Дуэль в Русской императорской армии. Часть 3

Легализацией дуэлей в Русской императорской армии непосредственно занимался военный министр генерал от инфантерии П.С. Ванновский. Его приказ об офицерских поединках был задуман с целью повышения престижа офицерского звания в обществе и должен был укрепить чувства собственного достоинства и уважения офицера. Изначально законом разрешались лишь поединки между офицерами. Затем были разрешены дуэли офицеров с гражданскими лицами дворянского сословия. Современники отмечали, что военный министр очень высоко оценивал значение своего приказа от 1894 года о дуэлях. При этом Петр Семенович всегда подчеркивал, что именно ему «русская армия обязана восстановлением чести её мундира».

Русский Дуэльный кодекс и негласные правила поединка


Поскольку поединки среди офицеров были официально разрешены, то возникла необходимость упорядочить условия и правила их проведения. С этой целью разными авторами были написаны сразу несколько отечественных дуэльных кодексов: графа Василия Дурасова (1908), Алексея Суворина (1913), генерал-майора Иосифа Микулина (1912) и другие. Но все они между собой расходились в деталях и с существовавшей дуэльной практикой. Наиболее полным и подробно прописанным считался Дуэльный кодекс графа Дурасова. При этом следует напомнить, что официально единый дуэльный кодекс в Российской империи так и не был разработан. Приходилось пользоваться теми, что были под рукой. И драться на поединках в разных условиях и по различным правилам.

Русские дуэлянты обычно выбирали для решения вопросов чести один из трех видов оружия: шпаги, сабли или пистолеты. Дуэли на саблях были редкостью. Надо отметить, что европейские оружейники, начиная с XVIII века, стали изготавливать специальные наборы парного оружия для дуэлей. В определенном смысле, это уравнивало возможности и шансы дуэлянтов, поскольку в руках каждого из них было одинаковое оружие. Дуэльный набор, как правило, использовался лишь один раз и для других поединков он не предназначался.

Следует иметь ввиду, что дуэли с использованием холодного оружия в Российской империи не пользовались популярностью. Но если они и случались, то «поединщики» обычно не придерживались западноевропейских правил о завершении дуэли при нанесении первой раны. Русские офицеры в таких случаях дрались до смертельного исхода или тяжелого ранения, когда продолжение поединка станет невозможным. Особенностями дуэлей на шпагах или саблях была схватка либо не сходя с места, либо перемещаясь только по выбранной для поединка площадке. Дуэлянты выходили на бой с обнаженным торсом или в одной рубашке.

Однако в Российской армии офицеры предпочитали стреляться на дуэлях. Считалось, что пистолет снижает разницу противников в мастерстве владения оружием. Ведь, например, при поединке на шпагах надо было иметь хорошие навыки фехтования. К тому же, обмен выстрелами давал больше шансов на смертельный исход поединка. В таком случае опаснее означало почетнее для победителя.

Правила дуэли на пистолетах использовались различные и часто зависели от того, какой Дуэльный кодекс используется. Дуэлянты могли стрелять по очереди (жребию) либо одновременно по команде, стоя у барьера или идя навстречу друг к другу. При этом барьерами могли служить указатели, указывающие минимальное расстояние, на которое дуэлянты могли приблизиться друг к другу. Обычно это было от 8 до 20 шагов. Но случалось, что стрелялись и на 6 шагах. В этом случае смертельный исход поединка был наиболее вероятным. Существовало много других ограничений и тонкостей в организации и проведении поединка согласно выбранному Дуэльному кодексу.

Хорошие стрелки и умелые фехтовальщики получили неоспоримое преимущество в поединках. Справедливость в деле защиты чести и достоинства офицера теперь все больше зависела от мастерства владения оружием и опыта хладнокровных и безнаказанных убийств, чем от нравственных поступков и прогрессивных взглядов. Культ силы оружия в дворянском обществе порождал страхи и социальную неуверенность. Ни знатность происхождения, ни высокий воинский чин более не служили надежной защитой перед случайной смертью на дуэли.

Существовали разные правила вызова на дуэль – письменно, устно, пощечина, перчатка к ногам и т.п. Различали 3 степени тяжести нанесенного оскорбления – от легкого (словесного) до тяжелого (оскорбление действием). В зависимости от этого оскорбленный получал право выбора оружия, дистанции и других условий поединка.

Дуэли назначались в защиту чести офицера, затронутой на бытовом уровне. Все служебные конфликты решались в установленном порядке. Запрещалось подчиненному вызывать на дуэль своего начальника и наоборот. Это рассматривалось как преступление против порядка подчиненности и наказывалось в уголовном порядке. Кстати, в случае приема вызова или тайного проведения поединка наказание несли оба - и начальник, и подчиненный.

Однако случалось всякое. В период правления Александра I состоялась дуэль штабс-капитана Кушелева и генерал-майора Бахметьева. Причем поводом послужило оскорбление шестилетней давности. Тогда только что поступившего в лейб-гвардии Измайловский полк Кушелева за какое-то нарушение Бахметьев ударил палкой. Дуэль завершилась бескровно с примирением сторон. Генерал попросил извинения у штабс-капитана. Однако всех участников поединка, включая секундантов, привлекли к суду. Приговор был жестокий – Кушелева к повешению, Бахметьева и всех секундантов к лишению чинов и дворянского достоинства. Кроме одного из секундантов - графа Венансона, который накануне донес коменданту столицы о готовящейся дуэли. Но царь рассудил по-своему. Кушелева лишили звания камер-юнкера, а Бахметьеву объявили выговор. Удивительным образом больше всех пострадал граф-доносчик, поступивший строго по закону. Его на неделю заключили в крепость, а затем выслали на Кавказ.

Известны и иные необычные поединки. Так, при Николае II в 1908 году с ведома императора состоялась «генеральская» дуэль. Бывшие участники обороны Порт-Артура генерал-лейтенанты А.В. Фок и К.Н. Смирнов с оружием в руках выясняли отношения. И таких курьезных случаев немало.

Опять же, несмотря на то, что обычно на дуэль вызывали равных себе, со временем появились исключения в связи с разрешением дуэлей с гражданскими лицами из дворян. К примеру, Дуэльный кодекс разрешал в случае публикации оскорбительной для офицера статьи вызвать на дуэль журналиста-автора или редактора издания. Более того, можно было вызвать на дуэль по «секретным мотивам», не сообщая их даже секундантам.

Интересна статистика поединков на рубеже конца XIX и начала XX веков. По подсчетам И. Микулина, сделанным по документам, за период с 20 мая 1894 года по 20 мая 1910 года в армии по приговорам судов чести произошло 322 поединка: 251 — между военными, 70 — между военными и штатскими, один раз у барьера сошлись военные врачи. Среди дуэлянтов было 4 генерала, 14 штаб- офицеров, 187 капитанов и штабс-капитанов, 367 поручиков, подпоручиков и прапорщиков. Один поручик участвовал в 3-х дуэлях, четыре поручика и один подпоручик дрались дважды. По два раза дрались с военными и двое штатских.


В пяти случаях рубились на шашках, в двух использовались эспадроны. Остальные 315 дуэлей происходили на огнестрельном оружии, на них погибли 15 человек и 17 получили тяжелые ранения. На самом деле дуэлей в армии было, конечно, больше. По некоторым подсчетам, примерно треть поединков проходила в обход суда общества офицеров. Случалось, что у барьера сходились противники, накануне приговоренные судом чести к примирению.

Русские особенности офицерских поединков

Иностранцы считали, что русская дуэль по условиям проведения была «кровожаднее» западноевропейского варианта. Действительно, иногда условия поединка с согласия сторон устанавливались предельно жесткими. Например, у А.А. Бестужева-Марлинского читаем: «Теперь об условиях: барьер по-прежнему — на шести шагах? — На шести. Князь и слышать не хочет о большем расстоянии. Рана только на четном выстреле кончает дуэль, вспышка и осечка не в число». Подобные суровые условия часто выдвигались сторонами, даже если сама дуэль возникла из-за пустяка.

В русской дуэльной практике часто проводились поединки, по терминологии западных дуэльных кодексов, исключительные. Например, на пистолетах и на расстоянии менее 10 шагов. Или «через платок», когда из двух дуэльных пистолетов секундантами заряжался лишь один. После этого секунданты отходили в сторону, и распорядитель дуэли, не знающий, какой именно пистолет заряжен, предоставлял участникам поединка право выбрать оружие. Получив пистолеты, противники брались за диагонально противоположные концы карманного платка и по команде распорядителя стреляли. Тот, кто оставался в живых, узнавал, что заряжен был именно его пистолет.

Некоторые дуэли устраивались по принципу русской рулетки. К ней прибегали в случае непримиримой вражды между стрелками. Противники вставали на расстоянии 5-7 шагов. Из двух пистолетов заряжался только один. Оружие распределялось по жребию. Таким образом, соперники максимально увеличивали риск и случайность исхода дуэли. При этом жребий предоставлял им равные шансы. Дуэльные правила также включали в себя поединок «дуло в дуло». Разница с предыдущим заключалась только в том, что заряжались оба пистолета. Подобные выяснения отношений часто заканчивались гибелью обоих поединщиков.

В Российской армии была распространена дуэль, получившая по не вполне понятной причине название американской. В этом случае поединок как таковой заменялся самоубийством по жребию одного из противников. В Европе в ту пору такой способ дуэли часто называли русским. Одна из наиболее известных «американских дуэлей» произошла между двумя драгунскими капитанами Леоновым и Прохоровым. Они были друзьями и оба влюбились в актрису бродячего цирка. Решить спор уговорились «американской дуэлью». Роковой жребий выпал Леонову. Офицер, верный слову чести, пустил пулю себе в сердце...

Дуэльные сюжеты в русской литературе

Как-то так сложилось, что со временем общее представление большинства наших современников о чести царских офицеров и их готовности ради нее идти на смертельный поединок, сложилось под впечатлением о прочитанном в художественной литературе. В русской литературе конца XIX – начала XX веков сложилось довольно критическое отношение к официальному разрешению дуэлей в офицерской среде. Это было достаточно емко и многогранно показано в повести А.И. Куприна «Поединок». Конечно, известный писатель, а до того - поручик 46-го пехотного Днепровского полка, знал, как сохранить офицерскую честь в различных служебных и бытовых ситуациях. Драматически описаны события неожиданно возникшего любовного треугольника, приведшие к конфликту поручика Николаева и подпоручика Ромашова. Дошло до скандала в офицерском собрании. Суд чести полка вынес вердикт – нанесенный урон офицерской чести может быть решен только в поединке. Накануне дуэли на квартиру к Ромашову пришла жена его соперника по поединку – Шурочка. Пришла проститься, понимая, что этот романтичный и чужой в армейской среде человек утром погибнет от пули соперника. Но ради того, чтобы ее муж смог поступить в военную академию и после вырваться из гарнизонного захолустья, она была готова на все. И поединок был как нельзя кстати. Ромашов был готов извиниться перед Николаевым и отказаться от поединка. Но Шурочка, одарив его на прощание женской лаской, настояла, чтобы они стрелялись. Она понимала, что дуэль, завершившаяся примирением противников, всегда вызывает ненужные сомнения в полковом обществе офицеров. К тому же такой исход назначенной судом чести дуэли, закрывал путь ею мужу в академию и рушил все ее честолюбивые планы.
Завершился поединок печально. Ромашов получил смертельное ранение и погиб. Из-за коварства любимой женщины? Или защищая свою честь? Или за доброе имя жены своего сослуживца, в которую он посмел влюбиться? Об этом среди современников было много споров. Куприна обвиняли в том, что он слишком откровенно изложил все «прелести» жизни захолустного гарнизона. К тому же он правдиво передал атмосферу, царившую в полковом суде чести. И вообще, показал «изнанку» офицерской жизни в русской армии той поры.

Главной темой была выбрана дуэль и в некоторых других литературных произведениях. Достаточно лишь перелистать «Испытание» А.А. Бесстужева-Марлинского, «Выстрел» А.С. Пушкина, «Большой свет» В.А. Соллогуба, «Ятаган» Н.Ф. Павлова, «Бретёр» И.С. Тургенева, «Поединок» Е.П. Ростопчиной или «Дуэль» А.П. Чехова. Помимо этого, дуэли описывались как отдельные сюжетные эпизоды во многих повестях и романах. И далеко не всегда даже литературный поединок чести соответствовал своему названию. Да и достоинство, благородство и справедливость его участники не всегда соблюдали, бросая вызов, порой, по весьма бесчестным поводам. Иной раз к дуэли приводила черная зависть к успеху другого человека. Таков, например, Сильвио у Пушкина и Лучков у Тургенева.

А повесть графа Соллогуба «Большой свет» в светском обществе была воспринята как основание для вызова М.Ю. Лермонтовым автора на поединок. Ведь современниками он легко угадывался в образе молодого армейского офицера Михаила Леонина, прикомандированного в столице к одному из гвардейских полков. Но у поэта и офицера нашлись силы устоять перед злословьем и коварством высшего света, который, в конечном счете так и не принял его в свои ряды. Дуэльной схватки великосветские злопыхатели и злопыхатели не дождались.

В книгах и в жизни на дуэлях дрались добропорядочные дворяне и откровенные подлецы, наивные романтики и хладнокровные убийцы. Безответственные забияки втягивали в дуэльную схватку случайных людей, оказавшихся волею судьбы не в том месте и не в то время. Здесь было бы уместно вспомнить размышления Герцена по поводу дуэлей в «Былом и думах», которые привели его к выводу о том, что дуэль «оправдывает всякого мерзавца или его почетной смертью, или тем, что делает из него почетного убийцу».

Среди офицеров в разных чинах и должностях было немало тех, кто осуждал поединки в армейской среде и не скрывал своих взглядов, несмотря на преобладавшее в обществе и в русской армии одобрение узаконенных убийств на дуэлях. Горячие споры вокруг снятия запрета на поединки в офицерских кругах начались после мая 1894 года. Они проходили в острых дискуссиях не только в офицерских собраниях в войсках, но и на страницах военной печати. Например, достаточно часто этот вопрос обсуждался в считавшемся офицерским журнале «Разведчик». В числе открытых противников дуэлей был, например, такой известный военный авторитет как генерал от инфантерии М.И. Драгомиров. Свою точку зрения он изложил в изданной в Киеве в 1900 голу специальной брошюре «Дуэли». Это было актуально, поскольку после того, как офицерам было разрешено драться на дуэли с гражданскими лицами дворянского сословия, возникли новые очаги напряжения в обществе.

Безусловно, рассмотренная дуэльная тематика не претендует на исчерпывающую полноту и всесторонность. Были рассмотрены лишь некоторые, на наш взгляд, важные аспекты феномена офицерских поединков в Русской императорской армии. Эта тема остается недостаточно изученной и ждет своего исследователя.

Дуэль в Русской императорской армии. Часть 3
Автор:
Михаил Сухоруков
Использованы фотографии:
http://www.aif.ru/culture/person/duel_lermontova_s_martynovym_chestnyy_poedinok_ili_ubiystvo
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

56 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти