«Он умер с мечом в руке» - погребальные обряды викингов (часть 1)


Лезь на киль без страха!
Холодна та плаха.
Пусть метель морская

Мчит, с тобой кончая!
Не тужи от стужи,
Духом будь потуже!
Дев любил ты вволю -
Смерть лишь раз на долю.


(Скальд Торир Ёкуль сочинил это, идя на казнь. Перевод С. Петрова / Р. М. Самарин. ПОЭЗИЯ СКАЛЬДОВ. История всемирной литературы. В 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1983—1994. -Т. 2. - М., 1984. - С. 486-490)

Начнем с представления викингов о смерти. Понятно, что они были самым тесным образом связаны с представлениями людей той эпохи о мировом порядке и о самом себе, своей судьбе и месте рода человеческого среди сил природы и богов Вселенной.

«Он умер с мечом в руке» - погребальные обряды викингов (часть 1)

Изображение воинов в драккаре и умершего воина на коне перед валькириями на Стура-хаммарском камне.

Поскольку викинги были язычниками, то и эти представления у них тоже носили языческий характер. При этом они считали, что смерть имеет избирательный характер и героическая смерть не так страшна для воина, как, например, для труса или предателя. По их убеждению, самой почетной смертью и, соответственно, награда на том свете ожидала павшего в бою и не просто павшего, а викинга, который умер с мечом в руке! Восьминогий конь Одина вез его тогда на встречу с валькириями – прекрасными девами-воительницами, которые подносили погибшему рог с вином, после чего уносили его в прекрасные небесные чертоги – Вальгаллу, где они становились членами дружины самих богов и стражей верховного бога Одина. А раз так, то и жили они сами как боги. То есть проводили время в роскошных пирах, на которых ели мясо огромного вепря Сэримнира, и которого хотя каждый день и резали на мясо, на утро оживал и был цел и невредим. Да еще и вкусен ну просто бесподобно! Пили павшие воины крепкое, как старый мед, молоко козы Гейдрун, которая паслась у самой вершины Мирового дерева – ясеня Игдразиля, и давала так много молока, что его хватало на всех жителей небесного города богов Асгарда. Причем викинги на том свете могли сколько угодно объедаться и опиваться, но живот при этом у них не болел, равно как и голова. То есть – рай викингов – это мечта всех пьяниц и обжор. Ну, а между пирами воины упражняются с оружием, чтобы не растерять своих навыков. А потерять их никак невозможно, потому что все эти погибшие в бою воины или Энхерии должны будут вместе с богами Асами сражаться с великанами в последней битве со злом Рагнареке или Рогнароке (Гибель богов) – который представлялся скандинавам уже окончательным концом света.

Впрочем, далеко не все погибавшие воины попадали в дружину Одина. Некоторые оказывались в чертогах богини любви Фрейи. Это были те, кто погибал на поле битвы, но меч в руку взять не успел или же скончавшиеся от ран по дороге с войны. Им тоже там было очень даже неплохо, но по-другому…

Но трусам и предателям была уготована просто страшная участь. Они оказывались в подземном царстве Хель – дочери бога огня, хитрости и обмана Локи и великанши Ангрбоды, повелительницы мира мертвых Хельхейм, где их ожидало вечно забвение, а отнюдь не веселые пиры и бранные подвиги. Нельзя сказать, что викинги совсем не боялись смерти. Страх смерти есть естественное проявление человеческой психики. Но на естественное еще и накладывается социальное. То есть викингов, например, очень даже пугало «знание» о том, что если все традиции погребения соблюдены не будут, то усопший не найдет своего места в Ином мире и потому будет блуждать между мирами, не находя себе покоя ни в одном из них.

Этот призрак мог посещать своих потомков в виде ревенана, то есть духа умершего, который в виде привидения возвращается к месту своей смерти, или же драугра – ожившего мертвеца, похожего на нашего вампира. Такие «посещения» сулили семье всевозможные бедствия и были сигналом, что умерших в ней станет вскоре значительно больше.

Впрочем, не все ожившие покойники по представлениям викингов были «плохими». Среди них встречались и те, что могли принести своей семье удачу. Но так как угадать, кем станет оживший мертвец, было невозможно, рисковать с церемонией погребения было очень рискованно, и викинги относились к ней самым трепетным образом. Именно поэтому усопшим, кстати говоря, и жертвовали и корабли, и мечи, и служанок, пусть уж лучше так, чем встретить потом привидение, которое посулит тебе и твоим близким несчастье!

Погребали своих усопших викинги посредством трупосожжения и погребения в земле. Понятно, что многое зависело от положения человека при жизни. Кого-то хоронили в земляных ямах, а кому-то строили целое погребальное сооружение, куда укладывали множество ценных даров усопшему. Обычно трупосожжение и трупоположение редко встречаются в одном и том же могильнике. Не ясны и причины такого разделения. Однако несомненно, что и сожжение и насыпание над могилами курганов – все это было до того, как в Скандинавии было введено христианство, то есть имело место до XI века.


Интересно, что древних могил Швеции и Норвегии, относящихся к эпохе викингов, а также более раннему времени, очень много: только в Швеции их насчитывается около 100 тысяч. Но вот в Дании такие захоронения довольно редки. Зато там примерно столько же курганных погребений, относящихся к эпохе бронзового века.

В Норвегии «век курганов» начался с IX века, а в Исландии такой способ погребения едва ли не единственный. В Швеции реже, нежели в других скандинавских странах, встречаются курганы с несожженными трупами.

Исследованиями, проведенными археологами при раскопках погребений эпохи викингов, было установлено, что в том случае, если захоронение намечалось в кургане, сначала выкапывали яму глубиной полтора метра. В нее-то и устанавливали весь корабль целиком. Нос его при этом должен был смотреть в сторону моря. Мачта снималась, после чего на палубе строили погребальную камеру из досок обычно в виде шатра. Поскольку на кораблях викингов кают не было, на ночь на палубе ставили что-то вроде большой палатки. Вот такое, привычное для викинга, жилище и имитировала на корабле такая погребальная камера.

Заметим, что погребение в ладье, совмещенное с сожжением усопшего, на территории материковой Швеции стало господствовать уже в вендельскую эпоху. Так, в Венделе археологом Яльмаром Стольпе еще в 1870-х гг. были обнаружены наиболее ранние и богатые ингумации в ладье. В них были похоронены мужчины, воины и вожди с особо богатым инвентарем, оружием, украшениями, пиршественными наборами, инструментами и орудиями труда, а также лошадьми и скотом. «Вендельский стиль» — так после этого начали называть предметы, украшенные характерной «звериной орнаментикой II и III стиля Салина».

В Вальсъерде, на пути к Венделю, на берегу реки Фюрис и в 8 км от Уппсалы также был обнаружен могильник с камерным погребением знатного человека, совершенное еще на рубеже V-VI вв., а с VII в. обычай погребения главы рода в ладье становится доминирующим и сохраняется здесь до самого конца языческих времен. Археологом Суне Линдвистом в 1920-30-х гг. здесь было исследовано 15 погребений в ладье, и все они относились к периоду с конца VII до конца XI вв.

Различные обряды викингов были описаны несколькими арабскими купцами, включая и купца, и историка Ибн Фадлана. Их похороны он назвал «распущенной оргией». И, видимо, у него для этого были определенные основания. Например, его удивило, что после смерти норманна-конунга его друзья и родственники выглядели довольными и веселыми, и совершенно не горевали. Поскольку арабский путешественник не знал их языка, он не мог понять, что они не печалятся вовсе не потому, что они такие бесчувственные, а потому, что свято верят, что их господину скоро будет оказана великая милость: он окажется в их северном раю – на Вальгалле – и будет там пировать с самим богом Одином. А это была самая высокая честь, которая могла только выпасть на долю смертного.

Поэтому им было глупо скорбеть и предаваться горю. Напротив – они этому радовались и… начинали делать ну совершенно неприемлемые, с точки зрения восточного человека, вещи, а именно – делить имущество усопшего. Причем делили они его на три примерно равноценные части. Одна шла его семье, другая – на пошив погребальных одежд, а третью расходовали на поминальную тризну, требовавшую много еды и питья.

После этого тело умершего опускали во временную могилу сроком на десять дней. Именно столько, как считалось, нужно было для подготовки его достойных похорон. Рядом с ним ставили еду, напитки и даже музыкальные инструменты, чтобы он мог там есть и пить и сам бы себя развлекал.

Пока покойный находится в этой могиле, всех его рабынь опрашивали, чтобы узнать, кто из них желал бы последовать за ним в Иной мир, чтобы служить ему и там. Обычно одна из рабынь соглашалась на это добровольно, поскольку для нее это была великая честь. Затем избранная девушка начинала готовиться к смерти, а соплеменники и родственники покойного – к исполнению обряда его похорон.

Когда все подготовительные «мероприятия» заканчивались, викинги начинали празднество. Причем справляли тризну по усопшему в течение нескольких дней, потому что только такими пышными проводами можно было достойно почтить память своего конунга.

Продолжение следует…
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти