Морская авиация ВМФ РФ: текущее состояние и перспективы

В предлагаемой Вашему вниманию статье мы попробуем разобраться в текущем состоянии и перспективах морской авиации ВМФ РФ. Ну а для начала давайте вспомним, что представляла из себя отечественная морская авиация во времена СССР.

Как известно, в силу ряда различных причин СССР в строительстве военно-морского флота не делал ставки на авианосцы, на палубную авиацию. Однако это не значит, что в нашей стране не понимали важности морской авиации вообще – наоборот! В 80-е годы прошлого столетия считалось, что данный род сил является одним из важнейших составляющих военно-морского флота. На морскую авиацию (точнее – на Военно-воздушные силы Военно-морского флота СССР, но краткости ради, будем использовать термин «морская авиация» вне зависимости от того, как конкретно она называлась в том или ином историческом периоде) возлагалось множество важнейших задач, в том числе:
1. Поиск и уничтожение:

- ракетных и многоцелевых подводных лодок противника;
- надводных соединений противника, включая авианосные ударные группы, морские десанты, конвои, корабельные ударные и противолодочные группы, а также одиночных боевых кораблей;
- транспортов, самолетов и крылатых ракет противника;

2. Обеспечение развертывания и действий сил своего флота, в том числе в форме противовоздушной обороны кораблей и объектов флота;

3. Ведение воздушной разведки, наведения и выдачу целеуказаний прочим родам сил ВМФ;

4. Уничтожение и подавление объектов системы ПВО в полосах пролета своей авиации, в районах решения задач;

5. Разрушение ВМБ, портов и уничтожение находящихся в них кораблей и транспортов;

6. Обеспечение высадки морских десантов, разведывательно-диверсионных групп и иное содействие сухопутным войскам на приморских направлениях;

7. Постановка минных заграждений, а также противоминная борьба;

8. Ведение радиационной и химической разведки;

9. Спасение экипажей, терпящих бедствие;

10. Осуществление воздушных перевозок.

Для этого в состав морской авиации СССР входили следующие рода авиации:


1. Морская ракетоносная авиация (МРА);

2. Противолодочная авиация (ПЛА);

3. Штурмовая авиация (ША);

4. Истребительная авиация (ИА);

5. Разведывательная авиация (РА).

А кроме того – еще и самолеты специального назначения, в том числе транспортные, радиоэлектронной борьбы, противоминные, поисково-спасательные, связи и т.д.

Численность морской авиации СССР впечатляла в лучшем смысле этого слова: всего к началу 90-х годов ХХ века в нее входило 52 авиаполка и 10 отдельных эскадрилий и групп. В их состав в 1991 г. входили 1 702 самолета, включая 372 бомбардировщика, оснащенных крылатыми противокорабельными ракетами (Ту-16, Ту-22М2 и Ту-22М3), 966 самолетов тактической авиации (Су-24, Як-38, Су-17, МиГ-27, МиГ-23 и другие типы истребителей), а также 364 самолета других классов и 455 вертолетов, а всего – 2 157 самолетов и вертолетов. При этом основу ударной мощи морской авиации составляли морские ракетоносные дивизии: их количество по состоянию на 1991 г автору неизвестно, но в 1980 г имелось пять таких дивизий, в состав которых входило 13 авиаполков.

Ну а затем Советский Союз был уничтожен и его вооруженные силы оказались поделены между многочисленными «самостийными» республиками, враз получившими государственный статус. Надо сказать, что морская авиация отошла РФ практически в полном составе, однако содержать столь многочисленные силы Российская Федерация не могла. И вот, к середине 1996 г. ее состав сократился более чем трехкратно – до 695 летательных аппаратов, в том числе 66 ракетоносцев, 116 противолодочных самолётов, 118 истребителей и штурмовиков и 365 вертолётов и самолётов специальной авиации. И это было только начало. К 2008 году морская авиация продолжала сокращаться: к сожалению, точных данных о ее составе у нас нет, но насчитывалось:

1. Морская ракетоносная авиация - один полк, оснащенный Ту-22М3 (в составе СФ). Кроме того, имелся еще один смешанный авиаполк (568-ой, на ТОФ), в котором наряду с двумя эскадрильями Ту-22М3 имелись также Ту-142МР и Ту-142М3;



2. Истребительная авиация - три авиаполка, включая 279 окиап, предназначенный действовать с палубы единственного отечественного ТАВКР «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов». Естественно, 279 окиап базировался на СФ, а два других полка относились к БФ и ТОФ, имея на вооружении истребители Су-27 и МиГ-31 соответственно;

3. Штурмовая авиация - два полка, дислоцированных на ЧФ и БФ соответственно, и имевшие на вооружении самолеты Су-24 и Су-24Р;

4. Противолодочная авиация – тут все несколько сложнее. Разделим ее на авиацию сухопутного и корабельного базирования:

- основной сухопутной противолодочной авиации являются 289-й отдельный смешанный противолодочный авиационный полк (Ил-38, вертолеты Ка-27, Ка-29 и Ка-8) и 73-я отдельная противолодочная авиационная эскадрилья (Ту-142). Но кроме них противолодочные самолеты Ил-38 состоят на вооружении (наряду с другими самолетами) еще трех смешанных авиаполков, причем в одном из них (917-ый, ЧФ) имеются также и самолеты-амфибии Бе-12;

- противолодочная авиация корабельного базирования включает в себя два корабельных противолодочных полка, и одну отдельную эскадрилью, оснащенную вертолетами Ка-27 и Ка-29;

5. Три смешанных авиаполка, в которых, наряду с упомянутыми ранее Ил-38 и Бе-12 имеется также большое количество транспортных и иных небоевых самолетов и вертолетов (Ан-12, Ан-24, Ан-26, Ту-134, вертолеты Ми-8). Судя по всему, единственным тактическим обоснованием их существования было то, чтобы уцелевшую после очередного витка «реформ» авиацию свести в единую организационную структуру;

6. Транспортная авиация – две отдельных транспортных авиационных эскадрильи (Ан-2, Ан-12, Ан-24, Ан-26, Ан-140-100, Ту-134, Ил-18, Ил18Д-36 и т.д.)

7. Отдельная вертолетная эскадрилья – Ми-8 и Ми-24.

А всего – 13 авиаполков и 5 отдельных авиаэскадрилий. К сожалению, сколько-то точных данных о количестве самолетов по состоянию на 2008 г. нет, и вывести их «эмпирическим» путем затруднительно. Дело в том, что численный состав соединений морской авиации в известной мере «плавает»: в 2008 г в составе морской авиации авиадивизий уже не было, но во времена СССР авиадивизия могла состоять из двух или трех полков. В свою очередь авиаполк обычно состоит из 3 эскадрилий, но тут возможны исключения. В свою очередь авиаэскадрилья состоит из нескольких авиазвеньев, а авиазвено может включать в себя 3 или 4 самолета или вертолета. В среднем авиаэскадрилья может насчитывать 9-12 самолетов, авиаполк – 28-32 самолета, авиадивизия – 70-110 самолетов.

Принимая значения численности авиаполка в 30 самолетов (вертолетов), а авиаэскадрильи – 12, получаем численность морской авиации ВМФ РФ в 450 самолетов и вертолетов по состоянию на 2008 г. Есть ощущение, что эта цифра завышена, но даже если она верна, то и в этом случае можно констатировать, что численность морской авиации сократилась в сравнении с 1996 г. более чем в полтора раза.

Кто-то мог бы решить, что уж это и есть то самое дно, откуда только один путь – наверх. Увы, это оказалось не так: в рамках реформирования вооруженных сил решено было передать самолеты морской ракетоносной, штурмовой и истребительной авиации (кроме палубной) в ведение военно-воздушных, в дальнейшем – военно-космических сил. Таким образом, флот потерял практически все свои ракетоносцы, истребители и штурмовики, за исключением палубного авиаполка, летавшего тогда на Су-33, и черноморского штурмового авиаполка, вооруженного Су-24. Собственно говоря, последний также мог быть передан ВВС, если бы не юридический нюанс – авиаполк был дислоцирован в Крыму, где, согласно договору с Украиной, мог размещать свои боевые части только военно-морской флот, а вот ВВС это было запрещено. Таким образом, передав авиаполк ВКС, пришлось бы перебазировать его из Крыма куда-то еще.


Су-24, пролетающие рядом с эсминцем США "Porter"


Насколько обоснованным было такое решение?

В пользу вывода ракетоносной и тактической авиации в состав ВВС (ВКС было создано в 2015 г) говорило совершенно бедственное положение, в котором оказалась отечественная морская авиация в первом десятилетии XXI-го века. Средства, отпускаемые на содержание флота, были совершенно мизерными и никак не соответствовали потребностям моряков. В сущности, речь шла не об экономии, а о выживании какого-то количества сил из общего их числа, и очень похоже на то, что ВМФ предпочел направить средства на сохранение святая святых – ракетных подводных сил стратегического назначения, а кроме того – на сохранение в боеспособном состоянии какого-то количества надводных и подводных кораблей. И очень похоже на то, что морская авиация попросту не вписалась в тот нищенский бюджет, которым вынужден был довольствоваться флот – судя по некоторым свидетельствам, положение там было даже хуже, чем в отечественных ВВС (хотя, казалось бы, куда уж хуже-то). В таком случае передача части морской авиации ВВС как будто имела смысл, потому что там поддержать вконец обескровленные воздушные силы флота было возможно, а в составе флота их не ждало ничего, кроме тихой гибели.

Мы ранее говорили о том, что в 2008 г морская авиация возможно состояла из 450 самолетов и вертолетов, и это вроде бы внушительная сила. Но, судя по всему, по большей части она существовала только на бумаге: так, 689-й гвардейский истребительный авиационный полк, ранее входивший в состав Балтийского флота, быстро «ссохся» до размеров эскадрильи (сам полк перестал существовать, теперь вот думают возрождать его, ну дай-то Бог, в добрый час…). По некоторым данным, из материальной части полка и двух эскадрилий морской ракетоносной авиации ВВС удалось скомплектовать всего лишь две боеспособных эскадрильи Ту-22М3. Таким образом, численность морской авиации формально оставалась значительной, вот только боеспособность сохранили, по всей видимости, не более 25-40% летательных аппаратов, а может и меньше. Таким образом, как мы уже говорили ранее, передача ракетоносцев и тактической авиации из состава флота в ВВС как будто имела смысл.

Однако ключевое слово здесь «как будто». Дело в том, что подобное решение могло быть оправдано лишь в условиях продолжения бюджетного дефицита, но для него наступали последние дни. Как раз в эти годы наступала новая эра для отечественных вооруженных сил – страна наконец-то изыскала средства для более-менее достойного их содержания, тогда же приступили к выполнению амбициозной государственной программы вооружения 2011-2020 гг. Таким образом, вооруженные силы страны должны были воспрять, а вместе с ними – и морская авиация, и выводить ее из состава флота стало попросту не нужно.

С другой стороны, как мы помним, то было время множества изменений, и в том числе и организационных: так, было сформировано четыре военных округа, командованию которых подчиняются все территориально расположенные в округе силы сухопутных сил, ВВС и ВМФ. В теории это великолепное решение, так как значительно упрощает руководство и повышает слаженность действий различных родов вооруженных сил. Но каковым оно окажется на практике, ведь в СССР и в РФ подготовка офицеров была достаточно специализирована и узконаправлена? Ведь по идее, подобное объединенное командование будет работать хорошо лишь в том случае, если во главе его встанут люди, отлично понимающие особенности и нюансы службы и военных летчиков, и моряков, и сухопутных войск, а где таких взять, если у нас даже в ВМФ существовало разделение на «надводных» и «подводных» адмиралов, то есть офицеры всю свою службу проводили на подводных, либо надводных кораблях, но не на тех и других по очереди? Насколько хорошо сможет командующий округом, в прошлом, допустим, офицер-общевойсковик ставить задачи тому же флоту? Обеспечивать его боевую подготовку?

На эти вопросы у автора ответа нет.

Но вернемся к объединенным командованиям. Теоретически при такой организации совершенно все равно, где находятся конкретные самолеты и пилоты – в составе ВВС, или ВМФ, потому что любые боевые задачи, в том числе морские, будут решаться всеми имеющимися в распоряжении округа силами. Ну а практически… Как мы уже говорили выше, трудно сказать, насколько такое командование будет эффективным в наших реалиях, но достоверно известно одно. История неопровержимо свидетельствует, что всякий раз, когда флот лишали морской авиации, а ее задачи возлагались на ВВС, последние с треском проваливали боевые операции, демонстрируя полную неспособность хоть сколько-то эффективно сражаться над морем.

Причина в том, что боевые действия в море и океане чрезвычайно специфичны и требуют особой боевой подготовки: в то же время военно-воздушные силы имеют свои собственные задачи, и всегда будут рассматривать морскую войну как нечто, возможно важное, но все же второстепенное, не относящееся к основному функционалу военно-воздушных сил и готовиться к такой войне будут соответственно. Хотелось бы верить, конечно, что в нашем случае будет не так, но… пожалуй, единственный урок истории заключается в том, что люди не помнят ее уроков.

А потому мы можем говорить о том, что морская авиация отечественного флота в 2011-2012 гг. была если и не уничтожена, то сведена к номинальной величине. Что изменилось на сегодняшний день? Сведений о численности морской авиации в открытой печати нет, но, пользуясь различными источниками, можно попробовать определить ее «на глазок».

Как известно, морская ракетоносная авиация прекратила свое существование. Тем не менее, согласно существующим планам, 30 ракетоносцев Ту-22М3 должны пройти модернизацию до Ту-22М3 и получить возможность использования противокорабельной ракеты Х-32, представляющей из себя глубокую модернизацию Х-22.


Ту-22М3М


Новая ракета получила обновленную ГСН, способную работать в условиях сильного радиоэлектронного противодействия противника. Насколько эффективна будет новая ГСН, и насколько эффективно смогут ее использовать самолеты, не находящиеся в составе флота – большой вопрос, но все же мы, по завершению этой программы, получим полноценный ракетоносный авиаполк (хотя бы – по численности). Правда, на сегодняшний день, кроме «предсерийного» самолета, на котором «обкатывалась» модернизация, есть только один самолет этого типа, выкатка которого состоялась 16 августа 2018 г., и, хотя говорится о том, что все 30 самолетов должны пройти модернизацию до 2020 г., подобные сроки вызывают большое сомнение.

Кроме двух Ту-22М3М у нас есть еще 10 МиГ-31К, переоборудованных в носители ракет «Кинжал», но по данной системе вооружений существует слишком много вопросов, не позволяющих однозначно считать данную ракету противокорабельным средством.

Штурмовая авиация. Как мы говорили ранее, в составе ВМФ РФ сохранился базирующийся в Крыму 43-й отдельный морской штурмовой авиационный полк. Точное количество Су-24М, состоящих на его вооружении, нет, но с учетом того, что первая сформированная в Крыму эскадрилья Су-30СМ вошла в его состав, а полки обычно насчитывают 3 эскадрильи, можно предположить, что количество Су-24М и Су-24МР в составе морской авиации не превышает 24 ед. – то есть максимальной численности двух эскадрилий.

Истребительная авиация (многоцелевые истребители).

Здесь все более-менее просто – после последней реформы в составе ВМФ остался только 279-ый окиап, на вооружении которого на сегодняшний день состоит 17 Су-33 (цифра приблизительная), кроме того, сформирован еще один авиаполк под МиГ-29КР/КУБР – 100-ый окиап. В его составе сегодня находится 22 самолета – 19 МиГ-29КР и 3 МиГ-29КУБР. Как известно, дальнейшая поставка самолетов этих типов флоту не планируется. Однако в настоящее время на вооружение морской авиации поступают Су-30СМ – точное количество машин, находящихся в войсках, автор назвать затрудняется (вероятно, в пределах 20 машин), но всего по действующим сегодня контрактам ожидается поставка флоту 28 самолетов этого типа.

Это, в общем, и все.

Разведывательная авиация – здесь все просто. Ее нет, за исключением, возможно, нескольких разведчиков Су-24МР в черноморском 43-ем омшап.

Противолодочная авиация – ее основу сегодня составляют Ил-38 в, увы, неизвестном количестве. Military Balance утверждает, что по состоянию на 2016 г их было 54, что более-менее совпадает с известными автору оценками 2014-2015 гг. (около 50 машин). Единственно, что можно сказать более-менее точно, так это то, что действующая программа предусматривает модернизацию до состояния Ил-38Н (с установкой комплекса «Новелла») 28 самолетов.



Надо сказать, что Ил-38 уже довольно старый самолет (производство завершено в 1972 г.), и, вероятно, остальные машины будут выведены из состава морской авиации на утилизацию. Именно 28 Ил-38Н в ближайшее время составят основу отечественной противолодочной авиации.

Кроме Ил-38 на вооружении морской авиации имеются также две эскадрильи Ту-142, которые обычно также числятся в составе противолодочной авиации. При этом общее количество Ту-142 оценивается как «более 20» отечественными источниками и 27 машинами по данным Military Balance. Однако, по сведениям последнего, из этого общего количества 10 машин являются Ту-142МР, который представляет собой самолёт для ретрансляционного комплекса резервной системы управления морскими ядерными силами. Для того, чтобы вместить необходимое оборудование связи, с самолета был снят поисково-прицельный комплекс, а первый грузоотсек занят средствами связи и специальной буксируемой антенной длиной 8 600 м. Очевидно, что противолодочные функции Ту-142МР выполнять не может.
Соответственно, по всей видимости, в состав морской авиации входят не более 17 противолодочных Ту-142. С учетом того, что штатная численность авиаэскадрильи составляет 8 бортов, а у нас этих эскадрилий 2, наблюдается почти полное соответствие определенной нами численности штатной оргструктуре.

Кроме этого, в состав противолодочной авиации входят некоторое количество самолетов-амфибий Бе-12 – вероятнее всего осталось 9 машин, из которых 4 являются поисково-спасательными (Бе-12ПС)



Специальные самолеты. Помимо уже упоминавшихся десяти Ту-142МР, морская авиация располагает также двумя Ил-20РТ и Ил-22М. Их часто записывают в самолеты радиоэлектронной разведки, но по всей видимости это ошибочно. Да, Ил-20 действительно является таким самолетом, но Ил-20РТ представляет собой, по сути, телеметрическую летающую лабораторию для испытаний ракетной техники, а Ил-22М – командный пункт «судного дня», то есть самолет управления на случай ядерной войны.

Количество транспортных и пассажирских самолетов точному учету не поддается, но, вероятно, общее их количество составляет примерно 50 машин.

Вертолеты

Вертолеты радиолокационного дозора – 2 Ка-31;

Противолодочные вертолеты – 20 Ми-14, 43 Ка-27 и 20 Ка-27М, всего 83 машины;

Ударные и транспортно-боевые вертолеты – 8 Ми-24П и 27 Ка-29, всего 35 машин;

Поисково-спасательные вертолеты – 40 Ми-14ПС и 16 Ка-27ПС, всего – 56 машин.

Кроме этого, возможно, имеется порядка 17 Ми-8 в варианте транспортных вертолетов (по другим данным они были переданы в другие силовые структуры).

Всего же, на сегодняшний день, отечественная морская авиация располагает 221 самолетом (из них – 68 специальных и небоевых) и 193 вертолетами (из них – 73 небоевых). Какие задачи смогут решать эти силы?

Противовоздушная оборона. Здесь более-менее хорошо обстоят дела у Северного флота – именно там дислоцированы все наши 39 Су-33 и МиГ-29КР/КУБР. Кроме этого, вероятно, этот флот получил несколько Су-30СМ.



Однако обращает на себя внимание то, что типовое «бюджетное» авиакрыло одного американского авианосца насчитывает 48 F/A-18E/F «Супер Хорнет» и предусмотрена возможность усиления его еще одной эскадрильей. Таким образом, морская тактическая авиация всего Северного флота в лучшем случае соответствует одному авианосцу США, но с учетом наличия в составе американского авиакрыла самолетов ДРЛО и РЭБ, обеспечивающих значительно лучшую ситуационную осведомленность, чем могут дать наши самолеты, скорее следует говорить об американском превосходстве. Одного авианосца. Из десяти.

Что же касается прочих флотов, то Тихоокеанский и Балтийский флоты сегодня вообще не имеют собственной истребительной авиации, так что их противовоздушная обороны полностью зависит от ВКС (как мы уже говорили ранее, исторический опыт свидетельствует о том, что надежда флота на ВВС никогда себя не оправдывала). Чуть лучше обстоят дела у Черноморского флота, получившего эскадрилью Су-30СМ. Но тут возникает большой вопрос – как ее собираются использовать? Безусловно, Су-30СМ на сегодняшний день не только ударный самолет, но и истребитель, способный «пересчитать лонжероны» почти любому истребителю 4-го поколения – многочисленные индийские учения, в ходе которых самолеты этого типа сталкивались с различными иностранными «одноклассниками», приводили к достаточно оптимистичным для нас результатам. Однако, перефразируя Генри Форда: «Конструкторы, славные ребята, создали многофункциональные истребители, а вот генетики, эти разболтанные умники, не справились с селекцией многофункциональных пилотов». Речь идет о том, что даже если и можно создать многоцелевой истребитель, который одинаково хорошо сможет бороться как с воздушными, так и с надводными и наземными целями, то подготовить людей, способных в равной степени отлично сражаться с истребителями противника и выполнять ударные функции, наверное, все-таки нельзя.

Специфика работы летчика дальней, истребительной или штурмовой авиации очень сильно различается. При этом сам по себе процесс подготовки пилотов очень длителен: ни в каком случае не следует думать, что военные учебные заведения выпускают подготовленных к современным боевым действиям летчиков. Можно говорить о том, что летное училище является первым этапом обучения, но затем, для того, чтобы стать профессионалом, молодому воину предстоит пройти длительный и сложный путь. Как сказал командующий морской авиацией Военно-морского флота, Герой России, генерал-майор Игорь Сергеевич Кожин:

«Подготовка лётчика – сложный и длительный процесс, на который требуется около восьми лет. Это, так сказать, путь от курсанта лётного училища до лётчика 1-го класса. При условии, что четыре года идёт на учёбу в лётном училище, а за следующие четыре года пилот достигнет 1-го класса. Но на такой стремительный рост способны только самые талантливые».


А ведь «Летчик 1-го класса» - это высокая, но не высшая ступень в подготовке, есть еще «летчик-ас» и «летчик-снайпер»… Таким образом, стать настоящим профессионалом в выбранном роде авиации нелегко, этот путь потребует долгих лет упорного труда. И да, никто не спорит, что, достигнув высокого профессионализма, допустим, на МиГ-31, летчик в дальнейшем способен переучиться на Су-24, то есть сменить «род деятельности». Но это, опять же, потребует больших усилий и времени, в течении которого навыки летчика-истребителя будут постепенно утрачиваться.

И да, винить в этом учебные заведения совершенно не нужно – увы, практически ни в каком деле выпускник ВУЗ-а не является профессионалом с большой буквы. Медики, несмотря на 6-летний срок обучения, не приступают к самостоятельной практике, а отправляются в интернатуру, где еще год работают под присмотром опытных врачей, при этом принимать самостоятельные решения им запрещено. А если молодой врач желает углубленного изучения какого-либо направления, его ждет ординатура… Да что там, автор настоящей статьи, будучи в далеком уже прошлом выпускником экономического ВУЗ-а, вскоре после начала работы услышал в свой адрес совершенно замечательную фразу: «Когда большая часть теории вылетит из вашей головы, и ее место займут практические знания, возможно, вы оправдаете половину вашего жалования» - и это была абсолютная правда.

К чему мы все это говорим? Да к тому, что черноморские Су-30СМ были включены в состав штурмового авиаполка и, по всей видимости, флот собирается их использовать именно как ударные самолеты. Это подтверждают и слова представителя Черноморского флота Вячеслава Трухачева: «Самолеты Су-30СМ отлично себя зарекомендовали и на сегодняшний день являются главной ударной силой морской авиации Черноморского флота».

Интересно, что то же самое можно видеть в авиации других стран. Так, в составе ВВС США имеются самолеты завоевания господства в воздухе F-15C и его ударная двухместная «версия» F-15E. При этом последний вовсе не лишен истребительных качеств, он остается грозным воздушным бойцом, и его, пожалуй, можно считать наиболее близким американским аналогом нашего Су-30СМ. Тем не менее, на F-15E в современных конфликтах практически никогда на возлагалась задача завоевания/удержания превосходства в воздухе – этим занимаются F-15С, в то время как F-15E сосредоточены на реализации ударной функции.

Таким образом, мы можем предположить, что и на Черноморском флоте, несмотря на наличие эскадрильи Су-30СМ (чего в любом случае было бы безнадежно мало), морская авиация неспособна решать задачи ПВО кораблей и объектов флота.

Ударные функции. Единственный флот, который может похвастаться способностью хоть как-то их решать – Черноморский, за счет наличия в Крыму штурмового авиаполка. Это соединение является серьезным сдерживающим фактором и практически исключает «визиты» турецких надводных сил или малых отрядов надводных кораблей НАТО к нашим берегам в военное время. Впрочем, насколько известно автору, подобных визитов никогда и не планировалось, а ВМС США предполагали действовать своей авиацией и крылатыми ракетами из акватории Средиземного моря, где они абсолютно недосягаемы для Су-30СМ и Су-24 отечественного Черноморского флота.

Прочие флоты тактических ударных самолетов в своем составе не имеют (разве что несколько Су-30СМ). Что касается нашей дальней авиации ВКС, то в перспективе она сможет сформировать один полк (30 машин) модернизированных Ту-22М3М с ракетами Х-32, который может выступить средством усиления любого из наших четырех флотов (Каспийская флотилия в подобном явно не нуждается). Но… что такое один ракетный полк? В годы холодной войны ВМС США насчитывали 15 авианосцев, а советская МРА – 13 авиаполков ракетоносной авиации в которых находилось 372 машины, или почти по 25 самолетов на один авианосец (это не считая отдельного инструкторско-исследовательского ракетоносного полка). Сегодня у американцев только 10 авианосцев, а у нас будет (будет ли?) 30 модернизированных Ту-22М3М – по три машины на вражеский корабль. Конечно, Ту-22М3М с Х-32 обладает значительно большими возможностями, чем имели Ту-22М3 с Х-22, но ведь и качество американских авиагрупп не стоит на месте – их состав пополнили «Супер Хорнеты» с АФАР и улучшенным БРЭО, на подходе F-35C… СССР никогда не считал Ту-22М3 вундерваффе, способном уничтожить все авианосцы неприятеля, а сегодня наши возможности снижены даже не в разы, а на порядок.

Правда, есть еще десять МиГ-31К с «Кинжалом»



Но проблема в том, что совершенно неясно, может ли эта ракета вообще поражать движущиеся корабли. Много говорят о том, что «Кинжал» является модернизированной ракетой комплекса «Искандер», но аэробаллистическая ракета данного комплекса не умеет поражать движущиеся цели. На это, по всей видимости, способна крылатая ракета Р-500 (по сути дела, это сухопутный «Калибр», или, если угодно «Калибр», это оморяченный Р-500), и вполне возможно, что комплекс «Кинжал» так же, как и «Искандер», является «двухракетным» и что поражение морских целей возможно только при использовании крылатой, но не аэробаллистической ракеты. На это намекают и состоявшиеся учения, в которых принимали участие Ту-22М3 с Х-32 и МиГ-31К с аэробаллистическим «Кинжалом» - при этом было озвучено поражение морской и наземной целей, и очевидно, что Х-32, будучи противокорабельной ракетой, использовалась по кораблю-цели. Соответственно, «Кинжалом» стреляли по наземной цели, а кто бы стал это делать дорогущей противокорабельной ракетой? Если все это верно, то возможности десятка МиГ-31К снижаются от «непобедимого гиперзвукового вундерваффе, с легкостью уничтожающего авианосцы США», до достаточно слабого десятиракетного залпа обычными ПКР, которые вряд ли будут способны преодолеть ПВО современной АУГ.

Разведка и целеуказание. Здесь возможности морской авиации минимальны, так как на все про все мы имеем всего лишь два специализированных вертолета Ка-31, которые по своим возможностям кратно уступают любому самолету ДРЛО. Кроме этого, в нашем распоряжении есть некоторое количество Ил-38 и Ту-142, которые теоретически могут выполнять разведывательные функции (так, модернизированное БРЭО самолета Ил-38Н способно, по некоторым данным, обнаруживать вражеские надводные корабли на расстоянии в 320 км). Однако возможности Ил-38Н все же весьма ограничены в сравнении со специализированными самолетами (Ил-20, А-50У и т.д.), а главное, задействование этих самолетов на решение разведывательных задач уменьшает и без того не поражающее воображения силы противолодочной авиации.

Противолодочная авиация. На фоне откровенно бедственного положения прочей морской авиации, состояние противолодочной компоненты выглядит относительно неплохо – до 50 Ил-38 и 17 Ту-142 при некотором количестве Бе-12 (возможно, 5). Однако следует понимать, что данная авиация в значительной мере утратила свое боевое значение в силу устаревания поисково-прицельного оборудования, вызванного в том числе и пополнением ВМС США АПЛ 4-го поколения. Все это не является секретом для руководства ВМФ РФ, поэтому сейчас осуществляется модернизация 28 Ил-38 и всех 17 Ту-142. Обновленные Ил-38Н и Ту-142МЗМ, по всей видимости, будут полностью отвечать задачам современной войны, но… Это означает, что вся противолодочная авиация сокращается до полутора полков. Много это или мало? В СССР численность противолодочной авиации Ту-142, Ил-38 и Бе-12 составляла 8 полков: таким образом, можно говорить, что наши будущие полтора полка, с учетом роста возможностей самолетов, вполне достаточны для одного флота. Проблема заключается в том, что флотов у нас не один, а четыре. Пожалуй, примерно то же самое можно сказать и о наших противолодочных вертолетах. Вообще говоря, 83 винтокрыла представляют собой значительную силу, но нельзя забывать, что сюда засчитаны также и вертолеты корабельного базирования.

Пожалуй, единственными видами морской авиации, располагающими более-менее достаточной численностью для решения стоящих перед ними задач, являются транспортная и поисково-спасательная авиация.

Каковы перспективны отечественной морской авиации? Об этом мы поговорим в следующей статье, а пока, резюмируя текущее ее состояние, отметим 2 момента:

Позитивный аспект заключается в том, что худшие времена для морской авиации РФ уже позади, и она выжила, вопреки всем бедам 90-х и первого десятилетия 2000-х годов. Сохранен костяк летчиков палубной и базовой авиации, таким образом, сегодня есть все необходимые предпосылки для возрождения этого рода войск;

Негативный аспект заключается в том, что с учетом существующей численности, наша морская авиация фактически лишилась способности выполнять присущие ей задачи, и в случае сколько-то масштабного конфликта «вряд ли сможет сделать больше, чем показать, что знает, как умирать отважно» (фраза из меморандума гросс-адмирала Редера от 3 сентября 1939 г., посвященная надводному германскому флоту).

Продолжение следует...
Автор:
Андрей из Челябинска
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

126 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти