Инцидент со шхуной «Виксен»: отложенная война или невыученный урок?

В 1853 году разразилась кровопролитная Крымская война, причины, ход боевых действий и трагические результаты которой достаточно известны общественности. Но мало кто знает, что война с Европой на Черноморском ТВД могла начаться задолго до 53-го года.

30-40-е годы XIX века. Российская империя вела ожесточённую войну на Кавказе, которой, казалось, не будет конца. Черкесские племена, отличившиеся в работорговле, пиратстве и постоянных набегах, в том числе и на российские поселения, оттесняли на юг. Несмотря на специфический (мягко говоря) бизнес этих племён, они пользовались на первых порах безмерной поддержкой «законопослушной и просвещённой» Европы и Турции. Западная пресса рисовала горцев как «гордых и свободолюбивых» святых овечек, а русских — как «вероломных поработителей».


По всему Черноморскому побережью Кавказа и его «континентальной» части сновали многочисленные шпионы, провокаторы и контрабандисты (имеющие при этом вполне официальные армейские или дипломатические чины) из Англии, Франции и Турции. Так, в 1834 году британский дипломат Дэвид Уркварт и капитан Лайонс, занимавшийся поставкой оружия черкесским племенам – противникам России, что законно расценивалось как контрабанда на территорию, которая по Адрианопольскому договору принадлежала русским, совершили длительное путешествие к горцам. В этом путешествии Уркварт науськивал черкесов на империю, а Лайонс соблазнял их поставками вооружения.

Инцидент со шхуной «Виксен»: отложенная война или невыученный урок?

Дэвид Уркварт

Таких клевретов и контрабандистов было множество. Они действовали под самыми разными личинами: коммерсант и британский «шпик» Джеймс Белл, корреспондент и доносчик Лонгворт, путешественник и английский советник Эдмонд Спенсер и многие другие. Это не считая различных «волонтёров» из числа клинических русофобов вроде польских добровольцев.

За год фиксировалось до двух сотен незаконных пересечений границы, за которыми могло крыться что угодно – от высадки очередного нашёптывающего провокатора до выгрузки партии оружия, в том числе артиллерийского. В 1832 году император Николай I наконец утвердил ряд мер по противодействию такой преступной активности. Предупреждения об ужесточении мер были разосланы в дипломатические представительства всех «заинтересованных» стран, которые наиболее отличились в «помощи несчастным горцам».

11-12 ноября 1836 года на 20-пушечный бриг «Аякс» командира Николая Вульфа поступил приказ контр-адмирала Самуила Андреевича Эсмонта немедленно догнать и захватить неопознанную шхуну, идущую вдоль черноморского побережья предположительно с целью поставки горцам иностранного вооружения.

Бриг «Аякс» имел длину 30,2 м, ширину – 9,3 м и осадку в 3,9 м. Корабль был построен на Охтинской верфи под руководством известного кораблестроителя Вениамина Стокке и спущен на воду в мае 1829 года. Новичком в морских сражениях, а также в борьбе с пиратством и контрабандистами «Аякс» не был. К примеру, в 1832 году «Аякс» совместно с бригом «Ахиллес» осуществлял охрану жителей небольшого греческого городка Галаксиди, страдающих от пиратских набегов. Во время одного из своих рейдов в марте того же года «Аякс» заметил 5 пиратских кораблей, немедленно дерзко атаковавших бриг. Итог сражения для пиратов был плачевный – два корабля пошли на дно, а три оставшихся бриг сопроводил в гавань Галаксиди.


Бриг «Аякс» задерживает английскую шхуну «Виксен» с контрабандным оружием, 1836 г. Худ. В. Бороденко

В 1833 году «Аякс» перевели в состав Черноморского флота, а с 1836 года бриг начал крейсировать вдоль кавказского побережья, предотвращая контрабандистские поставки, работорговлю и пиратство.

Получив приказ задержать неопознанную шхуну, Николай Вульф бросился в погоню. Однако ноябрь — не самый спокойный месяц на Чёрном море. Море штормило, направление ветра было непредсказуемым, а матросы выбивались из сил. Поэтому настичь шхуну удалось лишь через два дня в районе Суджук-кале (ныне район Новороссийска, до основания которого тогда оставалось ещё 2 года). Её мигом задержали и отконвоировали в бухту Геленджика, к которой в то время уже примыкало Геленджикское укрепление. Как выяснилось, задержанная шхуна ходила под именем «Виксен».

Капитан «Аякса» Вульф после тщательного осмотра судна отрапортовал, что на борту находится груз соли, которая в тот момент входила в список запрещённых товаров для импорта. Кроме того, наши моряки при досмотре выяснили, что со шхуны уже выгрузили как минимум 20 тонн груза. К тому же на борту оказался вышеупомянутый провокатор, контрабандист и шпион Джеймс Белл, представившийся коммерсантом — это не оставляло никаких сомнений в том, что моряки не успели пресечь очередную поставку оружия науськанным на империю черкесским племенам. Сам капитан, лично осмотревший Белла, сразу догадался по выправке и форме одежды последнего, что тот является «чиновником английского королевства». Для дальнейшего дознания судно отконвоировали в Севастополь под предлогом прохождения чумного карантина.


Сбор черкесских войск, зарисовка Джеймса Белла


В это же время контр-адмирал Эсмонт немедленно оповестил об этом происшествии комендантов русских фортов на кавказском побережье и командующего Кавказской линией обороны генерал-лейтенанта Алексея Александровича Вельяминова. Оповестил, дабы вышеозначенные офицеры не только были начеку, но и активизировали своих лазутчиков, способных выведать как характер груза «Виксена», так и конечного его получателя.

Вскоре по дипломатическим каналам от нашего посла в Константинополе Аполлинария Бутенёва и от агентуры поступила следующая информация – шхуна «Виксен» изначально готовилась к прорыву блокады кавказского побережья, а под солью в трюме находилось, естественно, оружие. Теми же сведениями располагали и лазутчики. Более того британский посол в Турции лорд Понсонби лично направил шхуну в данный район, что означало изначальную ставку на возможную провокацию. Т.е. беспроигрышный вариант — если упустят, то черкесы продолжат получать оружие, а, если поймают, то раздуем «пиратский» скандал.


Аполлинарий Бутенёв

Однако доказать наличие оружия на борту судна было невозможно. Рассчитывать на порядочность англичан и прочих европейцев — вообще сродни фантастике. Поэтому, уж коль скоро судно всё равно нарушило установленные правила, находясь в запретных водах, принадлежащих Российской империи, император Николай I повелел пойманную шхуну конфисковать вместе со всем грузом. «Виксен» позже будет переименован в «Суджук-кале» (иронично, верно?) и включён в состав Черноморского флота. Экипаж судна и «хозяина» же решили отправить восвояси в Константинополь.

Капитан «Аякса» Николай Вульф был награждён орденом Святой Анны 2-й степени и, по некоторым данным, премирован 5000 рублей (колоссальные по тем временам деньги).

Тем временем на Западе «самые независимые СМИ» и власть имущие из данного случая контрабанды раздули трагедию мирового масштаба. Знатно натасканная собственным британским правительством «цивилизованная» общественность мгновенно закипела праведным гневом. Все старые комплексы «владычицы морей», точь-в-точь по Фрейду, всплыли наружу.

Накал страстей достиг таких пределов, что начались дебаты в палате общин, в которой на чистом глазу утверждали, что это был пиратский набег во время того как черкесские чиновники (!) обсуждали с хозяином шхуны размер пошлины. Автор, конечно, не крупный специалист по государственному и военному устройству черкесов (крайне разрозненных, кстати), но сомневаюсь, что им вообще был знаком термин «пошлина». Вот «ясак» знаком вполне…

Но британцам нужно было как можно быстрее сколотить в сознании европейцев образ близких им по духу горцев. Их совершенно не волновали акты работорговли, пиратства и набегов, в том числе на сородичей, которые пошли по пути мира. Кстати, не волновал европейцев невольничий рынок ещё и тем, что это был самый настоящий финансовый Клондайк. Ведь оружие не было благотворительностью не только по причине сомнительной нравственности этого товара, но и потому, что вооружение поставлялось не бесплатно и не за гарантии продолжения войны с Россией. И, естественно, иностранцы, чей образ ложно укоренился с беспрекословным подчинением законам и договорам, и слышать не желали об Адрианопольском мирном договоре.


Лорд Палмерстон

Лорд Генри Палмерстон, министр иностранных дел Британии, столь жаждал развязать войну, что ругал и унизительно отзывался как о Российской империи, так и о русских, в частности, о нашем после в Лондоне. Будучи пещерным английским националистом и русофобом, он неоднократно теребил свои влажные мечты: «Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет». Мало того этот канувший в лету пакостник не скрывал, что «британские интересы превыше законов и справедливости, ибо они и есть закон и справедливость».

Однако войны из-за «Виксена» удалось избежать. Во-первых, английский бульдог оказался слишком труслив, чтобы напасть на империю в одиночку, а союзников на тот момент не нашлось. Во-вторых, империя несколько изменила таможенные правила в пользу британцев, без особой огласки, правда. В-третьих, англичане признали кавказское побережье за Россией. И, в-четвёртых, Британия публично всё списала на авантюризм Белла, чтобы сохранить лицо. Он и так находился на правах партизана среди черкесов, и за ним уже охотились. О праве на «Виксен» также более рассуждать не стали.

Увы, из инцидента, который просто кричал о поисках повода для войны на Чёрном море, достаточных выводов сделано не было. Множество крепостей и укреплений, которые строились великим трудом и кровью на кавказском побережье, в том числе стараниями вышеупомянутого генерал-лейтенанта Алексея Вельяминова, усилены не были. Артиллерия во многих из них фактически отсутствовала. Вплоть до начала Крымской войны часть укреплений сохранились почти в первозданном виде.
Автор:
Восточный ветер
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

34 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти