли сдерживали натиск противника. Советские войска в Казани насчитывали около 10 тыс. человек, но большая их часть имела низкую боеспособность. Основная тяжесть боев легла на самые боеспособные части 4-го и 5-го Латышских стрелковых полков. Но их усилия только отсрочили, а не отвратили падение Казани.

К вечеру 5 августа белые вышли к Казани. Речная флотилия, пройдя Казань, дошла вверх по Волге до Романовского моста и завязала там перестрелку с береговыми батареями красных, высадив по пути отряд Каппеля на правый берег Волги у д. Верхний Услон. Таким образом, Волга была перехвачена выше Казани. Чехи в это время высадились у Казанских пристаней (в пяти километрах ниже Казани) и, развернувшись в боевой порядок, при поддержке артиллерии повели наступление на город. Красные, в основном бойцы 5-го Латышского полка, ожесточенно отбивались и даже потеснили белых.

Утром 6 августа подполковник Каппель, высадившись с частью своего отряда на левый берег Волги выше Казани в районе деревни Большие Отары, вошёл в город с тыла, вызвав панику в рядах оборонявшихся красных. На сторону Народной армии перешёл сербский интернациональный батальон, который оборонял Казанский кремль. Тем временем чехи, воспользовавшись тем, что самые боеспособные части красных были отправлены на северную окраину города против Каппеля, высадились в районе Адмиралтейской слободы и при поддержке артиллерийского и пулеметного огня опрокинули слабые красногвардейские отряды. Высадка этого десанта также послужила сигналом для офицерского восстания внутри города. К вечеру 6 августа город был окружен белыми с 3-х сторон. Вечером 6 августа остатки красного гарнизона разделились на две части. Одна часть с боями стала пробиваться к Свияжску, другая на север — к Арску. Однако большая часть пробиться из окружения не смогла и была пленена. Сам Вацетис со своим штабом едва избежал плена. 5-й Латышский полк сдался, что стало единственным случаем капитуляции латышских стрелков за всю Гражданскую войну. Все они, как «иностранные наемники», были расстреляны белыми. Кроме того, успехам белых под Казанью во многом способствовало моральная нестойкость на судах Волжской военной флотилии. Не приняв боя с вооруженными пароходами противника, суда красной флотилии бежали вверх по Волге.

В ночь на 7 августа белые части заняли город полностью. Потери белых были минимальны. Каппель отмечал, что его потери составили 25 человек, но взятые в городе трофеи «не поддавались подсчету». Помимо огромного количества оружия и военного имущества (здесь располагались тыловые склады старой армии), запасов медикаментов в руки белых попала половина золотого запаса России (другая половина хранилась в Нижнем Новгороде). Белые захватили 650 млн. золотых рублей в монетах, 100 млн. рублей кредитными знаками, слитки золота, платины и другие ценности). Впоследствии это золото досталось Уфимской директории и Верховному правителю России Александру Колчаку. Из запасов же «нижегородского» золота большевики осуществляли репарационные выплаты Германии по условиям Брестского мира. Впоследствии по условиям уже Версальского мира это золото было передано Германией странам Антанты как часть германских репараций.

Также на сторону белых в полном составе перешла находившаяся в Казани Академия Генерального штаб (в июле 1918 г. переименована в Военную академию РККА). Основная масса преподавателей и учащихся отказалась выступить против наступавших на Казань белых и чехословаков и перешла на их сторону. В связи с этим, 7 октября 1918 года Реввоенсовет издал приказ о формировании Академии Генерального штаба Красной Армии. Таким образом, в период Гражданской войны с 1918 по 1922 год на территории России одновременно функционировали две академии Генерального штаба — «белая» и «красная». В рядах белого движения академия продолжила свою работу сначала в Екатеринбурге, затем в Томске и Омске. В конце 1919 года эвакуирована во Владивосток. Последний выпуск её слушателей состоялся в конце 1921 года во Владивостоке на острове Русском. Весной 1923 года часть преподавателей, библиотека, типография и имущество академии были возвращены в Москву в состав уже советской академии.

Сразу после взятия Казани Каппель на собрании офицеров Генерального штаба в Казани предложил развить наступление на Москву через Нижний Новгород, так как долговременная позиционная оборона в ситуации, сложившейся сразу после взятия Казани, не представлялась возможной. Каппель предложил сходу взять и Нижний Новгород, а с ним и вторую часть золотого запаса России, что наверняка ухудшило позиции Москвы на переговорах с Германией. Но эсеры, а также чехи, ссылаясь на отсутствие резервов для обороны Самары, Симбирска и Казани, выступили категорически против планов полковника. Вместо наступления эсеровское правительство предпочло ограниченную оборону, что стало крупной стратегической ошибкой Комуча. Белые вскоре утратили стратегическую инициативу. Кроме того, несмотря на все призывы, приток добровольцев в Народную армию был слабым (социальная база белых была небольшой). Самара не дала дополнительных резервов, заявив, что Казань должна держаться своими силами. Решение эсеровского руководства «Сначала закрепить завоёванное, а потом двигаться дальше» обернулось поражением.

В итоге взятие Казани стало последней крупной победой контрреволюционных сил в начале кампании на Восточном фронте. Уже в сентябре войска советского Восточного фронта перейдут в контрнаступление и отобьют Казань и Симбирск, а в октябре - Самару, нанеся тяжёлое поражение Народной армии Комуча.

Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Смута. 1918 год

Как создали Добровольческую армию
Как началась битва за Дон
"Ваша болтовня не нужна трудящимся. Караул устал!"
100 лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флоту
Кто разжигал Гражданскую войну
Белые воевали за интересы Запада
Антирусский и антигосударственный белый проект
Как "украинская химера" разжигала Гражданскую войну
Как создали Украину и "украинский народ"
Как красные взяли Киев
Победа Красной Армии на Дону
Кровопролитные сражения Ледяного похода
Как корниловцы штурмовали Екатеринодар
Суждено погибнуть? Погибнем с честью!
Народ против власти
Как дроздовцы прорывались на Дон
Как дроздовцы штурмовали Ростов
Донская республика атамана Краснова
Запад помог большевикам?
Почему Запад поддерживал и красных, и белых
Зачем чехословацким убийцам и мародёрам ставят памятники в России
Второй Кубанский поход
Образование Восточного фронта
Зачем убили русского царя?
Восстание левых эсеров и его странности
Как белые заняли столицу Кубани
Кровавая битва за Екатеринодар
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

142 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти