О чем надо знать, проезжая замок Чахтице…

Когда ты путешествуешь по чужой стране на автомобиле или наблюдаешь ее из окна автобуса, то… про нее заранее желательно много всего узнать. Вот, например, едешь по Чехии. Справа гора. Невысокая, зеленая… Оказывается, это легендарная гора Табор. Никаких, естественно, следов прежней активности гуситов. И нужно иметь еще то воображение, что представить себе ее, так сказать, в голом виде, шатры и повозки на склонах, бастионы с пушками и дымы от костров. Или вот едем по живописным отрогам Карпат, неподалеку от Братиславы. Справа гора. С крутыми склонами. Зеленая… на вершине полуразрушенный замок. Хочется выйти и посмотреть, но… уж больно подъем туда крутой, что хорошо видно, а главные – ты же на автобусе.


1. Вот он – этот замок Чахтице, бывший Чейт, на вершине горы…



2. Подъезжаем к нему поближе…

Между тем, если знать, что это, то окажется, что смотришь ты на развалины замка Чахтице. Стены его обрушились, и то, что осталось от замка, представляет собой мрачное зрелище. А вот история этого места по-настоящему завораживает, потому что именно здесь четыреста лет назад жила знаменитая «кровавая графиня» Эржебет Батори.

Понятно, что если гид хороший рассказчик, то публика слушает, затаив дыхание, потому как, сидя в комфортабельном автобусе, почему бы и не послушать про чужие мучительства, это же в нас заложено на уровне подсознания. Давайте же и мы познакомимся с этой историей, историей не рыцаря, феодала и магната, всемогущего садиста и мучителя, а… очень красивой женщины тех же рыцарских времен, которая вполне могла бы дать фору и самому графу Дракуле!

О чем надо знать, проезжая замок Чахтице…

3. Поднимаемся на гору…

Что касается самого замка, то информация о нем довольно скупая. Находится в западной Словакии, на холме, а холм тот находится на высоте 375 м над уровнем моря. Построили его в первой половине XIII века, в романском стиле, (а сделал это некто Казимир Ханта-Познаньский), и тогда он был королевской пограничной крепостью. В 1273 году замок осаждал чешский король Пржемысл Оттокар II, за что его можно упрекнуть в отсутствии здравого смысла, потому что при наличии в замке колодца, дело это было вполне безнадежным, на таком крутом холме он стоит. Но всегда есть предатели, «почетная сдача», так что в итоге замок хозяина все же поменял. И менял его потом не один раз.


4. А вот это ворота в то, что от замка осталось!

Сначала он принадлежал одной дворянской семье, затем другой… В 1569 года владеть им стала семья Надашдь. А в 1708 году замок захватили куруцы Ференца Ракоци и не поленились его разрушить. Вот с той поры он и лежит в руинах. Но при этом он открыт для туристов и по нему можно ходить и любоваться открывающимися с его вершины видами окрестностей.

И вот так в процессе перехода из рук в руки во половине XVI века, замок и стал принадлежать Эржебет (Елизавете) Батори. Свадебный подарок от мужа – вот даже как!

Словакия в то время принадлежала Венгрии, поэтому замок Чахтице носил мадьярское название Чейт. Род Батори прославился в битвах с врагами, но отличался своенравием и жестокостью даже в те, в общем-то, своенравные и жестокие времена. А в XVI веке, после проигранной битвы при Мохаче, когда Венгрия оказалась в руках у турок, род Батори разделился на две ветви — Эчед и Шомльо.


5. Стефан Батори, портрет 1576 года.


Первая укрылась в горах Словакии, а вот вторая завладела Трансильванией, страной сумрачной, полной волков-оборотней и вампиров, где сплошные леса и стоит полумрак даже в полдень. В любом случае это не помешало Стефану Батори из ветви Шомльо в 1576 году стать королем Польши. Да-да, это известный у нас Стефан Баторий, просто в Венгрии и Словакии его называют иначе – Батори. Но так уж у нас повелось, что мы и Гийома Бастарда называет Вильгельмом Завоевателем, а уж про Батори, что и говорить – Баторий он и все тут! Со своей армией он спас Вену от турок, чем заслужил самую искреннюю признательность от австрийских Габсбургов, которые к этому времени уже объявили себя королями Венгрии.

Между тем еще задолго до этих судьбоносных исторических событий сестра Стефана по имени Анна вышла замуж за Дьёрдя Батори из ветви Эчед. Представители обеих семей и раньше заключали родственные браки, и видимо, именно это быстро привело их к вырождению. Представители семейства Батори страдали эпилепсией (которая стала причиной и ранней смерти короля Стефана), безумием, а также отличались безудержным пьянством. В своей Покрово-Березовке Кондольского района Пензенской области я в свое время насмотрелся на последствия подобных браков между местными жителями, где одна половина сельчан была Чушкины, а другие Коробковы и Лазаревы, и сразу об этом вспомнил, слушая рассказ нашего гида. А еще в сырых и плохо отапливаемых помещениях замка их донимали такие болезни, как подагра и ревматизм. В общем, не надо… в кровнородственные связи вступать, уж лучше с каким-нибудь негром из Африки, если уж своих мужчин под рукой не случилось. И наоборот… Страдала от подагры и ревматизма и появившаяся на свет в 1560 году Эржебет Батори, дочь Дьёрдя и Анны.

Возможно, что боль как раз и вызывала у нее приступы дикой ярости, что отмечали у нее с детства. Но свою роль сыграла и сама жизнь того времени, а как же иначе?! Ведь в то время на равнинах Паннонии и в Карпатских горах люди только тем и занимались, что без устали резали друг другу глотки. Турки резали венгров и австрийцев. Те – турок. Пойманных вражеских полководцев живьем варили в котлах с кипятком или кипящим маслом либо сажали их на кол. За обедом деловито обсуждали подробности казни: на острый кол его посадить или на тупой, привесив к ногам гири. На остром колу жили дольше, но тупой сильнее разрывал чрево и казнь была эффектнее. И никакая знатность от смерти защитой не была. Так, дядю Эржебет, Андраша Батори просто зарубили топором в горах, а ее тетку Клару сначала изнасиловал целый турецкий отряд, а затем ей просто перерезали горло. Впрочем, та тоже была не промах – умело лишила жизни двух своих мужей.

Эржебет была еще в детстве обручена с Ференцем Надашди. Отец ее умер рано, мать жила в другом замке, так что девочка оказалась предоставленной самой себе и уже 14 лет… родила ребенка от лакея. И тот, и другой, понятно, бесследно исчезли, а девушку поспешно выдали замуж.


6. А вот это портрет самой Эржебет Батори. История и кисть художника ее облик для нас сохранила…

Молодые супруги стали жить в Чейте — одном из 17 (!) замков, принадлежавших семейству Батори. Богатое приданое заткнуло Ференцу рот, и он не стал доискиваться куда подевалась невинность его супруги. Хотя, скорее всего, самого Ференца это не слишком-то и интересовало: ведь вскоре после свадьбы он отправился в поход против турок, там мог вволю лишать невинности встреченных девушек, а дома и вовсе бывал нечасто. Но несмотря на постоянное отсутствие мужа дети у Эржебет появлялись регулярно: дочери Анна, Оршоля (Урсула), Катарина и сын Пал. Детей сначала воспитывали их кормилицы и служанки, а потом их отправляли на воспитание и обучение в другие знатные семьи или монастыри.

Известно, что сама Эржбет была высокой, стройной и на удивление белокожей. Свои густые кудри она отбеливала настоем шафрана, каждое утро умывалась холодной водой (хороший пример и нашим девушкам!) и очень любила конные прогулки. Но не днем, когда можно было и загореть под солнцем, а ночью! На своем черном, как смоль жеребце Винаре она скакала по округе, при лунном свете, а крестьяне если такое видели или слышали топот копыт ее коня – только крестились. Служанки жаловались, что она щиплет их или таскает за волосы (все, как и в случае с нашей Салтычихой), причем от вида крови она становилась просто одержимой. Но в отличии от нашей русской мучительницы, фантазия у графини Батори работала куда лучше. Как-то раз Ференц, вернувшись из похода, нашел у себя в саду обнаженную девушку, привязанную к дереву и всю облепленную мухами и муравьями. Спросив жену, что бы это значило, он получил от нее спокойный ответ, что девушка таскала груши из сада и она обмазала ее медом, чтобы как следует наказать за воровство.


7. Внутри замок совсем не маленький! И для художников романтического направления просто находка!

Правда, тогда графиня Батори еще никого не убила. Хотя и согрешила против супружеской верности. Пользуясь отсутствием мужа, завела себе любовника, соседского помещика Ладислава Бенде. И вот однажды на дороге, когда она с ним каталась на лошади, им повстречалась безобразная старуха, которую они с удовольствием обдали грязью. А в ответ услышала, что станет она такой же, как она и скоро! Вернувшись домой графиня бросилась к венецианскому зеркалу. «Я ль на все всех белее?» Ведь ей уже за сорок и, хотя кожа упруга, а формы безупречны, еще совсем немного, и, да, старость придет, и никто уже не будет восхищаться ее красотой. А тут еще в 1604 году ее муж умер, подхватив лихорадку в одном из своих походов, и Эржбет осталась одинокой вдовой. Соседи ее жалели, потому как не знали и не ведали, какие темные мысли в это время уже кружились у нее в голове...

Эржебет Батори стала искать средство возвратить уходящую красоту. Она обращалась к знахаркам, читала заговоры в инкунабулах, но… действенных способов не находила. Но вот как-то раз к ней привели местную ведьму Дарвулю, и та посоветовала молодящейся графине купаться в крови. Мол, кровь невинных девушек обладает «омолаживающим эффектом». Эржбет вспомнила, что вид крови ее всегда возбуждал и увидела в этом для себя знак. Что было дальше с ней неизвестно, вот только скоро девушки, что попадали в замок на услужение к графине, стали куда-то пропадать, а на опушке леса ни с того ни с сего появлялись свежие могилы.


8. Но смотреть в нем особенно нечего. Один битый камень и остатки стен и башен.

Причем иногда новых могил бывало много, по двенадцать зараз, но в замке объясняли смерть девушек внезапным мором. Потом им на смену привозили новых крестьянок, уже издалека, но через неделю и они куда-то внезапно исчезали. Правая рука графини ключница Дора Сентеш — мужеподобная баба, объясняла жителям Чахтиц, если они этим интересовались, что мол, крестьянки эти оказались полными неумехами и были отправлены по домам. Или, дескать, разгневали они госпожу своей дерзостью, ну и убежали, испугавшись наказания…

Происходили все эти страшные события в 1610 году, когда графине Батори исполнилось пятьдесят лет, а в те годы в кругу знати считалось совершенно неприличным вмешиваться в жизнь особ, равных тебе по своему положению, поэтому странные слухи относительно происходящего в ее замке как вспыхивали, так и угасали, и на репутации дамы не отражались. Возникло подозрение, что графиня Надашди занимается поставками местных девушек турецкому паше, большому любителю белокожих христианок. Но в то время торговать «живым товаром» среди знати было не то, чтобы принято, но особо никого и не возмущало, так что вопрос о том, куда деваются девушки, особо никого не волновал.


9. Одна из дорог к замку ведет по вершине вытянутого холма. Справа в стене видны остатки камина.

Ну, а в событиях, что вершились в те десять лет под сводами замка, виновен был, скорее всего, «чистый Фрейд» - зависть состарившихся людей к молодости и красоте. Ведь и сегодня все-то у молодых, по мнению многих, не так, и мы-то были лучше. А в принципе, что важно – лучшее пищеварение, отсутствие «болячек», ну и, конечно, молодость и красота. Но сейчас людей держит в узде цивилизация. А в то время каждый дворянин был господин для всех, кто стоял ниже его по рождению, ну и опять же наследственные пороки, присущие роду Батори, и дикие суеверия самой графини безусловно сыграли свою роль.

Впрочем, злодействовала она не одна: ей помогали ее подручные и вот что интересно – это как же они решились на такое. Неужели не понимали, что в случае чего они же ведь первыми станут козлами отпущения, что графиня возможно и выкрутится, но их уж точно не пощадят?! Но нет, жажда чужих страданий оказалась сильнее, хотя, наверное, играли свою роль и страх перед госпожой и деньги, что она им платила за молчание.

Так, главным подручным был уродливый горбун Янош Уйвари по прозвищу Фицко. Он жил в замке на положении шута, над ним насмехались все, включая и прислугу. Вот он и возненавидел тех, кто был в отличие от него и здоров и… красив. Он специально выискивал дома, где у крестьян подрастали дочери, а потом к ним приходили служанки графини Илона Йо и Дорка и предлагали отдать их своей хозяйке в услужение. И они же помогали Эржебет избивать несчастных, а затем хоронили их тела. А когда местные крестьяне, видя, что дело-то неладно, перестали на это соглашаться, новые жертвы стали искать в дальних деревнях, куда слухи о «странных делах» в замке еще не дошли.

К девушкам, которых привозили в замок, имела обыкновение выходить сама графиня и отбирала в первую очередь самых красивых, а тех, что «лицом не вышли» отсылала работать. После этого несчастных отводили в подвал, где ее верные Илона и Дорка сразу же начинали их бить и рвать им кожу щипцами, а уж затем, возбужденная воплями и видом крови, к ним присоединялась и Эржебет и самолично принималась за пытки.

Вряд ли стоит описывать все те ужасы, что творились в этом подвале. Важен итог, когда жертвы были еще живы, уже и стоять не могли, им перерезали артерии, а кровь сливали в тазы, и наполняли ей ванну, которую и принимала графиня. Но много крови пропадало зря. Поэтому она решила заказать в Пресбурге «железную деву» - полую фигуру из двух частей, сплошь утыканную внутри длинными и острыми шипами. Теперь очередную жертву просто запирали внутри этой «девы», на блоке поднимали ее вверх, и кровь потоками лилась прямиком в ванну.

Впрочем, очень скоро графиня заметила, что результатов не дает даже это! Она разгневалась и заявила Дарвуле, что сделает с ней то же самое, что делает, с девушками, если та не найдет ей более действенное средство. И та нашла! Поможет кровь благородных девиц, а не холопок! И графиня ей поверила.

Тут же прислужники Эржебет нашли двадцать дочек из бедных дворянских семей и уговорили их родню отдать их в замок «читать госпоже на ночь». Но не прошло и двух недель, как ни одной из них уже не было в живых, но и Дарвуля свое получила – она просто умерла от страха.


10. На этом фото хорошо видны гнезда потолочных балок. Ведь в то время у замков каменными были лишь стены, а все перекрытия исключительно деревянными.

А вот у графини прорезались уже явно садистские наклонности. Она обливала крестьянок кипящим маслом, отрезала губы и уши и заставляла их есть у нее на глазах. Летом она сажала обнаженных и связанных девушек на муравейник, а зимой обливала водой их на морозе, превращая в ледяные глыбы.

Причем, убийства она совершала не только у себя в Чейте, но еще и в двух других своих замках, а также на термальных водах в Пиштяне, где графиня купалась, пыталась вернуть себе исчезающую красоту еще и водой минеральных источников. Постепенно дошло до того, что она и двух дней не могла провести никого не замучив, настолько это вошло у нее в привычку. И даже находясь в Вене, где у Эржебет был дом на Кровавой улице (вот ведь какое совпадение?!), она занималась тем, что заманивала к себе уличных нищенок и там их убивала. Причем уже не одна! Люди, которые все замечают, но до поры до времени молчат, видели, как к ней в замок приезжала и еще одна знатная дама, одетая в мужской костюм, и тоже участвовала в пытках, а затем они вместе удалялись в опочивальню.


11. Кадр из кинофильма «Кровавая леди Батори» / Lady of Csejte (2015). На мой взгляд – «фильм так себе».

Был здесь гостем и мрачного вида господин с капюшоном на голове, причем слуги были убеждены, что это сам Влад Дракула, воскресший вампир из соседней Валахии. Стали поговаривать и о том, что в замке почему-то много черных котов, а на его стенах появляются какие-то странные знаки. Для людей простых стало ясно как день, что графиня связалась с дьяволом, а это было куда хуже, чем убийство крестьянок.

Ну, а дальше все произошло так, как и должно было произойти, потому, что все преступники, в общем-то, люди очень глупые. Вот и Эржебет Батори попалась на том, что, постоянно нуждаясь в деньгах на опыты по омоложению, заложила один из своих замков за две тысячи дукатов. И это не понравилось опекуну ее сына Имре Медьери, который поднял скандал и обвинил ее в том, что она разбазаривает имущество семьи. Графиню вызвали на сейм в Преспург, где собрались все вельможи, вместе с императором Матиасом, и где был также и ее родич и покровитель Дьёрдя Турзо.

А тот незадолго до этого получил от местного священника письмо, в котором тот жаловался, что ему пришлось отпевать сразу девять крестьянок, убитых Эржебет. Опять же, ну творишь ты преступления, так и делай это сама, зачем в это дело еще и священника впутывать? Зачем убиенных тобой требовать отпевать? Тем более после пыток и мучительства? Но нет – видимо внушенные с детства правила взаимоотношений с Богом для графини оказались даже сильнее ее собственных пагубных страстей. Ну, а в итоге нашелся, наконец, священник, сообщивший о ее делах «куда надо».

И ведь и сам Турзо совсем не хотел огласки этой некрасивой истории и хотел тихо, по-семейному ее замять. Однако тут графиня, видимо, прослышав о письме, прислала ему в подарок пирог. Время тогда было опасное. Люди дворянского звания были опытны, вот Турзо и не стал его есть сам, а скормил пирог своей собаке, а та взяла, да прямо тут же и издохла.

Можно себе представить, как он разгневался и тут же приказал учинить дознание. Допросили находившихся в городе родных Эржебет, и выяснилось, что, когда ее зять Миклош Зриньи гостил как-то раз у тещи, его собака вырыла в саду отрубленную руку. А дочери графини, отвечая на вопросы, были бледны и только одно и повторяли: «Простите маму, она не в себе».

Возвратившись в Чейт, графиня решила, что ей следует защитить себя от нависшей над ней опасности, написала заклинание, которому научила ее Дарвуля: «Маленькое Облако, защити Эржебет, она в опасности… Пошли девяносто черных котов, пусть они разорвут на части сердце императора Матиаса и моего кузена Турзо, и сердце рыжего Медьери…» То есть, совершила страшное преступление – злоумышляла на императора. И вот тут к ней и привели юную служанку Дорицу, которую поймали на воровстве сахара. И Эржебет не смогла удержаться. Сначала она стегала девушку плетью, в то время, как другие служанки били ее железными палками. Затем графиня взяла раскаленный утюг и засунула его Дорице в рот до горла. Но и этого ей показалось мало и ей привели двух служанок, и, только избив их до полусмерти, графиня смогла успокоиться.

А уже поутру в замке появился Турзо вместе с солдатами. Была найдена мертвая Дорица и две другие девушки, еще подававшие признаки жизни. В подвалах замка нашли и тазы с высохшей кровью, и клетки, в которых до времени содержались пленницы, и разломанные части «железной девы». Но самым главным доказательством оказался… дневник графини, в котором она записывала все свои преступления. Там, правда, обычно не было имен ее жертв, поэтому записывала она их под номерами: «№ 169, маленького роста» или «№ 302, с черными волосами». Всего в этом скорбном списке оказалось 610 имен, хотя считается, что записаны в нем были не все ее жертвы, а всего их было не менее 650. Причем поймали ее, буквально на пороге — она уже собиралась бежать, да совсем немного опоздала.

Причем, в одном из ее дорожных сундуков были найдены и орудия пыток, без которых она уже обойтись не могла. Турзо данной ему властью вынес ей приговор: вечное заточение в стенах собственного замка. Ну, а ее подручных отправили в суд и там они все рассказали о преступлениях своей госпожи, ну и о своих тоже – ведь на них было кому показать. В итоге Илоне и Дорке сначала раздробили пальцы, а потом уже заживо сожгли на костре. Горбун Фицко можно сказать «легко отделался». Ему всего лишь отрубили голову, а тело бросили в костер.


12. Про стоны в точной тишине, что слышатся у развалин замка, гиды рассказывают всегда. Но… у подножия холма, где он стоит, люди живут себе прекрасно!

В апреле 1611 года в замок прибыли каменщики, заложившие камнями все окна и двери в комнате графини, оставив лишь маленькую щель для того, чтобы можно было просунуть ей миску с едой и кружку с водой. Остаток жизни Эржебет Батори провела в темноте, питаясь хлебом и водой, но не жаловалась и ничего не просила. Смерть к ней пришла 21 августа 1614 года, а похоронили ее у стены ее замка, рядом с могилами ее безымянных жертв. Туристам, что осматривают замок, гиды обычно рассказывают, что по ночам здесь слышатся стоны, наводящие ужас на всю округу.
Автор:
В. Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти