Развёртывание армии вторжения и стратегический план Франции перед началом боевых действий

Развёртывание армии вторжения и стратегический план Франции перед началом боевых действий

Французский император Наполеон Бонапарт долго и тщательно готовил свой поход в Россию. Он понимал, что Россия обладает огромной военной мощью, поэтому Наполеон собрал огромную по тем временам армию - т. н. «Великую армию». Наполеон хотел одним сокрушительным ударом сломить русскую армию, заставить Александра выполнить его условия. Французскому императору потребовалось два года, чтобы мобилизовать силы для вторжения в Российскую империю.

Сосредоточение французских вооружённых сил началась ещё в 1810 году и проводилась в строгой тайне. Их передвижение на восток облегчалось тем, что после разгрома Пруссии и Тильзитского мира 1807 года, Париж получил право держать гарнизоны в ряде прусских крепостей. Французские войска стояли в Шпандау, Кюстрине, Штеттине и ряде других крепостей. Вскоре французские войска получили право занять Кёнигсберг и Пиллау.


К концу 1810 года на Нижней Эльбе был дислоцирован 60-тысячный Эльбский обсервационный (наблюдательный) корпус одного из наиболее выдающихся полководцев Франции, «железного маршала» Луи Никола Даву. Этот корпус состоял из лучших частей французской армии и стал основой для развёртывания всех остальных войск. На Рейне располагалась 100 тыс. армия Рейнского союза, полностью подконтрольного Наполеону. Варшавское герцогство имело под ружьём 30 тыс. человек. Таким образом, в первом эшелоне вторжения французский император имел около 200 тыс. человек. Кроме того, в распоряжении Наполеона были: 45-тысячный обсервационный корпус, который базировался в Северной Франции и Голландии; 40-тысячный франко-итальянский корпус дислоцировался в Северной Италии; плюс 20-тысячный саксонский корпус. То есть во втором эшелоне было примерно 100 тыс. солдат и офицеров. Это притом, что Франция вела войну на Пиренейском полуострове, и держала там примерно 250-300 тыс. человек. Наполеон Бонапарт не преувеличивал своих возможностей, когда в 1810 году говорил доверенному лицу русского императора и военно-дипломатическому агенту России Александру Чернышёву, что он имеет в Европе 300 тыс. свободных французских войск и может довести их в 1811 году до 600 тыс. солдат.

Особенно активно Наполеон стал готовить войска с конца 1810 года. В декабре 1810 года был объявлен набор 80 тысяч конскриптов (от лат. conscriptus, фр. conscrit, от лат. Conscribere – «вписывать, вносить в список», поступивший в военную службу по конскрипции, по набору, новобранец). Три дивизии перевели из Южной Германии к побережью Балтийского моря. Одновременно отданы приказы о ещё более мощном укреплении Данцига, усилении его гарнизона, переводе артиллерийских складов в Магдебург и Варшавское герцогство.

В начале 1811 года Наполеон приступил к реорганизации «большой армии». Эльбский корпус был переформирован в два корпуса: 1-й под командованием Даву (примерно 70 тыс.); 2-й во главе с маршалом Никола Удино (35 тыс., большинство солдат были французы, но были и поляки, хорваты, швейцарцы). Наблюдательный корпус в Северной Франции и Голландии (3-й корпус) возглавил маршал Мишель Ней. Итальянским корпусом (4-й корпус) командовал вице-король Италии Евгений де Богарне. К середине 1811 года число французских войск в Центральной Европе (включая силы Рейнского союза) было доведено до 240 тыс. солдат. Численность войск Варшавского герцогства довели до 60 тыс. человек. 5-м корпусом (польским) командовал князь Юзеф Понятовский. Был переформирован 20- тысячный саксонский корпус (7-й корпус). Одновременно из Франции шли новые войска для усиления гарнизонов крепостей в Центральной Европе. Была подготовлена к походу Императорская гвардия (35-47 тыс. человек). Гвардия подразделялась на Старую гвардию, Молодую гвардию и гвардейскую кавалерию. В результате в 1811 году к походу было готово примерно 400 тыс. солдат и офицеров. Наполеон продолжал наращивать свои вооружённые силы. Он похвастался А. И. Чернышеву: «В несколько лет я в состоянии буду располагать 800 или 900 тыс. солдат, - а тогда может ли Россия противопоставить мне такое количество!»

В декабре 1811 года был объявлен новый набор новобранцев: 120 тыс. человек для армии, 12 тыс. для флота и сбор конскриптов призывов прошлых лет – до 60 тыс. человек. Включая новобранцев, численность Великой армии была доведена до 600 тыс. штыков и сабель. Но надо учитывать тот факт, что не все части отличались высокими боевыми качествами. Много дезертиров было из германских войск и французских новобранцев, их число достигло несколько десятков тысяч человек. Младший брат французского императора Жером Бонапарт (с 1807 года король Вестфалии) писал Наполеону в 1811 году: «Брожение возросло в высокой степени; самые сумасбродные надежды возбуждаются и поддерживаются с воодушевлением; ставят в пример Испанию, и если дело дойдёт до войны, то вся местность между Одером и Рейном станет очагом обширного и деятельного восстания». Наполеона эти проблемы не смутили, он продолжил подготовку к войне. В принципе он был прав – Германия не стала для французов «второй Испанией».

В середине 1811 года французский император ещё не считал возможным встретить русскую армию у Вислы. Поэтому основная база была на Одере. На эти силы в случае наступления русских войск должен был опереться Даву. А с флангов его должны были поддержать гарнизон Данцига и саксонский корпус. Только в конце 1811 года Даву получил приказ перебросить войска на Вислу. В это время французский император прямо говорил русскому послу во Франции Александру Борисовичу Куракину, что в его распоряжении есть 500 тыс. армия. Кроме того, Наполеон Бонапарт был уверен в участии в войне на стороне Франции вспомогательных корпусов Пруссии и Австрии.

К февралю 1812 года «великая армия» была в целом сформирована. Все корпуса получили свои номера, была установлена и общая нумерация дивизий. В 1-й корпус маршала Луи Даву вошли 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я и 7-я дивизии. Во 2-й корпус Удино вошли 3 пехотные дивизии – 6-я, 8-я и 9-я, плюс две лёгкие кавалерийские бригады. В 3-й корпус Нея вошли три французские дивизии – 10-я, 11-я, 12-я и 25-я вюртембергская пехотная дивизия. 4-й корпус Евгения Богарне имел в совеем составе 2 французские пехотные и 1 итальянскую пехотную дивизии – 13-я, 14-я, 15-я, плюс Итальянская гвардия и 2 лёгкие кавбригады. 5-й корпус (польский) Понятовского – 16-я, 17-я, 18-я польские дивизии и лёгкая кавалерия. 6-й корпус (баварский) возглавил генерал Лоран де Гувион Сен-Сир, он состоял 19-й и 20-й баварских дивизий, двух бригад лёгкой кавалерии. 7-й корпус (саксонский) под командованием генерала Жана-Луи Ренье состоял из 21-й и 22-й саксонских дивизий, двух бригад лёгкой кавалерии. Саксонский корпус должен был действовать на южном стратегическом направлении вместе с австрийским вспомогательным 30-тыс. корпусом, которым командовал Карл Шварценберг. 8-й корпус (вестфальский) под командованием Жерома Бонапарта, его заместителем был более опытный в военном деле генерал Доминик Жозеф Вандам. В корпус входили 23-я и 24-я пехотные дивизии, бригада лёгкой кавалерии.

Кроме того, в «великую армию» входили: 9-й (резервный) корпус маршала Клода-Виктора Перрена. В нем было 3 пехотные дивизии и легкая кавалерия. Корпус состоял из французов, поляков и немцев. 10-м прусско-французским 30-тыс. корпусом командовал маршал Этьен Жак Макдональд. Корпус состоял из 2 прусских дивизий, французской дивизии и лёгкой прусской кавалерии. Макдональд имел задачу прикрывать левый фланг Великой армии, действовать на северном направлении. 11-й 60-тысячный корпус был резервным и располагался в Пруссии (в гарнизонах крепостей). К тому же корпус был должен обеспечить тыл Великой армии Наполеона. Во вторжении приняли участие также Императорская гвардия и три кавалерийских корпуса под командованием маршала и короля Неаполитанского королевства Иоахима Мюрата. В состав каждого кавкорпуса входили лёгкая кавалерийская дивизия и 1—2 кирасирские дивизии, корпуса насчитывали в начале кампании свыше 30 тыс. всадников.

По данным генерала Жоржа Шамбрэ («История экспедиции в Россию» в 2-х томах ), на 1 июня 1812 года в составе французской Великой армии было: 491 953 человек в пехоте, 96 579 в кавалерии, в артиллерии 21 526 человек, нестроевых 37 100.

Ещё в 1811 году предполагалось, что основной базой для операционной линии войск будет система крепостей на реке Одер. Поэтому города по Одеру, а также Данциг и Штеттин были обеспечены крупными продовольственными запасами. Когда приняли решение перенести базу на реку Вислу, сюда переместили и припасы армии вторжения. Крупные продовольственные базы заложены в Варшаве, Бромберге, Торне, Модлине, Мариенбурге, Мариенведере и Эльбинге. Основной продовольственный магазин был создан в Данциге (Гданьске). Здесь в начале 1812 года был сосредоточен запас продовольствия на 50 дней на 400 тыс. человек и фуража на 50 тыс. лошадей. Это позволяло начать стратегическое развёртывание Великой армии. Вспомогательные магазины развернули в Вышгороде, Плоцке и Влоцлавске. Уже во время выдвижения войск к русской границе дополнительные склады создали в Кёнигсберге, Остероде, Гутштадте, Вилленберге, Ростенбурге, Сольдау, Вейланде, Инстербурге, Гумбинене, Тильзите и других городах. Обязательство по заполнению этих магазинов взяло на себя Варшавское герцогство. Склады боеприпасов располагались в Торне (4 млн. патронов), Модлине (1,7 млн. патронов), Пиллау (2 млн. патронов), кроме того в каждом было по 25 зарядов на орудие. Главный резервный склад был расположен в Магдебурге. Артиллерийские полки сосредотачивались в Глогау, Данциге, Кюстрине и Штеттине. Надо отметить, что вся операционная линия была дополнительно укреплена, на случай удара русских войск. Так были приведены в полную готовность крепости Модлин и Торн, усилены предмостные укрепления в Варшаве и ряде других городов. Большое внимание уделено укреплениям Данцига.

Для доставки продовольствия в войска в армии сформировали 20 обозных батальонов 6-ротного состава, они были способны перевести месячный запас продовольствия. 12 батальонов имели тяжёлые повозки, на 1,5 тонны каждая, с четвёркой лошадей. Штат такого батальона предусматривал наличие 771 человека, 1227 лошадей, 252 повозок. Правда, уже в начале похода повозки пришлось заменить транспортными средствами, которые изъяли у местного населения. 4 батальона имели одноконные повозки, которые могли перевозить 600 кг груза, по 606 повозок в каждой части. 4 батальона были обеспечены 600 воловьими упряжками, каждая перевозила по 1 тонне груза.

Планы и развёртывание войск

Ещё в начале марта 1812 года основные силы французской армии располагались на Эльбе. Только 1-й и 7-й корпуса дислоцировались на Одере. Прусские войска были сосредоточены в Восточной Пруссии, польские под Варшавой. Некоторое время Наполеон подумывал о главном ударе на северном направлении – взятии Динабурга и Риги. А затем опираясь на них развивать наступление. Но этот план вскоре отбросили, обстановка на Балтийском море не позволила осуществить это намерение.

К началу апреля дислокация войск была изменена. Главные силы были выдвинуты к Одеру. В первом эшелоне на Висле располагались 1-й, 5-й пехотные корпуса и 4-й кавалерийский корпус (8 тыс. человек) под командованием генерала Мари Виктора Латур-Мобур де Фэ. В апреле основные силы начали выдвигать к Висле: 2-й, 3-й, 6-й, 7-й, 8-й пехотные и 1-й и 2-й кавалерийские корпуса перешли Одер и шли через Пруссию. 4-й пехотный и 3-й кавалерийский корпуса шли из Италии через Тироль и Австрию. Прусские войска (10-й корпус) сосредотачивался у Кёнигсберга. В тылу на Рейне, собирали части резервных 9-го и 11-го корпусов.

В начале мая 1812 года Великая армия расположилась на Висле. На правом фланге у Лемберга (Львова) стоял вспомогательный австрийский корпус Шварценберга. У Радома 7-й саксонский корпус. 5-й и 8-й корпуса у Варшавы и Модлина, у Плоцка – 6-й корпус, у Калиша – 4-й корпус, у Торна – 3-й корпус, у Мариенведера – 2-й корпус, у Эльбинга и Данцига – 1-й корпус, у Кёнигсберга – 10-й прусский корпус. Гвардия выдвигалась от Берлина к Торну. Таким образом, в мае 1812 года примерно 640 тыс. армия вторжения была развёрнута на фронте в 500 кв. км и была готова к наступлению.

На Висле армия Наполеона простояла около 20 дней. В это время от Данцига и Эльбинга шла переброска продовольствия на 11-12 дней к Неману. Запасы были сосредоточены в Тапиау, Велау, Инстербурге и Гумбинене. Одновременно организовали военные дороги, этапы с проходными магазинами и госпиталями. Главная коммуникация: Торн (Торунь) – Берлин - Магдебург – Майнц. Правый фланг: Гродно – Ломжа – Пултуск - Варшава – Торн. Левый фланг: Ковно – Инстербург – Велау – Остероде – Торн. Чтобы скрыть направление главного удара, по приказу французского императора распускались различные ложные слухи, производились демонстрационные движения войск на южном направлении (якобы готовился удар по Украине).

Наполеон планировал захватить Москву. Москва была важнейшим историческим, политическим и экономическим центром России. Он говорил: «Если я возьму Киев, я возьму Россию за ноги; если я овладею Петербургом, я возьму её за голову; заняв Москву, я поражу её в сердце». Надо заметить, что Украина в планах французского императора занимала особое место. Он знал, что на Правобережной Украине сильны позиции польской шляхты, которая хочет быть частью Великой Польши. На Украину засылали агентов с целью побуждения населения к волнениям. Украина могла стать плацдармом, который обеспечит Великую армию для наступления на Центральную Россию. Правобережная Украина должна была войти в состав королевства Польша во главе с Понятовским, а на Левобережье Наполеон хотел организовать два вассальных княжества. Но наносить основной удар на южном направлении Наполеон собирался при содействии 100 тыс. турецкой армии. Бухарестский мирный договор 16 (28) мая 1812 года между Османской и Российской империями завершил Русско-турецкую войну 1806—1812 годов. Планы Наполеона на союз с Портой и участие сильной турецкой армии в войне с Россией были похоронены. Южное направление было исключено. Наполеон хорошо изучил опыт шведского похода Карла XII и не собирался повторять его ошибок.

Северное стратегическое направление также отпало, хотя разработки и велись. Швеция не стала союзником Франции в войне с Россией. К тому же Швеция заняла холодную нейтральную позицию и могла стать союзником Британии и России (так оно и вышло). Господство русского и шведского флотов на Балтике не позволяли снабжать Великую армию морем. А это ограничивало возможности по ведению боевых действий на северном направлении. В результате осталось только центральное – московское направление.

Причём, первоначально, Наполеон видимо, ещё сомневался надо ли вторгаться вглубь России. Он говорил австрийскому дипломату Меттерниху, что закончит кампанию в Минске и Смоленске. После захвата этих центров, Наполеон хотел закрепиться и в течение зимы 1812-1813 г. заняться проблемой организации «независимой» Литвы. Французский бригадный генерал Филипп-Поль де Сегюр, входивший в окружение и оставивший воспоминания по истории наполеоновских войн, также сообщает о том, что Наполеон хотел остановиться на рубеже Двины. Он хотел разбить русские армии в приграничных генеральных сражениях, что вынуждало Александра I принять его условия. Была надежда и на русскую аристократию, Арман де Коленкур в мемуарах вспоминает слова императора: «Он заговорил о русских вельможах, которые в случае войны боялись бы за свои дворцы и после крупного сражения принудили бы императора Александра подписать мир». Движение на Москву стало неизбежным после того, как русскую армию не удалось разбить в приграничных сражениях. Сама логика вторжения толкала Наполеона на движение вглубь России.

К тому же Наполеон довольно хорошо знал состояние и дислокацию русских войск. Практически до самого начала войны он сохранял мнение, что есть большая вероятность русского наступления. Русские войска были хорошо подготовлены, обладали высоким боевым духом (как командиры, так и солдаты), поэтому вполне могли перенести боевые действия на территорию противника. На этом предположении и основывалось развёртывание войск. Русское наступление на Варшаву встречал заслон, а Наполеон с основными силами был готов ударить вправо, охватив русские войска. Для решения этой задачи войска были разделены на три группы. На правом фланге стояла группа Жерома – 5-й, 7-й, 8-й пехотные, 4-й кавалерийский корпуса (около 80 тыс. солдат). Эти силы должны были защищать основные базы и сковывать силы врага. Центральную группу составили 4-й, 6-й пехотные, 3-й кавалерийский корпуса под общим руководством принца Евгения Богарне (около 80 тыс. человек). Группа Богарне была должна поддерживать главные силы и при необходимости помочь войскам правого фланга. Левый фланг составили лучшие силы армии – 1-й, 2-й, 3-й пехотные и 1-й, 2-й кавалерийские корпуса (до 220 тыс. человек). Этой группой руководил сам император, она была должна совершить охват и уничтожить русские силы. Фланги прикрывали прусские и австрийские войска. В результате Наполеон собрал на левом фланге основные и отборные силы, мечтая повторить Ульм, где в октябре 1805 года была окружена и разбита австрийская армия генерала Мака.

В соответствии с этим замыслом в начале июня французская армия стала выдвигаться на новые рубежи. Пехотные части левого фланга вышли на линию Инстербург – Кальвария; силы центра – в районе Ростенбурга; правый фланг – Остроленка – Варшава. Впереди расположилась кавалерия. Левая группа к 10 (22) июня вышла к Неману и была готова к переправе, но задержка войск центра и правой группы, вынудила отложить начало вторжения до 12 (24) июня 1812 года.

В целом план был хорош: войска были готовы к удару, средства подготовлены, Великая армия превосходила русские армии, как по отдельности, так и соединёнными. Во главе Великой армии был гений военного искусства и блестящая плеяда французских маршалов и генералов. Французская армия имела ореол непобедимости, одержав ряд блестящих побед над итальянскими, австрийскими, прусскими и русскими войсками.

Вопрос был в том, как поведут себя русские войска – перейдут в наступление и примут генеральное сражение, или будут отходить? Наполеон опасался более всего второго варианта – перерастания войны в затяжной конфликт. В тылу было неспокойно, и удержать Европу под контролем можно было только в случае быстрого успеха. Австрия и Пруссия выставили вспомогательные корпуса, но войну России не объявили. Наполеону приходилось держать значительные силы во всех крупных крепостях Германии. Многие немцы были раздражены французским диктатом. Полностью доверять можно было только французским и польским войскам (почти две трети всей Великой армии). Немцы были морально неустойчивы и при признаках неудачи могли дрогнуть. Огромные силы завязли в затяжной войне на Пиренейском полуострове. Во Франции зрел заговор во главе с Талейраном, его Наполеон подозревал в связях с Британией. Могли поднять восстание сторонники Бурбонов, воспользовавшись недовольством населения – постоянные войны, наборы в солдат, денежный кризис, сильный неурожай во Франции, создали негативную атмосферу в стране.

Фактически Наполеон хотел провести «молниеносную войну», разгромив русские армии в нескольких крупных сражениях и после этого диктовать условия мира Петербургу. Это стало его роковой ошибкой…

Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти