Лес русский, дрова китайские?

Россия продаёт лес в Китай с незапамятных времён. Его сплавляли южному соседу по многочисленным рекам, везли на телегах, в советские времена стали использовать даже автомобильный транспорт. Но наладить регулярные поставки леса и пиломатериалов, и уж тем более – продукции более глубокой переработки, к примеру, бумаги, по железной дороге в действительно солидных масштабах так и не удалось.

И это даже несмотря на появление таких артерий, как КВЖД, Транссиб, а затем и БАМ. Китай никогда не был, да и сегодня не стал главным покупателем «русского леса». На эту роль мы давно выбрали Финляндию. Впрочем, как свидетельствуют данные Росстата. по закупкам круглого леса китайцы всё-таки уже вышли в лидеры.


Лес русский, дрова китайские?

Заготовка и экспорт круглого леса в России. Источник: Росстат

Тем не менее, информационный фон вокруг ряда вообще-то незначительных проектов и решений по сотрудничеству России и Китая в лесной отрасли практически сразу стал негативным. Социальные сети буквально переполнены сообщениями о «вырубке сибирских лесов», об «эшелонах кругляка, приготовленного к отправке в Поднебесную».

В Бурятии и Забайкалье регулярно митингуют «зелёные» и солидарные с ними граждане, обеспокоенные судьбой «русского леса». А заодно с лесом – и священного Байкала. И мало кто обратил внимание, что всё это произошло в условиях, когда Китай очень существенно нарастил объёмы закупок продукции деревопереработки, а также и необработанного леса в США.

Да, именно в США, где, в отличие от России, масштабы вырубки лесов все последние годы отнюдь не снижаются. При этом и в самом Китае, вопреки многочисленным утверждениям о полном запрете вырубки леса, данная отрасль не просто развивается, а растёт опережающими темпами.

В итоге буквально напрашивается вывод, что проблема «китайских лесорубов» не просто во многом надуманная. Она, судя по всему, инспирирована теми, кому невыгодно расширение экономических связей двух стран в любой сфере. И уже не важно, что реальность раз за разом опровергает фейковые вбросы, тем более что «плохих лесов» в России действительно становится всё больше.

Причём не только в Сибири и вокруг Байкала. Но происходит это отнюдь не всегда только потому, что его варварски вырубают. То ли китайцы, то ли китайские наёмники из местных. Как это ни странно, но среди причин деградации многих лесов есть как раз и явно недостаточные объёмы вырубок, проводимых в целях чистки и защиты от разного рода вредителей.

Впрочем, нельзя забывать, что Китай покупает лес и в целом ряде других стран, и практически регулярные перебои с поставками из России для него вообще-то не носят критического характера. Сами же перебои связаны, как обычно, с нашими внутренними российскими проблемами.

При этом даже отнюдь не официальная статистика, а данные независимых исследовательских центров, к примеру, Всемирного фонда живой природы (WWF), свидетельствуют о поистине удивительных фактах.

Даже с учётом нелегальной вырубки в большинстве регионов, где, по свидетельству ряда СМИ, «бесконтрольно» рубят лес для Китая, объёмы промышленной вырубки не достигают и минимально необходимых масштабов.

Масштабов, необходимых для поддержания лесов в том состоянии, который среди специалистов принято называть «допустимым к вырубке, при которой экологическому благополучию территории не будет нанесен ущерб». И который, кстати, впоследствии позволяет вновь эффективно развивать лесотехническую отрасль.

К примеру в Бурятии, по оценкам того же WWF, практически совпадающим с данными Росстата, в среднем возможна, а вообще-то и необходима, ежегодная вырубка 10 млн. кубометров (в 2017-м — 10,5 млн.). Однако вырубается в республике каждый год не более 27% этого объема (в среднем за последние десять лет — 23%). Например, в прошлом году вырубили всего 2,6 млн кубометров.

Примерно так же обстоит дело и с информацией о миллионах кубометров, которые уходят за бесценок в Китай. По поводу «бесценка» не будем даже спорить: в конце концов, кому хочется работать себе в убыток, запретить ему это нельзя. Важнее, чтобы отчисления налогов и таможенных пошлин в полной мере соответствовали объёмам экспорта.


Итак, растут ли объёмы вывоза не переработанной древесины в Китай? Как можно видеть из приводимого ниже графика Росстата, немного растут, но после столь значительного снижения, что до сих пор нет и речи даже о достижении уровня ещё 2011 года.



На самом деле статистика свидетельствует, что, начиная примерно с 2008 года, практически синхронно с мировым финансовым кризисом, стали расти поставки в Китай не кругляка, а пиломатериалов. Не станем забывать тот факт, что именно в 2008 году российское правительство резко (до 25 процентов) повысило таможенные пошлины на вывоз круглого леса из Сибири, сделав их практически запретительными.

Несмотря на то, что после вступления России в ВТО (в 2012 году) пошлины пришлось снизить с 25 до 15 процентов, барьер остался почти непреодолимым: страна ввела жёсткие квоты. С того времени легально лес из нашей страны можно вывозить в основном в виде пиломатериалов: доски и бруса. Тем более что в отрасли обзавелись системой контроля, схожей с применяемой в ликеро-водочной промышленности, когда маркированная единица продукции отслеживается вплоть до розничного прилавка.

Понятно, почему тогда же в Забайкалье, Иркутской области и Бурятии, а также в соседних регионах, хотя и не в таких масштабах, стала бурно развиваться собственная переработка. Как на базе леспромхозов, сумевших уцелеть ещё с советских времён, так и за счёт появления множества мелких и средних хозяйств с собственными лесопилками. Всё это в совокупности привело к снижению суммарных показателей объёмов экспорта российского леса в Китай.

Тем не менее, с развитием местной переработки сразу пошли в рост закупки доски и пиломатериалов, что, как видим, и подтверждается статистикой.



Две девальвации рубля, случившиеся за последнее время, подтолкнули китайских партнёров к тому, чтобы изменить свою бизнес-стратегию. Вместо попыток обосноваться в «русском лесу» с собственными бригадами лесорубов, или, более того, пытаться самим так или иначе заняться деревообработкой, они решили пойти по пути инвестирования в российские производства.

И лучше напрямую, покупая доли в предприятиях или же превращая их в русские филиалы китайских компаний. Пока, надо признать, такая стратегия срабатывает не слишком успешно. Основной причиной сложностей с привлечением инвестиций остаётся российская бюрократия как наверху, так и на местах, где процедура оформления лесосек в аренду затягивается так, что набегающие проценты по кредитам порой даже у китайцев отбивают охоту продолжать дело.

Но есть и ещё одна причина, заведомо отпугивающая китайцев, до полусмерти запуганных антикоррупционной практикой пекинской власти. Речь о чисто российской традиции работать не благодаря, а вопреки. И вопреки закону в том числе.

Китайцы, как и сами сибиряки, вполне осведомлены о том, что российские лесничие, которых у нас вообще-то официально сегодня вроде как и не существует, превратились из «хозяев тайги» в этаких «паханов леса».

Чиновничество, связанное с лесом, почти поголовно погрязло в коррупции. Небескорыстная, разумеется, практика выделения делянок больше, чем отведено в документах, давно стала нормой. В связи с этим официальная статистика вырубки не отражает реальных масштабов заготовки.

И экспорта, скорее всего, тоже, хотя пересечь российско-китайскую границу с существенным «превышением веса» до сих пор совсем не просто. И всё же, как говорят лесорубы, если в отчётности на одном гектаре растёт сто кубов, это вовсе не значит, что на нём нельзя срубить триста и даже четыреста.

Если судить только по объёмам сбыта леса и пиломатериалов, становится ясно, что в регионах, граничащих с Китаем, леса вырубается намного больше, чем проходит по отчётным бумагам. К тому же российские «правила игры» в этой сфере, начиная с пресловутого Лесного кодекса, таковы, что за варварское использование лесов сегодня и ответить-то, по сути, некому. Полноценное лесное хозяйство страны существует, кажется, только на бумаге.

В Республиканском агентстве лесного хозяйства Бурятии, комментируя шумиху вокруг «китайской экспансии», отметили, что куда сильнее их беспокоит сама практика современного лесоповала. После введения жёстких правил и квот обычным стало, когда полученный вполне легально лес и экспортируется тоже легально. Но как его срубили и вывезли, никто даже не представляет.

Всё чаще обработка делян ведётся с грубейшими нарушениями правил лесопользования, точнее, вообще без правил. Вырубка подчистую, вплоть до молодняка, уже мало кого удивляет, не то что пугает. Деляны после рубки не убираются, что препятствует росту новых деревьев, и лес не восстанавливается. И счёт в такой рубке идёт, увы, не на сотни кубометров, а на десятки тысяч.

В России на сегодня ведь нет ни эффективной лесной охраны, не принято и фактически никаких, даже минимальных, мер по борьбе с лесными пожарами. И уж тем более по их профилактике. За всё, как уже повелось много лет, отдувается МЧС.

Стоит ли удивляться, что леса в России, и в первую очередь в таежной зоне, деградируют быстрее, чем их даже успевают вырубить. И делают это вовсе не гости из Поднебесной.
Автор:
Алексей Подымов, Виктор Малышев, д.э.н.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

45 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти