Ключ от половины Средиземноморья в руках Москвы. Какой опыт извлечён из охоты на АПЛ «Astute»?



Если внимательно изучить новостные разделы российских и зарубежных электронных средств массовой информации за апрель 2018 года, когда силы западной коалиции нанесли малоэффективный ракетный удар по стратегическим объектам САА в надежде на ослабление позиций Дамаска перед лицом оппозиционно-террористических «котлов», можно наткнуться на весьма важную с военно-технической и оперативно-тактической точек зрения информацию от британской газеты «Times» со ссылкой на компетентные источники в командовании Королевского военно-морского флота Великобритании.


Известное издание сообщило о срыве ударной операции одного из трёх британских многоцелевых атомных подводных крейсеров класса «Astute», который должен был запустить по Сирии 20 стратегических крылатых ракет UGM-109E «Tomahawk Block IV». По данным газеты, причиной провала стало преследование британской субмарины со стороны либо современной модификации сверхмалошумной дизель-электрической подводной лодки пр. 636.3 «Варшавянка», либо пр. 877 «Палтус», входящей в состав 4-й отдельной бригады подводных лодок Черноморского флота.

Представители английского истеблишмента являются настоящими гуру в плане создания панических настроений в обществе, основанных на демонизации России в глазах обывателей. Поэтому может сложиться мнение, что данная история была просто выдумана командованием британского флота для сокрытия истинных проблем технического и даже необъяснимого характера, которые преследуют подлодки класса «Astute» на протяжении длительного периода времени. Так, председатель Движения поддержки флота капитан I ранга запаса Михаил Ненашев и редактор журнала «Арсенал Отечества» Алексей Леонков в беседах с корреспондентами «Вестей» и журналистами газеты «Взгляд» отметили, что у экипажа подлодки могли возникнуть технологические проблемы, способные привести к катастрофе при попытке применения «Томагавков» в Средиземном море, а сами «Эстьюты» регулярно оказываются в центре внимания то из-за посадки на мель, то из-за попадания в сети португальских рыбаков, то в связи столкновения рубки с корпусом дружественного боевого корабля из-за несвоевременного погружения на достаточную глубину.

Да, теоретически могла иметь место либо внештатная ситуация в момент перемещения «Томагавка» из торпедного стеллажа в один из шести 533-мм торпедных аппаратов, либо заклинивание створки торпедного аппарата, способное привести к непредсказуемым последствиям. Но на практике такой вариант достаточно маловероятен, поскольку боекомплект из торпед «Spearfish», «Томагавков» и мин размещается не на одном, а на нескольких стеллажах, которые «питают» сразу 6 торпедных аппаратов. Следовательно, определённая часть арсенала (6, 8 или 10) стратегических крылатых ракет UGM-109E всё же могла быть запущена c борта «Эстьюта» по сирийской территории. Для этого британской подлодке достаточно было выйти на рубежи пуска «Томагавков», находящиеся в южной части акватории Ионического моря (около 1600 км от берегов Сирии), и спокойно отстреляться ракетами, имеющими дальность 1600—2000 км, из рабочих торпедных аппаратов. Тем не менее, не сложилось! А поэтому в нашем случае британская версия выглядит очень даже правдоподобно.

Что же касается заявления капитана I ранга Владимира Мамайкина о невозможности длительного преследования атомной субмарины «Эстьют», двигающейся со скоростью 27—29 узлов, посредством более медленной дизель-электрической «Варшавянки», способной выдать лишь 18—20 узлов на протяжении нескольких сотен километров, то это истинная правда.

Но здесь вся суть заключается в том, что на стороне экипажа нашей сверхмалошумной субмарины было важное тактическое преимущество, избавляющее от необходимости преследования более скоростной атомной подлодки «Эстьют». Объясняется оно географическим фактором, играющим в пользу подводного компонента ЧФ России. Очевидно, что одна из «Варшавянок», осуществлявшая боевое дежурство на выходе из Эгейского моря на малом ходу (3—4 узла), смогла первой запеленговать британскую субмарину, мчащуюся к огневым рубежам почти на полном ходу (25—27 уз.). Британские моряки-подводники вели себя в акватории Средиземного моря достаточно беспечно и вальяжно, делая ставку на наличие у «Эстьюта» водомётного движителя и новейших многоярусных амортизационных платформ для подвижных механизмов, что увеличивает акустическую скрытность подлодки.

Более того, центральная часть Средиземного моря практически на постоянной основе контролируется противолодочной авиацией ОВМС НАТО и ВМС США, в числе которой есть модернизированные самолёты P-3C «Orion» и более совершенные P-8A «Poseidon». Но режим «полного хода», способствующий резкому увеличению акустических шумов подводного крейсера, по-видимому, сыграл с британскими моряками злую шутку, и гидроакустический комплекс МГК-400ЭМ «Рубикон-М» одной из наших «Варшавянок» обнаружил «Эстьют» на удалении в нескольких десятков километров, в то время как ГАК «Sonar 2076» британской субмарины обнаружил нашу тихоходную подводную лодку на удалении в 10—20 км. У наших моряков вполне могла появиться возможность блокирования английской субмарины с дальнейшим закономерным изменением её курса. Известно, что для подводного запуска «Томагавков» в варианте UGM-109E субмарина класса «Эстьют» должна выйти на глубину порядка 45 метров и уменьшить скорость хода до пары-тройки узлов. Как вы понимаете, осуществить данную процедуру британские моряки-подводники не имели возможности, поскольку уже находились под прицелом торпед ТЭСТ-71МЭ-НК, 53-65КЭ, а, возможно, и «Физик».

Даже в том случае, если бы британская субмарина попыталась оторваться от «Варшавянки» и уйти на другие позиции для пуска ракет «Tomahawk», её бы благополучно встретили наши противолодочные самолёты Ил-38Н по целеуказанию, переданному с борта нашей подлодки, ведь подводная компонента ВМФ России и противолодочная авиация — звенья одной цепи, увязанные в единую сетецентрическую сеть. А поэтому единственным адекватным решением для британских моряков-подводников стал уход из центральной части Средиземного моря.

Единственная подлодка, которая для участия в апрельском ударе смогла проскользнуть незамеченной для гидроакустических средств «Варшавянки», — это новейший сверхмалошумный многоцелевой подводный крейсер «Джон Уорнер» усовершенствованного класса «Virginia Block III» американского флота. В ходе же планируемого в настоящий момент удара по Сирии прорвать противолодочный заслон американским и английским подлодкам будет на два порядка сложнее, ведь Генштаб ВС России учёл все ошибки, допущенные 4 месяца назад. Для тщательного прочёсывания подводного пространства от берегов Сирии до Ионического моря командование Военно-морского флота задействовало уникальные дальние противолодочные самолёты Ту-142М3/М, способные за короткий период времени расставить 64 пассивных радиогидроакустических буёв РГБ-75 и РГБ-15 с каждого самолёта. По последним данным, две машины данного типа были переброшены с авиабазы в Ейске на авиабазу Хмеймим 1 сентября 2018 года для участия в крупнейших военно-морских учениях российского флота в акватории Средиземного моря, основная цель которых — сдерживание Объединённых ВМС НАТО от деструктивных действий против Сирии.

Источники информации:
https://vz.ru/politics/2018/4/17/893218.print.html
http://bastion-karpenko.narod.ru/Astute.html
http://airwar.ru/enc/sea/tu142m3.html
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

61 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти