Убыхи. Часть 1. Пираты Чёрного моря

Гениохи, зихи (зиги) и ахеяне (ахеи, ахейцы) канули в Лету, но оставили потомков. Потомков не только по крови, но и по опасному бизнесу пиратства. Более того, их потомки подняли бизнес предков на новую высоту. Своеобразным Эдмундом Хиллари, покорившем пиратский Эверест, были убыхи.

Сейчас сам народ убыхов практически исчез. После Кавказских войн подавляющая часть убыхов уехал в казалось бы дружественную Турцию (хотя турецкие корабли неоднократно становились убыхской добычей), которая в считанные годы «переварила» своих друзей, полностью ассимилировав их. Немногочисленные оставшиеся убыхи оказались в заложниках своего собственного образа жизни, отказ от которого разобщил их, а многих поставил вне закона. Ведь подавляющее их большинство к тому времени забросили земледелие и скотоводство, вместо этого мужчины предпочитали высокодоходный морской разбой и работорговлю.




Посему попытки романтизировать этот, пускай воинственный и храбрый народ автору кажутся нелепыми, т.к. работорговля — один из самых пещерных и бесчестных актов человеческой истории. Известный этнограф, археолог, историк и действительный статский советник Российской империи Адольф Берже писал об этой тёмной стороне смелых бойцов гор: «Пленопродавство, неизменный спутник грабежей и набегов, вошло в нравы и обычаи горских народов и распространилось даже на собственных детей…»

Так, в некоторых источниках указан и вовсе отталкивающий обычай, распространившийся среди убыхов, бывших флагманом работорговли. За огромный калым (выкуп) некоторые семьи «выдавали замуж» в Турцию своих собственных дочерей и сестёр. В тех обстоятельствах это «замужество» по факту представляло собой продажу в рабство. Кстати, поэтому многие убыхи и мигрировали в Турцию, т.к. у них там было некое подобие родственных связей.

Убыхи проживали на территориях в районе нынешнего Сочи, используя устья впадающих в Чёрное море рек, таких как Хоста, Мзымта, Шахе, Кудепста и т.д., в качестве своеобразной базы для своих пиратских кораблей. Несмотря на то, что часто упоминается термин Убыхия, как и Гениохия, и Черкесия (в Турции, к примеру, к черкесам относили вообще всех выходцев с Северного Кавказа – адыгов, абхазов, шапсугов, натухайцев и самих убыхов), с определением «государство», единое и обозначенное границами, не имеет ничего общего. Это просто название территории, на которой в основном проживает сплочённый культурой и языком народ.


Черкесы. Национальный музей Адыгеи, Майкоп

Административное устройство убхского общества отличалось консерватизмом и патриархальностью, являясь практически родоплеменным. У власти над каждым родом стоял аристократ (патриарх наиболее древней фамилии, князей в известном нам смысле у них не было) – глава народного объединения, а каждый род владел своей территорией со всеми вытекающими последствиями.

При этом убыхи часто создавали как племенные союзы даже с родственными народами (абхазы, абазины и т.д.), так и вели с родственными черкесскими «коллегами» по разбою небольшие войны за контроль над территорией или правом единолично грабить торговые суда. К концу Кавказских войн, когда часть абхазов, не желая больше быть игрушкой в политике Турции и Запада против России, переходили в подданство империи, убыхские отряды проводили против бывших союзников и по сути «родственников» карательные рейды. Однако сами убыхские роды почти не враждовали – этому способствовала традиция аталычества, когда совсем юного убыхского парня отправляли на воспитание к соседям, а то и в другое племя.

Убыхи. Часть 1. Пираты Чёрного моря

Черкесская боевая галера

Несмотря на известную степень разрозненности, военное дело убыхов было поставлено весьма высоко. В отличие от многих адыгских (черкесских) народов воинские формирования убыхов вполне можно было именовать армией. Она была чётко организована и структурирована. Был авангард, отряды прикрытия и группы снабжения. Это как раз положительно (если можно так сказать) сказалось на пиратском ремесле. В самом деле, большой разницы между пиратским нападением и ведением боевых действий убыхские командующие не видели. Таким образом, при всей малочисленности убыхи сильно выделялись даже среди других родственных черкесских пиратов.

Корабли этого необычайно воинственного народа заслуживают отдельного упоминания. Отчасти это были далёкие потомки гениохских камар, т.к. также были вёсельными, хоть и носили иногда парусное вооружение. Но сравнивать их с камарами во всём было бы верхом некорректности. Эти корабли были куда более крупными и скорее походили на галеры, а в некоторых источниках их именовали бригантинами. Стоит сделать небольшую оговорку, подтверждающую факт применения парусов. На русском флоте существовали гребные бригантины, поэтому моряки, завидевшие убыхский пиратский корабль, идущий на вёслах и под парусами, именовали их привычным для них термином.


На переднем плане модель боевой галеры. Национальный музей Адыгеи, Майкоп

Корабли убыхов обладали высокой по тем временам скоростью и маневренностью, при этом были достаточно мореходны. Так, один из князей Аублаа (княжеская абхазская и убыхская аристократическая фамилия), а именно сочинский князь Ахмет Аублаа (есть мнение, что он по крови был абхазом – последствия аталычества) в первой половине 19-го века владел необычайной почти мифической бригантиной. На ней он, во главе военизированного отряда головорезов, не только атаковал торговые суда в открытом море, но и совершал отчаянные рейды даже на крымское и турецкое побережья, ловко уходя от преследования крупных кораблей как Российской империи, так и Турции. Кстати, слава Ахмета Аублаа на черноморских берегах по своим масштабам могла не только конкурировать, но даже порой превосходила пиратскую славу Генри Моргана или Уильяма Кидда.



У убыхов формировались целые флотилии боевых галер, которые, конечно, уже невозможно было унести с собой в кавказские леса, поэтому укрытием для них служили укромные устья рек. Эти корабли по своей конструкции принадлежали к семейству черкесских судов. К концу 18 века убыхи, как и остальные черкесские народы, начали вооружать свои корабли небольшими лёгкими пушками-фальконетами. Орудия либо покупались за границей Убыхии, в том числе в Турции, либо добывались в бою. Диаметр канала ствола фальконета не превышал 50-60 мм, поэтому они применялись во время абордажа. Какого-либо урона крупному кораблю, да ещё с приличного расстояния, они причинить, конечно, не могли. Однако…

Отсюда, кстати, и специфическая тактика морского боя у убыхов, которая весьма напоминала тактику гениохов – быстрое и внезапное сближение с кораблём противника и захват в абордажной схватке. Когда атаке подвергалось крупное судно, штурм проводился силами нескольких галер с разных сторон. Маневренные приземистые независящие от направления и силы ветра галеры добивались эффекта неожиданности, нападая ночью, в тумане или со стороны солнца.


Пушка-фальконет

Если должного эффекта внезапности добиться не удалось, пираты-стрелки с помощью кремневых ружей и указанных выше фальконетов старались огнём подавить опомнившуюся команду, чтобы стать с кораблём борт о борт. Стоило абордажным крючьям впиться в деревянные борта жертвы, как мигом на палубе оказывалась абордажная команда. Судьба судна была предрешена.

Бойцы таких штурмовых отрядов были вооружены мушкетонами или, так называемыми, абордажными пистолетами. Это оружие, способное вести огонь картечью, не имея точности ввиду конструкции, обладало большой поражающей силой, а вес картечи достигал 80 грамм. Также пираты, конечно, вооружались пистолетами. Но отличительной особенностью их вооружения было, разумеется, столь характерное Кавказу холодное оружие.


Кинжал кама

Излюбленным оружием пиратов были шашки, но этим их арсенал не ограничивался. Большое хождение имели удлинённые и укрупнённые кинжалы кама, которые чем-то отдалённо напоминали римские короткие мечи гладиусы, правда, последние не имели длинного узкого дола вдоль клинка. И уж совсем экзотикой на фоне другого холодного оружие, ходившего в пиратской среде, были кинжалы, иногда именуемые мечами, кваддара (также встречается наименование каддара). Кваддара имеет прямой клинок с незначительным изгибом, имеющий одностороннюю заточку. При этом чаще всего кольчуги, бытовавшие в военной среде черкесов, на море популярностью не пользовались — стоило выпасть за борт, как боец мигом шёл на корм рыбам.


Кваддара

Торговля награбленным шла бойко. На «рынки» Убыхии и Абхазии слетались турецкие дельцы. А порой сами убыхи ходили к турецким берегам со знатным «товаром», включая людей. В Турции даже существовали десятки черкесских «торговых» семей, поселившиеся в Порте для удобства ведения дел. Даже во время Кавказских войн и крейсерства русских кораблей, в условиях полной конспирации, подавая световые сигналы, турецкие суда торговцев (по факту контрабандисты и рабовладельцы), приставали к берегам Северного Кавказа. Война, пиратство и любые бедствия Кавказа всегда приносили барыш Турции и другим странам.
Автор:
Восточный ветер
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти