Штурмовики кайзера

В начале августа 1914 года Германия вступила в Первую мировую войну. Накануне объявления мобилизации эта страна обладала второй по численности армией в Европе, насчитывавшей 808 280 человек (вооруженные силы Франции насчитывали к 1914 году 882 907 человек и были наиболее многочисленными среди армий европейских государств). Довольно быстро боевые действия на значительных участках фронта и на западе, и на востоке приняли характер «окопной войны».

Уже к октябрю 1914 г. противостоявшие друг другу европейские армии фактически лишились возможности для свободного маневра, что обеспечило полное превосходство обороны над наступлением. Война обещала быть затяжной, что неизбежно влекло колоссальные траты на боеприпасы и снабжение войск. Любая попытка наступления гасилась огнем пулеметов и артиллерии. Британское и французское командования в этой ситуации сделали ставку на производство и активное внедрение танков и бронированных машин – нового вида вооружения, которому уже тогда обещали большое будущее. Но командование кайзеровской армии решило пойти другим путем.


Штурмовики кайзера


На протяжении двух столетий, предшествовавших Первой мировой войне, прусская армия славилась своей муштрой и дисциплиной. В первую очередь, это касалось прусской пехоты – отменно вышколенной и служившей образцом для сухопутных войск многих других европейских стран. Отличительной особенностью германской армии даже в начале ХХ века оставалась огромная пропасть между офицерами и нижними чинами и невероятная закрытость, кастовость офицерского корпуса. Стать офицером кайзеровской армии было не просто – в подавляющем большинстве это были немецкие дворяне, выходцы из офицерских же семей. Такой порядок воинской иерархии уже в первые месяцы мировой войны привел к довольно негативным последствиям.

Вследствие фронтовых потерь численность кадровых офицеров стала сокращаться, но военная аристократия очень сопротивлялась пополнению офицерского корпуса выходцами из других слоев общества, особенно выслужившимися солдатами и офицерами. Поэтому численность личного состава пехотных взводов была увеличена, на одного взводного лейтенанта приходилось до 80 пехотинцев. Соответственно, огромными по численности были и пехотные роты. В то же время, столь большая численность подразделений препятствовала их мобильности во время боевых действий. Если в лобовой атаке такая численность взводов еще могла рассматриваться как преимущество, то в условиях окопной войны становилась скорее препятствием.

Наиболее дальновидные офицеры кайзеровской армии еще в начале войны отказались от устаревшей тактики сомкнутого строя и направляли подразделения в бой рассредоточенными. Это позволяло минимизировать потери в войсках. По сравнению с ротами, применявшими сомкнутый строй, рассредоточенные подразделения несли куда меньшие потери. Например, 8 сентября 1914 года 15 из 16 рот, принимавших участие в атаке 43-й пехотной бригады, двинулись в бой рассредоточившись группами по 30-40 человек. В результате из 2250 солдат и офицеров погибло лишь 25 человек.

В некоторых пехотных полках в первые месяцы войны были созданы особые штурмовые команды, перед которыми ставились задачи по уничтожению проволочных заграждений противника для подготовки наступления основных сил своих подразделений. Обычно такие команды создавались на базе команд разведчиков полковых штабов и насчитывали по 12 человек. Солдаты штурмовых команд были вооружены гранатами и винтовками. Кроме того, в пехотных полках стали создаваться команды по зачистке окопов, вооруженные гранатами, карабинами и специальными переносными щитами.

2 марта 1915 г. был издан приказ Верховного главнокомандования сухопутных войск, предписывавший создать в составе 8-го армейского корпуса специальное подразделение для испытания тактики прорыва Западного фронта. В состав подразделения были включены солдаты и унтер-офицеры саперных частей, имевшие опыт обращения с ручными гранатами. Для того, чтобы справиться с пулеметным огнем противника, германское командование приняло решение использовать 37-мм штурмовую пушку Круппа. Ее небольшой вес позволял переносить ее силами солдат. В состав первого штурмового батальона, состоявшего из двух рот, вошел взвод 37-мм орудий. Также в состав батальона была включена пулеметная рота с 6 пулеметами, минометная команда с 4 минометами и огнеметная команда. Командиром батальона был назначен майор Каслов, прежде служивший в 18-м саперном батальоне.

В отличие от обычных пехотинцев, штурмовики майора Каслова были снаряжены касками и бронежилетами. Для участия в боевых действиях батальон готовили три месяца, после чего разделили между пехотными батальонами первой линии фронта. Но уже в первых боях батальон потерял до 30% личного состава, что было связано не только с особыми задачами, но и с отсутствием опыта и тактики подобных действий.



В августе 1915 года новый командир штурмового батальона гауптман Вильгельм Рор (1877-1930, на фото) предложил разделить большие взводы, насчитывавшие по 70-80 солдат, на маленькие штурмовые группы по 3-10 человек. При этом Рор выдвинул новаторскую для того времени идею – такие маленькие группы, продвигаясь вперед, могут действовать полностью самостоятельно, без поддержания связи между собой и с вышестоящим командованием. Это было серьезное отступление от традиционной тактики прусской пехоты.

Уже осенью 1915 года батальон под командованием гауптмана Рора прекрасно показал себя в боях в районе Вогезов, а в феврале 1916 года – под Верденом. Вдохновившись успехами первого штурмового батальона, командование сухопутных войск распорядилось от каждой армии, действовавшей на Западном фронте, направить в первый штурмовой батальон по два офицера и четыре унтер-офицера. Они должны были на практике освоить новые методы войны и затем привнести их в свои подразделения. Таким образом, штурмовой батальон Рора стал уникальным подразделением, сочетавшим участие в боях и подготовку инструкторов. Примечательно, что вместо 37-мм пушки Рор решил использовать трофейные русские трехдюймовки с укороченными стволами, что оказалось более эффективным решением.

Идеи гауптмана Рора оказали решающее воздействие на дальнейшую тактику германских войск и изменили позицию командования сухопутных войск. В августе 1916 года пост генерал-квартирмейстера – заместителя начальника штаба сухопутных войск занял генерал Эрих Людендорф (на фото), который 23 октября 1916 года приказал сформировать в составе каждой полевой армии, сражающейся на Западном фронте, по отдельному штурмовому батальону. Эти подразделения было решено формировать на базе саперных, пехотных и егерских частей немецкой армии.

К началу декабря 1916 года было сформировано 16 армейских штурмовых батальонов. Вслед за армиями штурмовые батальоны появились в составе армейских корпусов, тогда же началось и формирование специальных штурмовых рот в составе дивизий. В каждую штурмовую роту входили три - четыре взвода, которые распределялись между находящимися на передовой пехотными полками дивизии. В дивизионной штурмовой роте могло насчитываться до 225 солдат, 20 унтер-офицеров и 4 офицеров, а на вооружении находились 2-3 легких миномета, 3 огнемета и 2 пулемета. Рота находилась в подчинении непосредственно командира дивизии, а в случае необходимости передавалась в оперативное подчинение командиру конкретного пехотного полка.



Появление штурмовых батальонов стало настоящей революцией не только в тактике ведения боя немецкой армии, но и в ее воинской структуре и иерархии. Благодаря появлению этих подразделений начался настоящий пересмотр самих основ службы. Так, значительно изменилось отношение к солдату как боевой единице штурмового батальона. Если традиционный прусский подход к солдату подразумевал полное отсутствие у последнего любой инициативы и беспрекословное подчинение офицерам, то в штурмовых подразделениях от солдата как раз и требовалась максимальная инициативность и изобретательность, умение действовать и принимать решение самостоятельно.

Еще более возросло значение унтер-офицеров и фельдфебелей, причем не как надзирателей за личным составом, а как опытных специалистов, которым предстояло решать сложнейшие боевые задачи. Учитывая особый характер действий штурмовых батальонов, их комплектовали исключительно из числа добровольцев. Считалось, что только добровольцы, самостоятельно принявшие решение служить в штурмовых подразделениях, являются достойными для них солдатами и обладают достаточным уровнем мотивации, позволяющим сражаться в самых сложных и опасных условиях.

Вместе с тем, даже среди добровольцев далеко не все подходили по состоянию здоровья и физической подготовки к службе в штурмовых подразделениях. Практически все солдаты и унтер-офицеры были младше 25 лет, безусловное предпочтение отдавалось или неженатым, или бездетным военнослужащим – командование понимало, на какой риск идут те, кто отправляются служить в штурмовые батальоны и роты. Командиром штурмовой группы в Первую мировую войну был известный немецкий философ Эрнст Юнгер (на фото) - впоследствии один из ключевых теоретиков консервативной революции и немецких национал-революционеров, а в то время - выпускник Гейдельбергского университета, начавший службу рядовым солдатом и сумевший получить офицерское звание. Юнгер был ранен 14 раз, получил Железный крест, а о тех страшных боях оставил мемуарную книгу "Стальной шлем".

Особое внимание уделялось вооружению и оснащению штурмовых подразделений. Именно штурмовики стали активно использовать ручные гранаты, с помощью которых зачищать вражеские окопы было куда проще и безопаснее, чем идти в штыковую атаку. Каждый солдат штурмовой роты или батальона держал при себе десятки ручных гранат, которые приходилось задействовать во время атаки на окопы противника. Соответственно, повысилось и значение минометов, поскольку они идеально подходили для действий против траншей противника. Минометы, во-первых, были куда более легкими и мобильными, а во-вторых – более простыми в управлении, чем полевая артиллерия.

Штурмовые роты имели на вооружении и пулеметы. Преимущественно это были MaschinenGewehr 08 – вариация пулемета системы Максим. Каждый штурмовой батальон немецкой армии имел в своем составе 1-2 пулеметные роты, что делало его огневую мощь сравнимой с огневой мощью обычного пехотного полка. К 1917 году количество пулеметов в штурмовой роте составляло 8-10, затем 12 пулеметов, а в штурмовом батальоне – вплоть до 24 пулеметов.

Вместо традиционных винтовок штурмовики были вооружены более короткими и удобными карабинами, незаменимыми в окопных боях. Кроме того, на вооружение штурмовых отрядов впервые в мире поступили пистолеты-пулеметы – МР18 системы Бергманна. Из пистолета-пулемета можно было выпустить 32 патрона за 3,5 секунды. Для окопных боев такое оружие было действительно незаменимым. Поэтому после того, как в 1918 году пистолеты-пулеметы поступили в войска, в каждой штурмовой роте ими были вооружены все офицеры и унтер-офицеры и 10 рядовых.

В составе штурмовых подразделений прошел обкатку и новый вид оружия – огнеметы. Первое огнеметное подразделение было сформировано еще в январе 1915 года – это был добровольческий саперный отряд, которым командовал майор Бернхард Реддеман (на фото). Затем на базе отряда был сформирован 3-й гвардейский саперный батальон, состоявший из 6, а затем и 12 рот. В феврале 1915 года огнеметы были испытаны на французской армии под Верденом, затем их применили уже против британских войск.

Наконец, не забывали в штурмовых подразделениях и о холодном оружии. Новую жизнь в штурмовых частях обрели кинжалы, шестоперы, палицы и даже булавы и кистени, но большинство штурмовиков предпочитало действовать окопными ножами или остро отточенными саперными лопатками, превращая этот универсальный инструмент в страшное оружие.

Тем не менее, командование сухопутных войск не собиралось создавать из штурмовых частей отдельный род войск. Штурмовые батальоны и роты рассматривались как временные подразделения, созданные исключительно на период боевых действий. Вслед за батальонами и ротами началось даже создание штурмовых взводов в составе обычных пехотных рот. Такие взводы формировались непосредственно перед боем и включали 10-15 лучших бойцов роты, которых именовали гренадерами. Перед ними ставились наиболее сложные задачи – прорвать оборону противника и зачистить вражеские позиции для последующего продвижения основного состава пехотной роты.

Однако штурмовые подразделения, пионером использования которых в Первой мировой войне стала Германия, так и не смогли в конечном итоге повлиять на ход боевых действий. Германия потерпела поражение, а вскоре пала и кайзеровская монархия. В появившейся вместо нее Веймарской республике вскоре заявили о себе другие штурмовики, но они уже не имели никакого отношения к регулярной армии.
Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
http://www.bivouac.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти