«У них есть их доллары, а у нас - милость Аллаха и единство народа»

Да, именно так высказался президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в одном из обращений к нации по поводу произошедших на этой неделе событий. Прошедшая пятница принесла всем много неприятных сюрпризов, однако самая кризисная ситуация сложилась с национальными валютами Ирана и Турции, региональных лидеров на Ближнем и Среднем Востоке соответственно.

И если с иранской экономикой после введения в минувший вторник очередного пакета американских санкций стало всё достаточно ясно, то с намного более стабильной и успешно развивавшейся в последние годы турецкой ситуация выглядит намного сложнее. Можно сказать, что Турция, взяв вслед за Ираном курс на обострение отношений с США и их союзниками (как из числа государств Европейского союза, так и из арабских стран региона Персидского залива), идёт широкими шагами к серьёзному финансово-экономическому кризису.




На мировых биржах всю прошедшую неделю шла распродажа активов турецких и иранских компаний, что повлекло за собой падение курса национальных валют обеих стран. 10 августа, в пятницу утром, курс новой турецкой лиры упал до исторического минимума, — 6,39 за 1 USD. И это при том, что в течение предыдущего торгового дня курс турецкой лиры и так утратил почти 7% своей стоимости, а это, между прочим, крупнейший скачок в течение одного дня курса национальной валюты Турции с 2001 года.

Согласно расчётам аналитиков американской финансовой группы Goldman Sachs, при курсе выше 7 лир за доллар и больше банковская система Турецкой Республики окажется под угрозой, т.к. она и так уже серьёзно страдает от постепенно «подвисающих» долгов промышленных корпораций, обязательства которых на 271 млрд. USD превышают имеющихся у них активы.

Если ещё к этому добавить то, что только официально за прошедший июль и первую августовскую декаду валюта бывшей Османской империи утратила 16% своей стоимости, то получаем только официальное падение курса новой турецкой лиры относительно доллара США за 8 месяцев текущего года на 38%.

При этом вырисовывается не только локальный вопрос с перспективами катящейся к пропасти турецкой экономикой, но и более глобальная проблема, связанная с крайне высокой кредитной связью Турции и ЕС, образовавшейся за последние годы. Да-да, как вы думаете, куда пошли в том числе европейские финансовые ресурсы, выведенные с российского рынка, и с чем связаны успехи турецкой экономики? Именно с тем, что европейские кредиты стали массово предоставляться турецким банкам и активно инвестироваться в турецкие финансовые активы. Таким образом, коллапс экономики прямой наследницы Оттоманской империи, в отличие от иранской, буде такой произойдёт, с высокой вероятностью утянет за собой на дно ведущие банки Евросоюза.



Отметим, что значительный период времени из 15 прошедших лет фактически авторитарного правления Р. Т. Эрдогана турецкая экономика наслаждалась ростом, относительно благополучно выбираясь из экономических кризисов, чем привлекала инвесторов.

Однако, по мнению некоторых исследователей, турецкий президент, хоть и победил на прошедших выборах с большим перевесом, но сильно просчитался, взяв (после попытки военного мятежа) курс на политическую конфронтацию с Западом, надеясь одновременно сохранить при этом приток западных инвестиций в свою экономику.

Особенно отношения между Анкарой и Вашингтоном обострились в последние недели в связи с взятием под стражу американского христианского протестантского пастора Эндрю Брэнсона и сотрудника американского консульства Мехмета Топуза, арестованных по обвинению в причастности к подготовке к беспорядкам и военному перевороту.

Кроме того, в последнее время интересы Турции и США сильно расходятся, если не сказать становятся диаметрально противоположными, в Сирии и Ираке, где обе страны имеют своё военное присутствие, в первую очередь по так называемому курдскому вопросу.

В результате этого, а также по ряду иных причин западные инвесторы стали выводить деньги из турецких активов, вкладываясь в высокотехнологичные экономики наиболее развитых стран мира, что вызвало неустойчивость национальной экономики Турции и ослабление курса её национальной валюты. Закономерный итог: только в 2018 году официальна инфляция достигла почти 16%, что больше чем в три раза заявленной ключевой ставки.

Подлила масла в огонь также речь министра финансов Турции Бейрата Альбайрака, который при этом, вероятно совершенно случайно, является зятем Р. Т. Эрдогана. В своём официальном публичном заявлении в четверг глава турецкого финансово-экономического министерства, словно переняв методику выступления у иранских должностных лиц, ограничился лишь популистскими постулатами, включая упование на Аллаха, и не анонсировал никаких решительных экономических мер, ожидавшихся инвесторами.



Всё это в сочетании с недавно введёнными США новыми пошлинами на такие важные статьи турецкого экспорта, как сталь (50%) и алюминий (20%), нанесло удар экономике бывшей Османской империи, в результате чего курс лиры «улетел» даже до 6,75 за доллар.

Пока турецкие фондовые бумаги спасло от дальнейшего падения только закрытие биржевых сессий, однако финансовые аналитики ожидают в начале следующей недели массового ухода международных инвесторов из вложений в финансовые активы Турции.

В сочетании с крайне незначительным уровнем контроля в области международного трансфера капитала (в отличие, скажем от России, что раньше давало турецкой экономике значительные преференции) и при отсутствии опыта оперирования золотовалютными активами, а также при их относительно небольшом размере перспективы турецких предприятий не выглядят радужными. Пока единственное, что смог сделать Р. Т. Эрдоган ради сохранения курса национальной валюты, это призвать как население, так и профессиональных инвесторов не покупать, а наоборот, распродавать имеющуюся у них иностранную валюту и золото, вкладываясь при этом в турецкую лиру…

Отметим, что финансово-экономические проблемы Анкары уже зацепили Европу: до 5% своей стоимости потеряли в пятницу акции тех банков, которые, по оценкам экспертов, в наибольшей степени оказались связанными с турецкой экономикой (например, BNP Paribas, Uni-Credit и другие). Также упал курс евро относительно доллара – до значения 1,14, что является самым низким уровнем с лета 2017 года.

По мнению большинства западных и некоторых российских экспертов, спасти ещё не так давно процветавшую турецкую экономику (в отличие от иранской, уже десятилетиями находящейся в стагнации) от вероятного коллапса могут три фактора.



Во-первых, если Реджеп Тайип Эрдоган сможет на такое пойти, то это резкий внешнеполитический разворот в сторону Запада (что означает отказ от поставок российских комплексов ПВО; курс на снижение конфронтации с Грецией и иными членами НАТО из числа соседей Турции; попытка договориться с президентом США о снижении пошлин на импорт турецких металлов; курс на более светское развитие общества и государства, и т.п.).

Во-вторых, западными аналитиками для восстановления турецкой экономики предлагается осуществить резкое снижение независимой геополитической активности Турции на Ближнем Востоке. Это подразумевает общее и значительное сокращение военных расходов; отказ от противостояния с постепенно формирующимся из территорий Северного Ирака, Восточной Сирии и Юго-Восточной Турции курдским государством; новое заявление о готовности поддержать США и их союзников в вероятной войне против Ирана и так далее.

В-третьих, вышеуказанными экспертами рекомендуется правительству Эрдогана срочно обратиться к Международному валютному фонду за финансовой поддержкой, чтобы путём полученных кредитных займов остановить падение курса как национальной валюты, так и турецких ценных бумаг.

С одной стороны, вроде бы всё очень правильные и адекватные советы, только мы хорошо помним, что благими намерениями обычно выстилается дорога в ад…

В связи с происходящим остаётся добавить, что только одно может радовать россиян: отечественный рынок фондовых активов и так находится с 2014 года в не особенно хорошем состоянии, и поэтому каких-то массовых спекуляций (в том числе турецкими ценными бумагами) и связанных с этим больших колебаний на нём ждать не стоит. Да, конечно, курс российского рубля, как и украинской гривны и ряда иных национальных валют, тоже упал, но это делалось больше «за компанию», на основании биржевых спекуляций, так как не было обусловлено серьёзными экономическими факторами.

Отметим, что доля собственно российских инвестиций в турецкую экономику на текущий период весьма незначительна, поэтому вероятный «новый кризис Османской империи» Россию в собственно экономическом плане (в отличие от военно-политического) никак не должен затронуть…
Автор:
Михаил Матюгин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти