Как эстонским эсэсовцам устроили «чешский ад»

10 мая 1945 года в местечке Яблонец-над-Нисоу чешские партизаны расстреляли около 1000 сдавшихся в плен солдат эстонской дивизии войск СС. Не исключено, что казненных было бы и больше, но расправу над эстонскими эсэсовцами остановили подоспевшие советские офицеры. Так штурмбанфюрер СС Сууркиви и унтершарфюрер Харальд Нугисекс остались в живых, хотя и были арестованы и отправлены в советские лагеря.

Как эстонским эсэсовцам устроили «чешский ад»



В современной Эстонии события 10 мая 1945 года называют не иначе как «Чешский ад». Современные эстонские авторы обвиняют чешских партизан в расправе над безоружными военнопленными, а некоторые доходят и до требования денежной компенсации за расстрелянных эстонцев. Про то, что расстрелянные солдаты не были обычными военнопленными, а служили в войсках СС, в прославившейся своими зверствами эстонской дивизии, сегодня предпочитают не говорить. Харальд Нугисекс, унтершарфюрер СС, отсидевший после войны семь лет в советских лагерях и вышедший на свободу по амнистии в год смерти И.В. Сталина, дожил, в отличие от жертв гитлеровских палачей, до 2014 года. Уже в суверенной Эстонии его чествовали, приглашали на различные мероприятия, награждали государственными знаками отличия. Эти жесты Таллина выглядели как плевок в сторону не только соседней России, но и тысяч эстонцев, верой и правдой сражавшихся в годы Второй мировой войны против гитлеровских оккупантов.

В отличие от западных украинцев, решение о наборе представителей прибалтийских народов для службы в вермахте было принято гитлеровским командованием практически сразу после нападения на Советский Союз. 25 августа 1941 года командующий группой армий «Север» генерал-фельдмаршал Вильгельм фон Лееб распорядился принимать эстонцев, латышей и литовцев на службу в вермахт и создавать из них особые команды и батальоны для борьбы с партизанами. После этого распоряжения командующий 18-й армией генерал-полковник Георг фон Кюхлер создал 6 эстонских охранных отрядов, которые к концу 1941 года были реорганизованы в 3 восточных батальона и 1 восточную роту. Помимо этих подразделений, с сентября 1941 г. было начато формирование эстонских батальонов вспомогательной полиции. К эстонским коллаборационистам гитлеровское командование относилось с особым доверием. Так, если в украинских подразделениях весь командный состав состоял из немецких офицеров, то в эстонских формированиях все офицеры, за исключением одного немецкого офицера-наблюдателя на батальон, были этническими эстонцами.

Впрочем, несмотря на такое высокое доверие, использовались и полицейские, и восточные батальоны практически исключительно для проведения карательных операций и охраны концентрационных лагерей. Лишь в октябре 1942 г. началось формирование Эстонского легиона СС. Добровольцы, изъявлявшие желание стать эсэсовцами, должны были по своему здоровью и прочим характеристикам соответствовать требованиям, предъявляемым к кандидатам на службу в войсках СС. Командиром Эстонского легиона СС был назначен оберфюрер (полковник) Франц Аугсбергер – уроженец Австрии, прежде командовавший 7-м пехотным полком СС. 13 октября 1942 г. в состав легиона были приняты первые 500 человек, а весной 1943 г. его численность выросла до 1280 человек – прежде всего, за счет набора добровольцев из числа полицейских, служивших в батальонах вспомогательной полиции. Эстонцами был укомплектован эстонский добровольческий панцер-гренадерский (мотопехотный) батальон «Нарва», включенный в состав 5-й танковой дивизии СС «Викинг», сражавшейся на Украине.

В мае 1943 г. на базе Эстонского легиона СС была развернута -я Эстонская добровольческая бригада СС (1-я эстонская), в состав которой входили два полка, учебно-запасной батальон, рота связи, артиллерийский и зенитный дивизионы. Командиром бригады был назначен оберфюрер СС Йоханнес Соодла – этнический эстонец, успевший во время Первой мировой войны окончить школу прапорщиков русской императорской армии, а затем, с 1920 по 1940 гг., служивший в армии независимой Эстонии, где он дослужился до должности начальника военной школы в Тонди и звания полковника. Перейдя на службу гитлеровцам, Соодла получил аналогичное полковнику эсэсовское звание оберфюрера, а затем и звание бригадефюрера СС, став, таким образом, единственным этническим эстонцем, дослужившимся в СС до генеральского звания.

Комплектование бригады осуществлялось уже не набором добровольцев, а отбором среди эстонцев, призванных на службу в вермахт в соответствии с вышедшим в марте 1943 г. приказом о мобилизации эстонских мужчин, родившихся с 1919 по 1924 годы. На службу в СС было призвано 5300 эстонцев, еще 6800 направлялись во вспомогательные части. Вместе с другими частями СС 3-я эстонская добровольческая бригада СС в 1943 году действовала против партизан на территории Белоруссии, отметившись и в безжалостном уничтожении мирных жителей. Уничтоженные деревни, тысячи подростков и женщин, отправленных в рабство в Германию, растерзанные партизаны, вырезанные евреи – таким был «боевой путь» эстонской добровольческой бригады СС на территории Советской Белоруссии.

Своей жестокостью эстонские эсэсовцы выделялись даже на фоне других гитлеровских карателей. 24 января 1944 г. на базе эстонской добровольческой бригады была сформирована 20-я ваффен-гренадерская дивизия СС (1-я эстонская). Для ее формирования были использованы различные части и подразделения СС, укомплектованные этническими эстонцами. В состав дивизии входили: полк «Таллин», 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й и 6-й пограничные полки, резервный пограничный полк (все эти полки комплектовались новобранцами 1944 года призыва); 20-й артиллерийский полк СС (создан на базе 53-го артиллерийского батальона СС 3-й эстонской добровольческой бригады); 20-й сигнальный батальон СС (на базе 20-й сигнальной роты); 2-й батальон 45-го гренадерского полка СС, 3-й батальон 46-го гренадерского полка СС, 20-й добровольческий фузилерный батальон дивизии СС (бывший батальон «Нарва»), 1-й батальон 47-го гренадерского полка СС, 2-й батальон 47-го гренадерского полка СС, 20-й противотанковый батальон СС, 20-я транспортная рота СС, 1-я транспортная рота СС, 20-я рота снабжения СС, 14-я противотанковая рота 45-го гренадерского полка СС, 1-я механизированная медицинская рота 20-й дивизии СС, 2-я механизированная медицинская рота 20-й дивизии СС, 2-я транспортная рота снабжения, тыловая рота, 20-й инженерный батальон СС и 3-й батальон 25-го гренадерского полка. Последнее подразделение было сформировано на базе личного состава 200-го пехотного полка финской армии. Общая численность дивизии достигала 15 тыс. военнослужащих, преимущественно эстонцев по национальности.



Треть солдат и офицеров дивизии были добровольцами, сознательно поступившими на службу в войска СС. Эстонские эсэсовцы воевали на территории самой Эстонии, безуспешно пытаясь остановить продвижение Красной Армии во время Нарвской операции, а затем и Таллинской операции. Серьезным ударом по дивизии стали бои во время Таллинской операции, во время которых она понесла серьезные потери и в сентябре 1944 года была передислоцирована в учебный лагерь в городе Нойгаммер в Германии, где в октябре 1944 г. была вновь сформирована 20-я эстонская дивизия СС в составе трех гренадерских полков, пополнившихся за счет личного состава расформированных эстонских подразделений люфтваффе. Подразделения дивизии принимали участие в боевых действиях на территории Восточной Пруссии, после чего в январе 1945 года были передислоцированы в район города Виттенберг, где попали в окружение Красной Армии. Лишь чудом эстонцам удалось выйти из окружения и отступить на территорию Чехословакии, где дивизия и оставалась до конца войны.

Инцидент в Яблонец-над-Нисоу произошел уже спустя два дня после капитуляции гитлеровской Германии. Эстонская дивизия, оказавшаяся на территории Чехословакии, была полностью деморализована. От полного уничтожения чешскими партизанами, как уже говорилось, эстонцев спас «счастливый случай» в лице вовремя подоспевших советских офицеров. Они сумели объяснить чешским партизанам, что война окончена, а следовательно и расстреливать военнопленных, кем бы они ни были, нельзя. Оставшихся в живых эстонцев советские военнослужащие арестовали. Но куда более крупная часть эсэсовской дивизии, численностью до 5 тысяч человек, сдалась в плен командованию союзников. Кстати, англичане и американцы практически сразу после прекращения боевых действий приняли решение использовать выходцев из Западной Украины и Прибалтики в своих интересах. Например, из эстонцев были сформированы три сторожевых взвода, которые оказались задействованы в составе Британской Рейнской армии. В начале 1947 года 4221-я эстонская сторожевая рота начала службу по охране арестованных нацистских военных преступников, содержавшихся в Нюрнбергской тюрьме. То есть, эстонские солдаты опять занялись привычным делом – охраной заключенных, только теперь охраняли уже вчерашних хозяев, попавших на скамью подсудимых.

Многие выходцы из Эстонии, служившие в дивизии СС и оказавшиеся в расположении союзников, впоследствии так и осели в Западной Германии или перебрались в США и Канаду. Некоторые из них принимали участие в деятельности антисоветских организаций. Интересно, что эстонский командир 20-й ваффен-гренадерской дивизии СС бригадефюрер СС Йоханнес Соодла смог не только выжить во время разгрома дивизии, но и избежать привлечения к ответственности за многочисленные военные преступления в годы войны. Он спасся в американской зоне оккупации, некоторое время жил в Западной Германии и Италии, затем перебрался в США. По некоторым данным, во время проживания в Италии Соодла работал на ЦРУ США. Умер он лишь в мае 1965 года, спустя двадцать лет после окончания войны. Было установлено, что лично Соодла был причастен к организации геноцида евреев в Эстонии и Белоруссии, карательным операциям на территории Ленинградской области, однако когда в 1961 г. СССР потребовал у США выдать Соодла, американцы создали массу бюрократических препятствий и в итоге командир эсэсовской дивизии умер своей смертью.

Избежал преследования и штандартенфюрер СС Альфонс Ребане, бывший последним командиром эстонской дивизии СС перед самым концом войны. Офицер армии независимой Эстонии в 1929-1940 гг., успевший даже очень короткое время послужить в РККА после присоединения Эстонии к СССР, Ребане после начала войны организовал антисоветский отряд «лесных братьев», а затем поступил на службу к гитлеровцам и был назначен командиром отдельного эстонского охранного (конвойного) батальона. Затем он командовал 658-м Восточным батальоном СС, занимавшимся расправами над мирным населением в районе г. Кингисеппа. Сожженные деревни Бабино, Хабалово, Чигиринка – это работа его подчиненных. За такое усердие Ребане повысили до командира 45-го полка СС, затем он стал исполняющим обязанности командира дивизии. Сдавшись командованию союзников, Ребане перебрался в Великобританию и с 1947 г. стал сотрудничать с британской разведкой в качестве эксперта по эстонскому антисоветскому движению. Он принимал самое непосредственное участие в организации антисоветских диверсий в Прибалтике. Из британской разведки Ребане уволился лишь в 1961 году, переехав в Германию. Там он и скончался в 1976 году. В 1999 году этого титулованного нациста с воинскими почестями перезахоронили в Таллине.

После провозглашения Эстонии независимым государством, страна взяла курс на полную реабилитацию коллаборационистов, участвовавших во Второй мировой войне на стороне гитлеровской Германии. Эсэсовцы, чьи руки были по локоть в крови, признавались национальными героями, сражавшимися против советской оккупации. О том, что они принимали участие не только в войне, но и в расправах над мирным населением, эстонские руководители предпочитают не вспоминать.


Не действуют на Таллин даже ноты протеста международных организаций. Например, когда Альфонса Ребане перезахоронили в Таллине, Американский еврейский конгресс заявил, что это решение было чудовищной ошибкой эстонских властей, на что тогдашний президент страны Арнольд Рюйтель (кстати, что показательно, бывший член КПСС и секретарь ЦК Компартии Эстонии по вопросам сельского хозяйства в 1977-1979 гг.) ответил, что командир 45-го полка СС якобы принимал участие лишь в боевых действиях, но никоим образом не был причастен к массовым расправам над мирным населением. Зато Эстония оценивает действия чешских партизан 10 мая 1945 года как военное преступление, за которое современная Чешская республика по какой-то странной причине должна нести ответственность.

Справедливости ради стоит отметить, что тысячи эстонцев в годы Великой Отечественной войны плечом к плечу с представителями других народов Советского Союза сражались против гитлеровских захватчиков. Так, первым эстонцем – Героем Советского Союза стал Арнольд Мери, который продолжал борьбу с нацизмом – только уже эстонским – до конца своих дней, а умер Арнольд Константинович в 2009 году в возрасте 89 лет, возглавляя Антифашистский комитет Эстонии. Поэтому когда эстонские власти романтизируют эсэсовцев, они оскорбляют и таких людей как Арнольд Мери, а ведь именно ими, а не предателями и карателями из СС, должна гордиться Эстония.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

62 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти