Расчленение и этнические чистки - прогнозируемый результат "размежевания Косово"

Президент Сербии Александр Вучич фактически отказался от обещания, данного им в обращении к нации всего несколько дней назад.
Расчленение и этнические чистки  - прогнозируемый результат "размежевания Косово"


Напомним, что после неисполнения Приштиной Брюссельских договоренностей в крайний обговоренный срок – 4 августа, в Сербии начался политический кризис. Стало очевидным, что политика, проводимая руководством республики, которую можно охарактеризовать формулой «уступки по Косово в обмен на евроинтеграцию», потерпела фиаско, поскольку вместо выдачи обещанных «пряников» и Брюссель, и Приштина требовали новых уступок.


И поскольку Вучич, несмотря на столь очевидный провал, продолжал настаивать на безальтернативности проводимого им курса, у сербов возникло ощущение, что их лидер преследует совсем иные цели, нежели те, что декларирует, да и вообще, ведет некую тайную игру, не имеющую ничего общего с интересами Сербии. Объяснить происходящее как-то иначе, у них не получалось. И поскольку обвинения в адрес главы государства звучали совершенно открыто и от самых авторитетных лиц, и структур, ему пришлось выступить с особым заявлением, в котором он обещал, что никаких секретных решений, скрытых от народа Сербии, по Косово принято не будет.

Однако не прошло и пары недель, как, отвечая на вопросы журналистов, Вучич отметил, что на встрече с сербским народом в Косово и Метохии 9 сентября будет обсуждать только общие направления, в котором государство намерено вести политику по отношению к Косово. При этом он не намерен излагать им какой-то план, так как не желает «портить возможность достижения хоть какого-то договора». «Поэтому вы от меня не услышите ни одной детали», — сказал глава республики.



По сути дела Вучич открыто признал, что будет держать предпринимаемые им шаги в секрете от народа, поскольку они, надо полагать, ему не понравятся, и он попытается им помешать.

Что до общего направления, то он обозначил его, как стремление получить «что-то для сербов, независимо от того, в какой части Косово и Метохии они проживают, и что бы это было большее, чем то, что они имеют сегодня».


Едва ли подобная позиция "побирушки", пытающегося что-то выклянчить у западных господ, может принести хоть какой-то успех.

Что же до плана Вучича, который он намерен хранить в тайне, чтобы его не испортить, то судя по замечаниям самого же президента, он не сильно отличается от «общего направления», и, вероятно, еще не обрел четких форм.

Так, например, Вучич заявил, что конкретное содержание его обращения к косовским сербам получит после его встреч в Брюсселе с представителями ЕС и Хашимом Тачи. То есть, когда он сможет у них что-то выпросить, или, по крайней мере, они ему что-то пообещают.

Как известно, главной идеей лидера Сербии является размежевание Косова на албанскую и сербскую части. Причем речь идет вовсе не о возвращении под суверенный контроль Белграда северной части края компактно населенного сербами, а всего лишь придание ей некого подобия автономии в рамках сепаратистского образования.



Эта инициатива была поддержана Брюсселем в виде Объединения сербских общин, однако 4 августа стало совершенно ясно, что Приштина не будет выполнять взятых по этому вопросу обязательств, а Евросоюз даже не станет пытаться заставлять ее это сделать. Казалось бы, все – конец надеждам Вучича, и его проект оказался нереализуемым. Однако он продолжает настаивать на его реализации, и при этом у него появился план, детали которого лучше держать в секрете. Причем некоторые моменты Вучич прояснит для себя только в Брюсселе после разговоров с еврочиновниками и лидером сепаратистов.



Если сложить все эти детали, нетрудно понять, что лидер Сербии намерен торговаться с Приштиной (поскольку иных рычагов воздействия на нее у него нет). Что он может предложить? Признание суверенитета Косова?

Это признание не так уж и важно косовским сепаратистам, уже получивших его от США и большинства стран ЕС. Хашим Тачи уже объявил, что он рассчитывает получить от Сербии три муниципалитета: Прешево, Медведжа, Буяновац, которые он желает присоединить к Косово, при «демаркации границы». Вопрос об этом он намерен поднять в начале сентября в Брюсселе на переговорах с Вучичем и представителями ЕС. При этом Тачи подчеркивает, что ни о каком разграничении контролируемой сепаратистами территории Косово речь идти не может, по принципу: «Что наше, то наше, а вот ваше – посмотрим».



Собственно говоря, сербские эксперты и не сомневаются, что именно эти три муниципалитета и станут предметом «торга» в Брюсселе. При этом они не исключают, что Вучич может согласиться поменять на «разграничение», или вернее, мечту о нем, скажем Прешево, где сегодня этнические албанцы составляют до 90 процентов населения (В Буяновце — их до 65%, в Медведже - 26%). А как говорил Вучич «надо смотреть в будущее, вместо того, чтобы цепляться за то, что уже потеряно».



Если подобный торг, не дай Бог, состоится, то на реальную территорию, с пусть и уже немногочисленным, но еще остающимся сербским населением, будет обменено лишь обещание на создание некоей аморфной структуры, которая не сможет гарантировать сербам ни реальной безопасности, ни защиты их прав.



И, увы, это совсем не фантастический сценарий. 16 августа Вучич заявил, что самое главное для Белграда – сохранить мир в Космете «почти любой ценой». Чтобы не повторять «ошибки прошлого», когда страна вступала в конфликты, в которых не могла победить (хотя Сербия не вступала в конфликт, на нее напали). При этом нельзя сказать, что Александр Вучич похож на наивного человека, которого постоянно обманывают недобросовестные партнеры. Скорее он похож на того, кто действует не в соответствии со своей волей, а четко выполняет поставленную перед ним задачу, вне зависимости от того, как к ее выполнению относятся те, чьи интересы он как бы должен отстаивать.

Об этом также говорит и тот факт, что большинство встреч и контактов Вучича не афишируется. Сербская общественность узнает о некоторых из них только спустя некоторое время, да и то из иностранных источников. Об информировании народа Сербии о происходящем, которое обещал Вучич, речи не идет. Все это укрепляет сербов в подозрениях, что власть втайне от него готовит сдачу Косово, Метохии и муниципалитетов Юга Центральной Сербии.

Собственно, не стоит преувеличивать и субъектность Хашима Тачи, который является креатурой американских спецслужб еще с 90-х годов. То есть, «Брюссельский торг» может быть, в известной степени, спектаклем, итог которого заранее прописан его сценаристом.

Ни у кого нет сомнений, что дело не ограничится сдачей Косово и приграничных муниципалитетов. Помимо сепаратистских настроений в Рашкском округе, в Воеводине и в некоторых других местах, косовские албанцы, пользуясь тем, что формально они – граждане Сербии, скупают земли и недвижимость уже в самом центре Сербии, образуя компактные поселения. В эти проекты инвестируются огромные деньги, заработанные албанским криминалом в Европе на наркоторговле, организации проституции, контрабанде оружия.



Из населенных пунктов, приглянувшихся «переселенцам», потихоньку выдавливается сербское население. Не так, конечно, как из Косово, а несколько «мягче». Впрочем, происходящее дало основание министру внутренних дел Небойше Стефановичу заявить о «тихих этнических чистках», и напомнить, что примерно так же начиналась трагедия Косово почти полвека назад.



Единственная надежда Сербии, если она вообще есть, заключается в том, что сербский народ отвергает Западные приманки, с помощью которых им удавалось манипулировать его мнением.



Сегодня, как показывают все опросы, более 70% населения Сербии выступают категорически против сдачи Космета и южных муниципалитетов даже за обещание вступления в ЕС. Не приемлет торговлю сербской территорией и Сербская православная церковь, которая становится центром консолидации патриотических сил.
Автор:
Борис Джерелиевский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти