312-й военно-санитарный. Легенда военной медицины. Часть 1

4 декабря 1876 года во время правления Александра II вышел императорский указ о формировании 14 санитарных поездов на военное время. Война ждать себя не заставила. Уже в мае следующего 1977 года из Санкт-Петербурга от перрона Николаевского вокзала отошёл первый санитарный поезд. Он спешил на вовсю полыхавшую Русско-турецкую войну 77-78 годов. 16 месяцев санитарный поезд №1 будет спасать жизни солдат русской императорской армии. О чём позднее один из ординаторов этого спасительного эшелона - врач, публицист и географ Франц Фридрихович Шперк напишет целое сочинение. Так началась история ангелов, летавших по железнодорожному полотну, как бы патетично это ни звучало.

Многое пришлось с тех пор пережить медицинским бригадам военно-санитарных поездов. Но, наверное, того, что выпало на долю медиков с железной дороги в годы Великой Отечественной войны, никто ни до, ни после не испытывал.


На третий день войны 24 июня Народный комиссариат путей сообщения дал указание сформировать 288 военно-санитарных поездов (150 постоянных и 138 временных). Однако первый «бой» военно-санитарный поезд СССР дал ещё 23 июня. Это был временный ВСП №1078, сформированный на базе Военно-медицинского училища под командованием военврача С.И. Тихонова и комиссара Д.Ф. Бутяева в Киеве. На второй день войны рано утром при погрузке раненых, когда любой пилот без второго слова поймёт, что за цель под ним, "бравые" лётчики люфтваффе атаковали санитарный поезд. 18 бомбардировщиков пронеслись огненным ураганом над ранеными солдатами и юными санитарками. Можно, конечно, до хрипоты спорить о международных договорах, огневом прикрытии таких составов и прочем, но с точки зрения любого взрослого человека - ни воинской славы, ни чести подобные варварские штурмовки не добавляют.

Кстати, памятная доска, посвящённая формированию ВСП №1078, установлена в Киеве на доме 14 по улице Мельникова, в котором в 1941-м располагался фельдшерско-акушерская школа, а сейчас там находится Киевский медицинский колледж. По крайней мере, доска висела в 2015 году. Подвергся ли дом повальной декоммунизации - неизвестно.



Но одним из самых известных военно-санитарных поездов, безусловно, является ВСП №312. И дело не только в героической службе бригады медиков этого состава, ведь героизм невозможно количественно измерять и другие бригады ВСП были не менее самоотверженны, но и в том, что талантливая журналистка Вера Панова в декабре 1944 года по заданию редакции совершила 4 рейса на ВСП №312. Она должна была составить брошюру о работе военных медиков данного состава, т.к. он по праву считался командованием «образцовым». Брошюра в серию так и не пошла. Но…

Во-первых, для самой товарища Пановой те рейсы стали судьбоносными – по её словам она выбрала дело всей жизни: «… главное, что пребывание в коллективе ВСП №312 имело то значение, что тут я окончательно поняла: я буду писателем, потому что не могу им не быть; не могу не рассказать о жизненном подвиге этих людей. Это и будет мой посильный вклад - и в литературу, и в жизнь».

Во-вторых, сразу после войны Вера напишет повесть «Спутники», которая в 1947 году даже будет отмечена государственной Сталинской премией СССР и принесёт ей всесоюзную известность и признание. Значительно позже в 1964 году сначала Искандер Хамраев экранизирует повесть в своём фильме «Поезд милосердия» (Валентин Зубков и Жанна Прохоренко в гл. ролях). А уже 1975 году Пётр Фоменко снимет на основе «Спутников» мини-сериал «На всю оставшуюся жизнь» (Эрнст Романов, Алексей Эйбоженко в гл. ролях). Обе эти картины станут одой мужеству всех служивших на военно-санитарных поездах. Автор рекомендует к просмотру.



Но вернёмся в великий и страшный 1941 год. Промышленность начала в спешке переходить на военные рельсы, порой в прямом смысле слова. Не стал исключением Вологодский паровозовагоноремонтный завод, так он именовался с 1935 года и существует до сих пор уже как просто «вагоноремонтный». Свой ответ на указание комиссариата путей сообщения вологодские рабочие дали весьма быстро даже для военного времени. Уже 26 июня 41-го за ворота Вологодского завода вышел первый и впоследствии легендарный ВСП №312. Состав имел специально оборудованные места для раненых, так называемые кригеровские вагоны, также в состав входили вагон-аптека, вагон-операционная, вагон-прачечная и так далее.

Без преувеличения, это была гордость Вологодского завода. К чести последнего стоит добавить, что одновременно с формированием военно-санитарных поездов и ремонтными работами уже функционирующих составов, рабочие смогли освоить выпуск чисто военной продукции – миномётов и боеприпасов. Всего же завод за время войны подготовил для фронта свыше 10 ВСП.

312-й военно-санитарный. Легенда военной медицины. Часть 1


Валентина Белкина

К этому времени формирование команды ВСП было практически завершено. Практически весь коллектив спасительного поезда был набран из Вологды. Только начальника поезда и заместителя по медицинской части прислали из Ленинграда. Всего состав обслуживало по разным данным от 40 до 75 человек самых разных специальностей: врачи, медсёстры, санитары, повара и, конечно, железнодорожники.

После войны начальник поезда Николай Прокопьевич Даничев, закончивший войну в чине майора медицинской службы, а тогда недавний ленинградский терапевт, вспоминал: «Я - лечащий врач и начальник санитарного поезда, перед погрузкой был обязан проверить каждое звено работы – от изолятора до кухни, от перевязочной до электростанции, от дезинфекционной камеры до звуковещательной станции. И только если весь комплекс работ был закончен, я и врач-ординатор могли твердо и уверенно приступать к своей основной работе».



Екатерина Каплина

Боевое крещение ВСП №312 примет в первых числах июля. После войны Иван Алексеевич Порохин капитан интендантской службы вспоминал: «26 июня 1941 года поезд вышел за раненными на Запад. 4 июля мы прибыли в Псков и оказались в зоне боевых действий. Немецкая авиация и артиллерия била по городу. Рушились дома, пылала нефтебаза и продовольственные склады. Дороги были забиты нашими войсками, с боями отходившими на Восток. Враг бил по войскам и мирным жителям. Немецкие самолёты выпускали пулемётные очереди даже по детям, бежавшим по полям. Мы простояли под бомбёжкой три дня. Других санитарных поездов там уже не было. Принимали раненных бойцов, прибывших с поля боя без первичной (медицинской) обработки. Наши санитары и сёстры снимали с них окровавленные гимнастёрки и брюки, резали на перебитых израненных ногах сапоги, полные крови, обрабатывали раны. Трое хирургов в вагоне делали неотложные операции. За эти дни было сделано 150 операций. Под обстрелом и бомбёжкой в поезд было погружено свыше девятисот раненых…»



Клавдия Мосеева

Кем же были ангелы железной дороги, таскавшие на себе здоровенных мужиков, да ещё под огнём противника? Совсем молоденькие девушки, такие как 20-летняя Катя, а в те дни старшина медицинской службы Екатерина Пантелеймоновна Каплина, впоследствии награждённая медалью «За боевые заслуги». Их было много – девчонок, оказавшихся на поверку сильнее многих мужчин – младшие сержанты медицинской службы (так официально они обозначены в документах) Клавдия Мосеева, Валентина Белкина и Чащина Мария, лейтенанты медслужбы Августа Шестиперова, Александра Евстигнеева и Фаина Киселёва и многие другие.



Августа Шестиперова

В таком коллективе в условиях войны взаимоотношения начинали носить особый, порой семейный характер. Вера Панова, к примеру, вспоминала, что к вышеупомянутому Порохину девичий коллектив относился как к отцу. Что немудрено. Во-первых, ему в 43-м году исполнилось 40 лет. А, во-вторых, необычайно деятельный Иван Алексеевич, будучи родом из одной из деревень Архангельской области, взялся за работу с отеческой крестьянской в каком-то смысле хозяйственностью. Так, он организовал… вагон-ферму.



Александра Евстигнеева и Фаина Киселёва

Недостаток витаминов после чудовищных нагрузок (если подобное вообще возможно называть нагрузками) ещё более обессиливал как бойцов, так и личный медицинский состав поезда, которые порой трудились сутки напролёт. Немощные руки хирурга и ослабевшие санитарки – сочетание хуже не придумаешь. Поэтому Порохин заметил, что кухня даёт приличное количество отходов, а посему раздобыл курочек и несколько хрюшек, разместив их в последнем прицепном вагоне. Вскоре в рационе бойцов и медперсонала появились свежие яички, куриный бульон, а иногда и свинина.

Поначалу, узнав о таком рационализаторстве капитана интендантской службы, начальство устроило ему основательный разнос. Употреблялись примерно следующие фразы – «здесь вам не крестьянский хлев и не колхоз, а военно-санитарный поезд». Иван Алексеевич невозмутимо предложил сравнить процент спасённых и их физическое состояние до того, как он прицепил к поезду «колхоз», и после. Статистика убедила начальство оставить всё как есть.

Вообще, поезд постоянно развивался трудами рук своей команды, но об этом во второй части.

Продолжение следует…
Автор:
Восточный ветер
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти