Судьбу Израиля решает Путин

События, произошедшие на юге Сирии в течение последних недель, явно показывают пределы способностей Израиля как в военном плане, так и в политическом. Фактически сирийские правительственные войска вернулись на государственную границу Южной Сирии после 5 лет своего отсутствия там, и это серьёзным образом изменило геостратегический расклад в регионе.

Несколько последних эпизодов, произошедших в районе Голанских высот (наиболее известным из которых является сбитие сирийского Су-22), отчётливо продемонстрировали тот факт, что без соглашения с Россией и без слаженного боевого взаимодействия с российской группировкой в Сирии Армия обороны Израиля не может обеспечить адекватный уровень безопасности северных районов своего государства.


По большому счёту, сегодня можно говорить о том, что Иерусалим в сфере национальной безопасности и свободы действий над территорией Сирии в последние дни оказался в более сложном положении, чем раньше. Фактически израильское руководство вынуждено просить Москву предоставить для своих ВВС возможность свободно действовать в южных районах Сирии, особенно против иранских воинских контингентов. Ситуация для еврейского национального государства ещё больше усложнилась после того, как не совсем успешный запуск «Пращи Давида» (на которую израильские военные возлагали надежду в заполнении пробелов, имеющихся в «Железном куполе») выявил частичную уязвимость Израиля.


Запуск израильской ракеты из комплекса "Праща Давида"


Как известно, комплекс ПВО «Праща Давида» заявлен как многослойная система противоракетной обороны, уничтожающая ракеты противника на дальности от 40 до 300 км, в которой на комплексы «Пэтриот» ложится задача по уничтожению вражеских ракет на малых дальностях, а на комплексы «Хец» передана функция ликвидации ракетных угроз на больших расстояниях.

Однако запуск пары сирийских SS-21 показал, по крайней мере, на текущий момент, относительную неэффективность израильской ПРО, т.к. обе запущенные на перехват противоракеты не смогли выполнить свои задачи и самоликвидировались. Тем самым выявились проблемы в эффективности израильских противоракетных комплексов, что с достаточной чёткостью показало руководству этой страны необходимость считаться в сирийском конфликте как с мнением России, так и её союзников.


Переговоры президентов России и США в Хельсинки


Кроме того, события последних недель показали, что, по крайней мере, сами президенты РФ и США вполне могут договориться между собой (что мы все увидели на встрече в Хельсинки). Несмотря ни на что, два руководителя, по сути, вновь сошедшихся в геополитическом противоборстве сверхдержав, всё же смогли прийти к базовому компромиссу по сирийской проблеме, вынудив тем самым и Израиль принять новую геостратегическую реальность. Фактически США, будучи главным союзником еврейского национального государства, в целом приняли российский вариант решения сирийского конфликта и согласились с позицией Москвы касательно роли Израиля в регионе.

Тем самым было положено начало хотя бы частичному снижению напряжённости отношений между Вашингтоном и Москвой, при том, что внутри США Д. Трамп активно продолжает свою внутреннюю войну против значительной части американского истеблишмента. На запланированной будущей встрече двух президентов осенью в Вашингтоне, по всей видимости, следует ожидать дальнейшего сближения позиций России и США по сирийскому вопросу, а также развитие предварительных договорённостей, к которым стороны пришли в Хельсинки. А это означает только то, что руководство Израиля будет вынуждено считаться с единством мнений двух сверхдержав по сирийской проблеме.


Президент Сирии Башар Асад


Кроме всего прочего, события последних недель показали, что сирийские правительственные силы вновь вышли к израильской границе, а вместе с ними и активно поддерживающий их иранский контингент (где они и укрепляются, несмотря на политическое, да и отчасти физическое, противодействие Израиля). По большому счёту, можно говорить о том, что требования руководства еврейского государства о выводе как минимум из южных районов Сирии иранских контингентов, Москвой, Дамаском и Тегераном дружно игнорируются. Да, Россия, во-первых, отказалась от поставок Б. Асаду современных комплексов ПВО, а, во-вторых, вроде как настаивает на создании недоступной для иранцев и «Хезболлы» многокилометровой зоны на юге Сирии, но пока это требование Москвы уже игнорируется (если оно вообще выдвигалось в действительности), в свою очередь, Тегераном.

В сложившейся ситуации Израиль понимает, что очистить юг Сирии, не говоря уже обо всей территории этой страны, от иранского военного присутствия без большой региональной войны пока нельзя, и поэтому старается действовать дипломатическими методами.

При этом и Россия не готова принять израильские требования. Как заявил В.В. Путин в ходе переговоров в Хельсинки, безопасность Израиля будет обеспечиваться как раз через полное устранение очага экстремистского присутствия на юго-западе Сирии и благодаря выходу правительственных войск к прежней государственной границе. Больше того, по заявлениям российского МИДа, для установления бесконфликтного сосуществования всех государств, чьи границы сходятся в районе Голан, должна быть исполнена резолюция ООН №338 (а это подразумевает, в свою очередь, выполнение резолюции ООН №242 и, соответственно, уход Израиля с территорий, захваченных в 1967 г.).

Судьбу Израиля решает Путин

Карта зоны Голанских высот — одного из ключевых узлов ближневосточного конфликта


Подобные утверждения, на первый взгляд, кажутся несколько удивительными и идущими вразрез с обычно весьма взвешенной и компромиссной позицией, занимаемой Россией в ближневосточном конфликте в последние десятилетия. Однако если вспомнить о том, что боевая фаза операции по «замирению Сирии» ещё очень далека от завершения, то многое становится понятным. Дело в том, что как раз иранские, и, в более широком смысле, все шиитские формирования составляют основную массу боеспособных наземных контингентов сирийских правительственных сил.

Если Россия будет давить на Иран ради выполнения требований Израиля, то это приведёт, скорее всего, к тому, что Тегеран выведет свои войска. Тем самым Дамаск будет лишён наземной поддержки, а Москва, соответственно, будет вынуждена начать широкомасштабные наземные операции в Сирии, а это повлечёт за собой большие потери в личном составе (что, очевидно, совершенно не входит в планы нашего руководства).

Таким образом, как минимум до ликвидации очагов вооружённой оппозиции на севере и востоке Сирии Москва явно не будет давить на Тегеран, и, скорее всего, будет игнорировать требования Иерусалима об отводе иранских контингентов от границ еврейского государства.

И не стоит забывать о том, что, если рассматривать вопросы геополитического противостояния в ещё более широком масштабе, то Иран являлся и является активным союзником России в глобальном противодействии США, тогда как Израиль всегда был и остаётся верным союзником Вашингтона.

Кроме того, сюда добавляется и собственно внутрисирийский фактор: Башар Асад, лидер правящего шиитского меньшинства, полностью разочаровавшись (по понятным причинам) в своих суннитских подданных, а также в «помощи» таких суннитских государств, как Турция, Иордания, Саудовская Аравия и т.д., неоднократно заявлял о полном согласии с позицией шиитского Ирана и говорил о крайней желательности военного присутствия иранского контингента на территории Сирии.


Переговоры президента Сирии и спикера парламента Ирана


Также руководство Сирийской Арабской Республики уже сейчас пытается играть на пока незначительных, но всё же имеющихся геостратегических противоречиях Ирана и России, чтобы не давать ни одной из сторон абсолютного влияния на Дамаск.

Возвращаясь непосредственно к проблеме безопасности Израиля и его дальнейшей судьбе, следует сказать, что, несомненно, размещение на сирийской территории примерно 80.000 иранских и ливанских бойцов хоть и представляет угрозу его национальной безопасности, но не главную в тактическом плане. Потенциально намного большей опасностью для еврейского национального государства является возможность передачи иранских ракетных комплексов Сирии или применение их иранцами против Израиля с территории этой арабской страны. Эта угроза становится тем более серьёзной с учётом разработок Ирана в этой сфере за последние 20 лет, даже при отказе этой страны от применения ОМП против Израиля.

Поэтому при вероятных будущих успехах сирийских правительственных войск следует ожидать только усиления военного присутствия Ирана в Сирии и увеличение потенциальной угрозы возникновения ирано-израильской войны. Это обусловливается тем, что, по крайней мере, в текущий период, как Иран, так и Израиль настроены исключительно на взаимную вооружённую конфронтацию, и именно голос России в дальнейшем развитии ситуации будет, вероятно, решающим.


Переговоры президента России и премьер-министра Израиля


Косвенным подтверждением правильности данного вывода является информация о том, что на днях израильское руководство утвердило программу срочной модернизации ПРО Израиля (при объёме финансирования, по неподтверждённым данным, в 30 млрд. долл.). Таким образом, пока ни Иран, ни Израиль не готовы полностью к взаимной войне, а Дамаск априори согласен как с Москвой, так и с Тегераном, позиция российского МИДа и лично нашего президента будут определяющими в судьбе Ближнего Востока.
Автор:
Михаил Сириец
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

160 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти