«Головокружение от успехов» - афганский вариант

Как это не покажется странным, но весьма многие наши читатели, будучи охваченными антинатовскими настроениями, бурно радовались недавним успехам боевиков-исламистов движения «Талибан» (запрещено в РФ) в их действиях против коалиционных сил в Афганистане.

Однако последовавшие события сразу показали, кто есть кто, так как «талибы», видимо почувствовав «головокружение от успехов», совершили нападения на границы Таджикистана.


14 августа 2018 года, как сообщает ИА «Спутник-Таджикистан», уезд Ойхоним и одноимённый пропускной пункт были захвачены радикальными сторонниками движения «Талибан». Несмотря на героическое сопротивление пограничного гарнизона из состава афганских правительственных сил, потерявшего только убитыми не менее 10 человек, застава пала.

Эта территория находится прямо за рекой Пяндж, столь хорошо запомнившейся солдатам советской группы войск во время Афганской войны 1979-1989 гг., и российским солдатам, как нёсшим там службу ранее, так и продолжающим оборонять эти дальние подступы к нашим рубежам. Уезд Ойхонам с одноимённым КПП расположен прямо напротив селения Кокул (Фархорский район Таджикистана) и до Душанбе от него примерно 300 км на север.



Несмотря на то, что традиции товарообмена в этом месте насчитывают не одну тысячу лет, между афганским КПП «Ойхоним» и таджикским КПП «Кокул» нет моста, и перевозка товаров через Пянджк издавна осуществляется на двух баржах. Фактически именно это и остановило неожиданно для всех появившийся огромный отряд «талибов», который весьма вероятно смял бы таджикскую погранзаставу точно так же, как и до этого заставу афганских правительственных сил.

Пока одним из итогов последних событий в том районе стало то, что начало реализации имевшегося у местных властей плана постройки моста, который бы соединил таджикский Фархорский район Хайлонской области и афганский уезд Ойхоним провинции Тахор (Тахар), в связи с ухудшением ситуации в приграничной зоне, предварительно отложено на весну 2019 года.

Несмотря на то, что через несколько дней правительственные войска Афганистана вернули контроль над заставой «Ойхоним» (или, по некоторым данным, «талибы» просто ушли оттуда после незначительного сопротивления), пока работа КПП ни на афганской, ни на таджикской стороне не возобновлена.

Но на этом афганские исламисты не остановились. В субботу 25 августа 2018 года, через несколько дней после вышеописанного нападения, автомобиль «Нива», ехавший с гражданами Таджикистана вдоль границы в том же Фархорском районе, был обстрелян из автоматического оружия. В результате этого обстрела были убиты двое служащих приграничного лесничества, осуществлявшие в том числе и контроль пограничной полосы, - Амирхон Саидов (53 г.) и Давлат Сангаков (50 л.), а третий пассажир – Сафархон Рахмонов был ранен.

В этом нападении, осуществлённом с афганской стороны границы, подозреваются или члены движения «Талибан», или местные наркоторговцы, связанные с исламистами.

«Головокружение от успехов» - афганский вариант


Но не только этот обстрел создал проблему в этом регионе. Хуже всего то, что одновременно с вышеописанным нападением разведывательно-диверсионная группа афганских боевиков пересекла Пяндж и вошла на территорию Таджикистана. В настоящее время для её поиска и уничтожения выдвинуты силы пограничного отряда «Хамадони».

Следующим событием стал пока несколько загадочный эпизод. Согласно информации афганских новостных агентств, 26 августа по обнаруженной пограничным таджикским патрулём большой группе боевиков, сосредотачивавшейся на афганской границей в зоне прорыва их передового дозора, неопознанный самолёт из состава таджикских или российских сил нанёс бомбо-штурмовой удар.

Пока официальные власти Душанбе опровергли информацию о том, что удары с воздуха были нанесены ВВС Таджикистана. В полуофициальном заявлении представителя Госкомитета национальной безопасности Таджикистана об инциденте сообщается следующее: «Мы не имеем права наносить авиаудары по территории другого государства. Если необходимость в этом возникает, то сначала созывается штаб ОДКБ, на котором рассматривается вопрос нанесения силового удара. И только после длительных консультаций военных ведомств союзных держав может быть принято такое решение». Точно так же о своей непричастности к удару заявила и Москва.




Итогом столь агрессивных действий «талибов» по отношению к соседним странам, не участвующим в войне на территории Афганистана, стало выявление сути этого ультра-ортодоксального исламского движения и разрушение некоторых иллюзий. В результате этого 27 августа 2018 года в Москве прошла встреча посла официального кабульского правительства Абдула Кучая с заместителем министра иностранных дел РФ Игорем Моргуловым, по итогам которой российский МИД в тот же день заявил об отмене консультаций по проблеме Афганистана, начало которых было запланировано на 4 сентября. Ранее наш МИД заявил о возможном участии в этих переговорах как официального Кабула, так и сторонников «Талибана», если обе стороны однозначно заявили бы о своём стремлении к установлению мира на этой многострадальной земле.

Такими своими действиями «талибы» (контролирующие, по разным оценкам, от 40 до 70% территории Афганистана) продемонстрировали мировому сообществу свою проблематичность в качестве договороспособной стороны в переговорах о судьбе этой страны. Судя по всему, боевики-исламисты, привыкшие только к насилию, вряд ли стремятся стать добропорядочными крестьянами или честными и профессиональными чиновниками. Ведь их экономическая основа базируется на тотальной ультрарадикальной пропаганде исламизма, многолетней экспроприации результатов чужого труда и постоянном проведении «операций газавата против кяфиров и мунафиков» с целью оправдать различные финансовые гранты, поступающие к ним из ряда стран.



Таким образом, недавняя серия неудач афганских правительственных войск (пиком которых стало падение базы Фарьяб, при том, что база в Газни была едва сохранена при помощи американских сил) спровоцировала «талибов» на внешнюю агрессию. Их выбор пал на Таджикистан, как на страну, наиболее слабую, по их мнению, в военном отношении, и при этом «заключившую союз с режимом русских кяфиров». Тем самым была продемонстрирована иллюзорность идей возможности сравнительно безопасного сосуществования среднеазиатских государств рядом с режимом исламских военизированных ультра-ортодоксов.

Несмотря на то, что пока официальные Душанбе и Москва отрицают возможный авиаудар по скоплению «газаватистов» на территории Афганистана, не стоит забывать о том, что рубежи Таджикистана надёжно прикрыты не только его собственными силами, но и российскими подразделениями 201 базы.

При этом отметим, что в составе группировки российских ВКС там имеются как БПЛА, предназначенные для действий в горном рельефе, так и штурмовики Су-25, а также боевые вертолёты Ми-24П и Ми-8МТВ. Больше того, после заключения в 2012 году нового соглашения о пребывании Российских Вооружённых Сил на территории Республики Таджикистан, была изменена и расширена структура базирования наших подразделений там кроме Душанбе в 2015 году была добавлена (вместо Куляба) база в Курган-Тюбе (для тех, кто не в курсе, с 2018 г. – это уже город Бохтар), а также авиабаза вертолётной группы в Айни (у города Гиссара).

Также идеологам и командирам «талибов» следует обязательно учесть, если они таки решатся на полномасштабное вторжение на территорию Таджикистана, что только Россия и только в 2005-2010 гг. безвозмездно передала этому государству почти 14.000 ед. лёгкого и среднего вооружения, а также 1055 ед. военной техники (из которой 317 шт. – бронеединицы). То есть, как минимум, даже без учёта фактора присутствия российских ВС, таджикская армия в настоящее время являет собой весьма грозную силу, вполне способную противостоять агрессии афганских исламистов.



Больше того, крайне странными видятся столь непонятно-агрессивные действия «талибов» именно в преддверии переговоров в Москве. Это становится тем более странным, что, согласно некоторым данным, спецслужбы среднеазиатских государств имеют свои и очень давние каналы экстренной связи с афганскими боевиками, причём как на уровне местных командиров, так и на уровне катарского представительства движения «Талибан».

Таким образом, на фоне последних событий на афгано-таджикской границе видится или абсолютная неадекватность сторонников данного движения и, соответственно, невозможность их использования в качестве договороспособной стороны переговоров, или полная подконтрольность их внешним игрокам, которым не выгоден мир в Афганистане (например, Пакистану, Ирану, странам Персидского залива или Китаю).
Автор:
Михаил Сириец
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти