Российская ОГРВ в Приднестровье «на мушке» у HIMARS



В данный момент внимание практически всех аналитических и новостных порталов, блогов и телеканалов заострено на финальном этапе подготовки Сирийской арабской армии, Воздушно-космических сил России, отрядов «Хезболлы», подразделений Корпуса стражей Исламской революции и даже полуторатысячного контингента курдских отрядов YPG к наступательной операции против многотысячного конгломерата исламистских группировок («Хаят Тахрир аш-Шам», «Джейш аль-Ахрар» «Исламского движения Восточного Туркестана» и т.д.), на протяжении нескольких лет контролирующих огромную территорию «идлибского гадюшника» с подачи турецкого руководства. Даже перед началом масштабного штурма с большой долей вероятности можно утверждать, что того «блицкрига», который наблюдался в ходе освобождения «южного деэскалационного треугольника» от формирований FSA, «ан-Нусры» и ИГИЛ (все упомянутые террористические группировки в РФ запрещены), здесь не предвидится.


Ведь на фоне падения национальной валюты, а также новых пошлин на ввоз алюминия и стали Анкара вряд ли готова лишиться ещё и дружественного «идлибского гадюшника», который, во-первых, за последние два года успел частично интегрироваться в турецкую экономику (уже более чем 2 года в данную сирийскую провинцию поставляются энергоносители), во-вторых, превратился для ГШ ВС Турции в своеобразный полигон для испытания различного вооружения без позиционирования себя в качестве стороны конфликта и в военно-политический инструмент влияния на турецко-сирийские и турецко-российские отношения. А поэтому долго муссировать эту тему нет никакого смысла.

Гораздо более животрепещущим вопросом на сегодняшний день является безопасность Оперативной группы российских войск в Приднестровcком регионе (ОГРВ ПРРМ), представленной 82-м и 113-м отдельными гвардейскими мотострелковыми батальонами, а также 540-м батальоном управления, приписанными к в войсковым частям №13962, №22137 и № 09353 соответственно. С 21 мая 2015 года полуторатысячная (1412 военнослужащих или более) ОГРВ, выполняющая миротворческие задачи в районе Днестра, а также охрану артиллерийских арсеналов близ н.п. Колбасна, столкнулась со значительными трудностями в осуществлении ротации личного состава, организованными на законодательном уровне с подачи парламента Молдавии. В этот день в ходе проверки документов сотрудниками молдавской погранполиции был задержан и депортирован в Россию сержант запаса Евгений Шашин, который прибыл в аэропорт Кишинёва для дальнейшей отправки к месту службы — войсковой части №13962 в должности стрелка 82-го мотострелкового батальона. Таким образом, Кишинёв грубо нарушил все существующие договорённости о пребывании российского миротворческого контингента в Приднестровской Молдавской Республике.

Позднее, 28 июля 2017 г., имел место быть инцидент с распоряжением румынских авиадиспетчеров о запрете использования воздушного пространства страны рейсом авиакомпании S7 «Airlines», на борту которого находился вице-премьер России Дмитрий Рогозин с делегацией, направляющиеся в Приднестровье. В Бухаресте такое решение руководства страны объяснили тем, что Рогозин — «санкционная персона». Естественно, аналогичный запрет на использование воздушного пространства Румынии действует и в отношении военно-транспортной авиации ВКС России, а также иных бортов, осуществляющих переброску личного состава и военных грузов в каком бы то ни было направлении. Таким образом, российский контингент в Приднестровье оказался практически в полной блокаде, без возможности осуществления ротации по стандартной и наработанной ранее схеме, а также без единого шанса на пополнение арсеналов двух мотострелковых полков новым стрелковым и противотанковым вооружением, а также новыми войсковыми средствами ПВО и радиоэлектронным связным оборудованием, в чём ОГРВ на фоне модернизации румынской, молдавской и украинской армий остро нуждается уже продолжительный период времени.

Если оценить ситуацию с точки зрения простого и обывателя или диванного обозревателя новостных лент и интернет ресурсов, то можно утверждать, что ОГРВ (вместе с вооружёнными силами Приднестровской Молдавской Республики) легко сохранит боевую устойчивость и за счёт имеющейся в распоряжении военной техники, а также арсеналов, представленных снарядами для ствольной и реактивной артиллерии общей массой более 20 тыс. тонн, находящихся близ населённого пункта Колбасна, в то время как материально-техническое обеспечение 82-го и 113-го МСП может поддерживаться на необходимом уровне благодаря мощностям, имеющимся в самой непризнанной республике. Аргументировать такой вывод можно и тем, что ОГРВ имеет возможность проведения регулярных военных учений совместно с армией ПМР. Но если бы всё было так просто, то и необходимости в существовании военно-аналитических ресурсов не было бы. Вся сложность и взрывоопасность ситуации заключается в том, что искусственно нагнетаемая с подачи Вашингтона напряжённость вокруг Оперативной группы российских войск в приднестровском регионе отнюдь не закончится обычными «дипломатическими боданиями» Кишинёва и Бухареста с Москвой.

Запад аккуратно и методично готовит эскалационную развязку молдавско-приднестровского конфликта, итогом которой, в видении Европейского командования ВС США, должно стать военное поражение малочисленной ОГРВ и её «позорный уход» с территории ПМР. При этом для пущего эффекта начало эскалационного сценария в Приднестровье подводится под новый виток боевых действий на донбасском театре военных действий, что в теории может поставить наши руководства и Генштаб перед серьёзным выбором, ведь «распыляться» подразделениям Южного военного округа (и не только) в данном случае придётся сразу на два нехилых фронта.

Во-первых, это крошечный приднестровский ТВД, который с западного операционного направления теснит 6-тысячная молдавская армия, имеющая в распоряжении 37 100-мм буксируемых противотанковых пушек 2А29 «Рапира», 52 152-мм буксируемых пушки / пушки-гаубицы «Гиацинт-Б» и Д-20 и 11 РСЗО «Ураган», а с восточного операционного направления — куда более многочисленные украинские войсковые формирования, включая артиллерийские подразделения, способные противопоставить ВС ПМР и находящемуся в «котле» российскому контингенту в разы большее количество единиц ствольной и реактивной артиллерии, а также 1 или 2 полноценные механизированные бригады. Открыв артиллерийский огонь сразу с двух операционных направлений, СВ Молдавии и Украины могут нанести непоправимый ущерб как армии ПМР, так и российским мотострелковым полкам, ведь главный артиллерийский «кулак» Приднестровья — это около 80 РСЗО «Град», дальность действия которых ограничена 20,4 км ввиду наличия лишь устаревших неуправляемых реактивных снарядов семейства 9М22/У/У1. В то же время молдавские и украинские «Гиацинты-Б» и «Ураганы» способны отработать на дистанцию 30500 и 35800 метров соответственно. Некоторые могут отметить, что при использовании стандартных неуправляемых ОФС данные системы имеют крайне сомнительную точность, а соответственно, и эффективность, но необходимо помнить и о ВС Румынии, которые в случае масштабного конфликта вряд ли будут сидеть на месте, не оказывая поддержку молдавской стороне. И пища для размышлений здесь есть очень даже серьёзная.

В последние годы продвигается заключение и реализация многомиллиардных оборонных контрактов между правительством Румынии и Пентагоном по линии иностранных военных продаж (Foreign Military Sales, FMS). При этом, как показывает практика, в сделках с Бухарестом (в отличие от других европейских и азиатских государств) нет абсолютно никаких «подводных камней», задержек, а тем более отказов от поставки со стороны оборонного ведомства США: все этапы реализации контрактов идут по чёткому графику. Это неудивительно, ведь Румыния рассматривается Вашингтоном в качестве стратегически важного плацдарма для парирования широчайших оперативно-стратегических возможностей Южного военного округа ВС России, достигнутых благодаря развёртыванию мощной смешанной войсковой группировки в Республике Крым.

При этом наибольшие опасения у командований ВВС и ВМС США, а также ОВС НАТО вызывают не столько дозвуковые и маломаневренные стратегические крылатые ракеты семейства 3М14К/Т, входящие в боекомплекты фрегатов пр. 11356 («адмиральской серии»), малошумных дизель-электрических подлодок пр. 636.3 «Варшавянка», сколько береговые ракетные и ракетно-артиллерийские бригады 22-го армейского корпуса Черноморского флота, на вооружении которых состоит более 11—15 мобильных пусковых установок берегового противокорабельного ракетного комплекса К-300П «Бастион-П», оснащённых 22—30 сверхзвуковыми высокоманевренными ПКР 3М55 (если учитывать одну только 11-ю бригаду). Также речь может идти о десятках 2,5-маховых «прямоточных» противокорабельных ракет типа Х-31АД, которые могут размещаться на подвесках многофункциональных истребителей поколения «4++» Су-30СМ, входящих в состав 43-го отдельного штурмового полка авиации Черноморского флота, а также истребителей-бомбардировщиков Су-34. А есть ещё и дальнобойные 4,5-маховые многоцелевые ракеты класса «воздух-поверхность» Х-32, и гиперзвуковые Х-47М2 «Кинжал» (носителями первых являются Ту-22М3, последних — МиГ-31К и Ту-22М3), что окончательно ставит США в затруднительное положение, ведь в зоне досягаемости данных ракет находится важнейший в Юго-Восточной Европе элемент американской глобальной системы ПРО — противоракетный комплекс экзоатмосферного перехвата «Aegis Ashore», расположенный близ румынской коммуны Девеселу и одноимённой авиабазы.

Комплекс «Aegis Ashore», управляемый одной из самых последних модификаций боевых информационно-управляющих систем «Aegis», «BMD 4.0.1», оснащается 24 ракетами-перехватчиками RIM -161B/C, размещёнными в транспортно-пусковых стаканах типа Mk 21 mod 2. Вся загвоздка заключается в том, что боевая ступень Mk 142 данных ракет перехватчиков может эффективно действовать лишь в наиболее разреженных слоях мезосферы и термосфере, для чего её оснастили 10-сопловым твердотопливным «поясом» двигателей поперечного управления DACS, момент тяги которых направлен перпендикулярно продольной оси Mk 142. В то же время гиперзвуковая скорость полёта в 12600 км/ч не позволяет Mk 142 эффективно действовать в стратосфере из-за сильного аэродинамического нагрева оптикопрозрачного обтекателя инфракрасной головки самонаведения; да и неправильная цилиндрическая форма Mk 142 (без аэродинамических рулей и крыльев) более походит на модули орбитальных станций и космических кораблей, а поэтому об атмосферном перехвате не может быть и речи. Противоракеты SM-3 Block IA/IB не смогут противостоять широчайшей номенклатуре многоцелевых крылатых и аэробаллистических ракет, применяемых ВМФ и ВКС России с черноморского операционного направления.

Именно по этой причине вопрос поставки румынской стороне 7 современных зенитно-ракетных комплексов средней / большой дальности «Patriot PAC-2/3» важен не столько Бухаресту, сколько самому Вашингтону, старающемуся как можно скорее создать эффективный эндоатмосферный противоракетный «зонтик» для прикрытия комплекса «Иджис Ашор» в Девеселу. Первые данные о планирующейся сделке появились 12 июля 2017 года, когда Агентство Министерства обороны США по военному сотрудничеству (DSCA) направило Конгрессу США уведомление о грядущей поставке Румынии 7 ЗРК данных типов. В списке контракта фигурируют: 7 многофункциональных РЛС AN/MPQ-65 c незначительно увеличенным углом возвышения сканирующего луча, 7 пунктов боевого управления AN/MSQ-132, 7 электрогенераторов типа EPP III, 28 наклонных пусковых установок M903, 56 зенитных ракет большой дальности MIM-104E GEM-T (модификация MIM-104C, адаптированная для перехвата баллистических целей), 168 противоракет MIM-104F MSE, способных уничтожать маневрирующие баллистические и крылатые ракеты методом прямого попадания, а также 13 подъёмно мачтовых устройств. Как видите, противоракетный «колпак» намечается вполне серьёзный.

К примеру, 7 многофункциональных РЛС AN/MPQ-65, увязанных в сетецентрическую систему ПВО посредством радиоканала «Link-16», способны сопровождать на проходе 875 воздушных целей противника (по 125 отслеживаемых трасс объектов на радар). В то же время, количество одновременно перехватываемых 7 зенитно-ракетными батареями «Patriot» целей достигает 56 целей даже с использованием штатных ракет MIM-104C/E c полуактивными радиолокационными ГСН. А перед нами ещё и 168 новых перехватчиков PAC-3 MSE с активными радиолокационными ГСН и возможностью получения индивидуального целеуказания от самолётов РЛДН системы AWACS через терминалы «Link-16», интегрированные в информационное поле батарейных командных пунктов AN/MSQ-132. Как следствие, канальность может достигать десятков одновременно обстреливаемых целей, ведь вычислительные средства радара MPQ-65 в таком случае могут освобождаться от потока старых целей и включаться в процесс обнаружения, сопровождения и обстрела новых объектов.

Есть и ещё один неприятный факт, который, определённо, может быть крайне болезненно воспринят ура-патриотической частью читателей. Ракеты-перехватчики MIM-104F MSE, в отличие от рассматриваемых в наших предыдущих обзорах SM-6 (RIM-174 ERAM) и RIM-162A/B ESSM, являются куда более полноценными противоракетами для уничтожения сверхманевренных средств воздушного нападения. К прмеру, если ESSM имеет лишь газоструйную систему отклонения вектора тяги (работает лишь во время выгорания твердотопливного заряда двигателя) с достаточно «вязким» изменением направления полёта после доворота сопловых рулей ОВТ, то в PAC-3 MSE (ERINT) за «экстремальное маневрирование» отвечают 10 «газодинамических поясов» по 18 импульсных микроракетных твердотопливных двигателей в каждом (180 двигателей), расположенных впереди центра масс ракеты. Такая конструкция вспомогательной системы управления позволяет PAC-3MSE буквально молниеносно осуществлять «прыжки» в воздушном пространстве с перегрузками более 60 ед. (аналогично серийной французской «Aster-30» и нашей, не доведенной до крупной серии, 9М96ДМ). Вывод: ни «Калибры», ни Х-32, ни противорадиолокационные Х-31П и Х-58УШК не способны легко взломать «зонтик», сформированный 5—7 дивизионами «Patriot PAC-3». В этом случае, вся надежда остаётся лишь на 10-маховые «Кинжалы», так как вычислительная база нового «пэтриотовского» радара AN/MPQ-65 имеет скоростное ограничение на отметке 2200 м/с (7,5М).

Теперь вернёмся к рассмотрению ещё одного амбициозного и весьма нешуточного румынско-американского контракта, касающегося продажи ВС Румынии мобильных высокоточных многофункциональных реактивных систем залпового огня HIMARS («High-Mobility Artillery Rocket System») на общую расчётную сумму порядка 1,25 млрд. долларов (напомним, что сделка по «Пэтриотам» оценивается в 3,9 млрд. долларов). Здесь речь идёт о поставке 8-й смешанной артиллерийской бригаде Александру Иоана Куза, а возможно, и другим артиллерийским подразделениям, 54 высокомобильных пусковых установок M142 HIMARS модульного типа, предназначенных для различных типов ракетного и ракетно-артиллерийского «снаряжения». В качестве «снаряжения» в сделке перечислены: 81 тактический управляемый реактивный снаряд GMLRS (M31A1) c дальностью действия порядка 70 км, 81 тактический унитарный снаряд с альтернативной боевой частью M30A1, а также 54 оперативно-тактические баллистические ракеты MGM-140B/M57 (ATACMS Block IA) с дальностью действия 300 км, оснащённые БЧ M74 с 300 суббоеприпасами. Арсенал вполне серьёзный. Но какие угрозы он может создать ВС России на оперативно-стратегическом уровне?


Пуск ОТБР семейства ATACMS


Если HIMARS’ы с ОТБР ATACMS Block IA будут переброшены в румынский город-порт Сулина на побережье Чёрного моря, то радиусе действия окажется практически всё Западное побережье Крыма (возможно, включая Севастополь). Между тем, данные ракеты оснащаются стандартными аэродинамическими рулями и не имеют возможности интенсивного маневрирования на маршевом и нисходящем участках траектории, при высоте полёта 60—35 км (у ракет 9М723-1 «Искандер-М» для этого имеются хвостовые блоки спаренных газодинамических рулей). Как следствие, даже в ходе крупного конфликта с участием ОВС НАТО (включая Румынию) и Украины, российские ЗРС С-300ПМ1, С-300В4 и С-400 «Триумф», прикрывающие объекты ЧФ в Севастополе, легко перехватят все 54 румынские тактические ракеты ATACMS.

Куда большие опасения вызывает возможное применение управляемых реактивных снарядов M30A1 против ОГРВ в Приднестровской Молдавской Республике в случае, если Румыния в ходе эскалации крупного конфликта выступит на стороне Кишинёва, ведь в распоряжении наших мотострелковых полков близ русла Днестра нет ни новейших «Панцирей», ни «Торов-М2У», способных уничтожать данные снаряды на подлёте. Украинская же сторона давно приняла все возможные меры, чтобы исключить возможность доставки нашим военнослужащим в этом районе какой-либо техники или снаряжения посредством военно-транспортной авиации: в окрестностях Одессы и днестровского лимана были развёрнуты зенитно-ракетные комплексы С-300ПС в составе двух дивизионов, а также войсковые «Бук-М1» в количестве ещё нескольких дивизионов. Внедрение нелегитимной украинской верхушки ещё и в острый вопрос «приднестровского урегулирования» окончательно указывает на то, что без втягивания Москвы в «большую войну» Запад успокаиваться не собирается. А это значит, что очень скоро наше руководство окажется перед очередным неизбежным выбором, который вновь подчеркнёт степень нашей военно-политической воли и зрелости.

Источники информации:
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=21540
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/atacms/atacms.shtml
http://militaryrussia.ru/blog/index-240.html
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

31 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти