Рубль-2018: pro & contra

При этом традиционно пессимистично настроены в основном представители финансовой сферы, ориентированные на внешнеэкономическую конъюнктуру, в то время как представители научного сообщества и реального сектора экономики сохраняют веру в устойчивость национальной валюты. Тем не менее аргументы pro и contra присутствуют у тех и других, и причем зачастую одновременно как в качестве негативных, так и позитивных.

Приводя аргументы pro & contra, не станем называть имён экспертов, помня о том, что курс национальной валюты – это во многом отражение взаимоотношений населения и финансовых властей. К сожалению, нельзя не учитывать того весьма малого кредита доверия, какой сейчас накоплен ими – точнее, конкретно Центробанком и Минфином.


А начинать сегодня, буквально за день до возможного вступления американских санкций в силу, стоит, судя по настроениям публики, всё же с аргументов негативных.

Рубль contra

Безусловно, основным фактором, который сегодня способен подорвать позиции рубля, является фактор ожидания, который вот-вот может превратиться в самую жестокую реальность. Причём самое неприятное, что в этот раз санкции будут носить отнюдь не избирательный, и уж тем более, не точечный или адресный характер, как это имело место ранее.

Итак, помимо моратория на приобретение российских долговых бумаг, к которому вернёмся чуть ниже, нас, при самом худшем сценарии, может ожидать запуск механизма противодействия финансированию терроризма. Это означает, что под разного рода ограничения попадают практически все сделки, так или иначе связанные с присутствием в Сирии.



И не только. Для России могут сразу и резко сузиться возможности торговли оружием и материалами двойного назначения. Дело в том, что большинство зарубежных финансовых структур могут прекратить сотрудничать в данных сферах с российскими партнёрами из-за опасения самим оказаться под санкциями США.

При этом привязка неких дополнительных санкций к известному инциденту в Солсбери, сделанная американским Конгрессом 8 августа, носит, скорее, характер политического давления. Уже потому хотя бы, что и самим конгрессменам, похоже, не совсем понятно, в чём такая порция санкций будет заключаться, и кому она, собственно, может быть адресована.

Точно так же можно оценить и потенциальное негативное влияние на российский рубль санкций, связанных с так называемым «вмешательством российского правительства и прочих иностранных игроков в деятельность госучреждений Соединённых Штатов, а также в демократические процессы в стране». Понятно, что по такому поводу пытаться наказывать всех и сразу – мера не просто неэффективная, а заведомо неработающая.

Теперь - о долговых бумагах. Даже при самых жёстких санкциях Россия не откажется от масштабных заимствований как внутри страны, так и за рубежом. Поэтому серьёзные ограничения на покупку долговых бумаг в любом случае будут оказывать давление на курс рубля.

Незначительную девальвацию рубля, в связи с этим, многие эксперты считают не только неизбежной, но и необходимой. Однако, даже пессимисты сейчас не исключают, что Центробанку вполне по силам зафиксировать тот уровень снижения курса рубля, который был зафиксирован сразу после объявления о новых санкциях.

Если тогда удалось достичь некоего баланса, почему бы не поддерживать его и далее. Тем более, что возможности для размещения тех же долговых бумаг в других странах, помимо США и даже Западной Европы, ничем реально не ограничены.

И последний, едва ли не самый важный фактор, способный негативно влиять на рубль – нефтяной. Многие помнят, что в 2017 году растущие цены на нефть нисколько не помогли российскому рублю укрепиться.


В начале прошлого года при цене барреля в 44 доллара рубль стоял на отметке 57 относительно американской валюты. И те же 57 рублей стоил доллара в обменниках и при цене нефти уже почти в 70 долларов за баррель, которая отмечалась на финише 2017-го.

В 2018 году роста нефтяных цен уже не было, что и создало в итоге своеобразный «запас непрочности» для сырьевых валют, в том числе и для рубля. Центробанк достаточно грамотно это запас использовал, что в итоге и помогло избежать более серьёзного отката по курсу две недели назад.

Из других негативных для рубля факторов отметим не самый благоприятный, по традиции, баланс притока и оттока валюты, а также налоговый. Относительно первого заметим – не пора ли нам прикрыть офшорные лавочки, чтобы из каналов оттока валюты остались только те, за которые путь один – за решётку?

А относительно последнего лишь учтём, что практически никто из экспертов не верит в то, что двухпроцентная прибавка к НДС принесёт в казну те же два дополнительных процента. И это при том, что НДС считается одним из самых «собираемых» налогов.

Большинство экспертов убеждены, что «гораздо хуже то, что даже получив дополнительные миллиарды с НДС, бюджет может недосчитаться гораздо больше из-за потерь на куда более ёмком налоге – на прибыль.

Впрочем, влияние бюджетных поступлений на курс национальной валюты, как негативное, так и позитивное, вообще-то весьма и весьма опосредовано, и при грамотной работе Центробанка вполне может быть снивелировано.

Подводя итоги, отметим, что те, кто настроен к рублю откровенно contra, порой готовы предсказать ему курс и в 150, и даже в 200 рублей за доллар или евро. Однако сейчас их оценки ограничены в основном диапазоном от 75 до 90 рублей за доллар и 80-100 рублей за евро. К концу 2018 года.

Рубль pro

В пользу рубля, по мнению большинства позитивно настроенных экспертов, говорят, в первую очередь, сугубо финансовые факторы.

Прежде всего, Россия среди крупных стран имеет едва ли не самую низкую долговую нагрузку. Даже с учётом значительных долгов компаний и банков с государственным участием, нам сегодня очень непросто «выставить» сколько-нибудь серьёзный счёт хоть за что-нибудь.

У страны, несмотря на санкции и негативное влияние кризисов, сбалансированный на протяжении уже нескольких лет бюджет. При этом никаких признаков снижения его доходов, причём как валютных, так и рублёвых, не отмечается.

Внешнеторговый баланс России также на протяжении многих лет закрывается c огромным плюсом. С таким плюсом, что стоило бы вообще удивиться тому, зачем мы продолжаем так охотно занимать за рубежом. Рискуя нарваться на те самые «санкции в адрес внешнего долга».

К тому же, в пользу рубля и тот факт, что в последнее время возобновился рост притока иностранного капитала в страну. И это – опять же несмотря на санкции.

Теперь посмотрим, что говорят эксперты о других, нефинансовых факторах pro. Нефтяной фактор, несмотря на то, что о нём уже сказано здесь в качестве фактора contra, в настоящее время обязательно надо оценить и с позиций pro. Уже потому хотя бы, что никаких признаков существенного снижения нефтяных цен в обозримом будущем вам сейчас не назовёт никто из экспертов.

К тому же, как показал опыт последних лет, влияние нефтяных цен на российский рубль постепенно, но очень последовательно снижается. Во многом это связано с изменением структуры российской внешней торговли в пользу новых партнёров, готовых покупать не только наши сырьевые товары.

В пользу рубля долгое время играют и масштабные инфраструктурные проекты, рассчитанные на перспективу, такие как Керченский мост, стройки к мировому первенству по футболу, реконструкция БАМа и Транссиба. Они позволяют делать крупные, хотя в основном и государственные инвестиции, дающие значительную отдачу впоследствии.

Помимо огромного количества дополнительных рабочих мест, это, среди прочего, ещё и лишает некоторых наших слишком либеральных финансистов возможностей говорить о необходимости стерилизации избыточной денежной массы. Кстати, лучше бы не «стерилизовали», а добавили бюджетникам к зарплате, а старикам – к пенсиям. На курсе рубля такое бы точно позитивно отразилось.

Наконец, самой последней, в чём-то даже сенсационной новостью для рубля, из числа позитивных, стала новость из США. Американский президент Дональд Трамп буквально за двое суток до санкций решил обозначить условия, при которых он допускает отмену антироссийских санкций.



В своём характерном стиле нынешний хозяин Белого дома заявил, что для этого Москва должна сделать Вашингтону «что-то хорошее». Речь идёт, в частности, о неких конкретных шагах в рамках сирийского урегулирования, а также о ситуации на Украине. Многие готовы воспринять слова Трампа как ультиматум, но для российского рубля, похоже, важнее сам факт такой «постановки вопроса».

Вообще-то для крупных американских политиков со времён Вудро Вильсона едва ли не нормой считается говорить и об оппонентах, и о партнёрах в некой покровительственной тональности. Характерно, что Трамп не забыл упомянуть, что его российский коллега Владимир Путин в ходе личных бесед ни разу не поднимал вопрос об отмене ограничений.

Вряд ли выступление Трампа всерьёз повлияет на решение американских конгрессменов, хотя время для него выбрано удачно. Гарантировано повышенное внимание публики. А это – уже и набранные республиканской партией очки в очередной предвыборной гонке.

Напомним, в США вскоре состоятся выборы в конгресс, а антироссийские санкции и уж тем более курс российского рубля – темы, мало интересные для американского избирателя. Зато крайне интересные для российского.

Чего же сегодня ждут от рубля оптимисты? В лучшем случае – сохранения нынешнего статус-кво или даже небольшого роста по курсу. В худшем – не больше 75 рублей за доллар и 85 за евро. Как видим, те, кому рубль pro, не слишком далеко уходят в своих прогнозах от пессимистов с рублём contra.
Автор:
Алексей Подымов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

89 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти