Рассказы об оружии. Морской бронекатер проекта 161 тип «МБК»



Все или ничего. Вот так можно сказать, полазив по этому кораблику. Я вам под конец расскажу про него одну историю, просто закачаетесь. Поняв, что за чудо придумали наши корабелы во время войны, остается только восторгаться и восхищаться!


Знакомьтесь: морской бронекатер типа «МБК» (все уже поняли, как тип расшифровать, правда?), он же бронекатер проекта 161, он же «шхерный танк».



Вот, наверное, последнее стоит перевести, да?

Шхе́ры — это чисто балтийский термин. Придуман еще викингами вроде бы, так называется архипелаг, состоящий из мелких скалистых островов, разделённых узкими проливами и покрывающих значительную часть прибрежной морской полосы, окаймляя берега фьордового типа.

Шхеры – это Балтика. Балтика – это шхеры. Именно отсюда пошел термин «шхериться», то есть заползти в какую-то дыру между скалами и не отсвечивать до поры до времени.

Кто придумал это плавучее чудо, мне найти не удалось. Мы придумали, русские, советские. Понятно, что в Ленинграде, поскольку все построенные катера сошли с Адмиралтейских верфей и отправились служить в рядах Балтийского флота.



За период 1943-1944 годов было изготовлено и введено в строй 20 кораблей.

Катера принимали участие в десанте в Мерекюла 14-17 февраля 1944 года, Выборгской наступательной операции 10-20 июня 1944 года, Моонзундской десантной операции 27 сентября — 24 ноября 1944 года и Земландской наступательной операции 13-25 апреля 1945 года.

Рассказы об оружии. Морской бронекатер проекта 161 тип «МБК»


Ну и «по мелочам» занимались различными полезными делами типа проводки своих подводных лодок и затруднение работы чужих. Катер был совершенно небыстр, но от налета бомбардировщиков противника вполне мог отпинаться своими силами. А тратить торпеду на такое – это в первую очередь навлечь на свою голову кучу выговоров за трату боеприпасов.

Давайте познакомимся с ТТХ.


Тип «МБК» — это морской бронированный артиллерийский катер со стальным корпусом. Предназначался для действий в прибрежной зоне мелководного (читай: Балтийского) моря.



Водоизмещение: 157,8 т.

Размеры (длина х ширина х осадка): 26,2 х 5,2 х 1,28 м.

Мощность силовой установки: 2400 л. с. (2 бензиновых двигателя Packard 4M-2500-W-12 мощностью 1200 л.с.

Скорость полного хода: 13 узлов.

Дальность плавания: 450 морских миль.



Вооружение: 2 х 76,2-мм танковые пушки в танковых башнях, 1 х 37-мм зенитная автоматическая пушка, 3 х 12,7-мм зенитных пулемёта ДШК (или пулеметы Кольта того же калибра).



Экипаж: 38 человек.

Бронирование.
Цитадель: борт – 50 мм, палуба – 30 мм.
Оконечности: борт – 14 мм, палуба – 12 мм.

Пройдемся по кораблю.




"Сорокапятка" здесь в качестве универсалки: и по самолетам должна, и по всему остальному.



Два ДШК — ну тоже дело, вообще, зенитных стволов много не бывает.



"Главный калибр"



Рубка. Стоит зайти.



Место рулевого и командира корабля. Ну очень тесно, реально чувствуешь себя как в танке.



Хозяйство рулевого: компас и штурвал.



Чувствуется — "взрослый" корабль, хоть и маленький. реально компАс, а не кОмпас.



Машинный телеграф



Чудо техники: вместо трубок-"орала" — вполне себе этакое МФУ.





Приборная панель



А это за спиной у командира и рулевого, в самом темном углу, место штурмана.


Реально, хоть катер и прибрежной зоны действия, но морской. Потому штурман — весьма полезен. А уж в шхерах и тем более.


Идем на корму.





Шлюпка. Основное спасательное средство. Были в комплекте еще и жилеты, и пояса, но в условиях холодной Балтики это, скорее всего, единственное нормальное средство спасения. Вот только как туда 38 человек поместить...


Кран-балка шлюпки


Далее на корме только вооружение.








Вот на эту пушку иногда крепились направляющие реактивных снарядов калибром 82-мм.



37-мм автомат. Реальная ПВО.



Условный боезапас к автомату, благо, патроны он потреблять умел.



Глубинные бомбы. Много катер их не брал, но в условиях мелководья Балтики их особо много и не требовалось.




«Шхерные танки», «Блокадные броненосцы», «Катерные линкоры» — как только не называли эти кораблики. Между тем все прозвища были весьма дружелюбные. И неспроста.



В отличие от настоящих линкоров и крейсеров, этим малышам стоять на приколе не приходилось. Малая заметность позволяла подойти максимально близко и чуть ли не в упор вести огонь по противнику в прибрежной зоне.

Впоследствии часть катеров была довооружена установками для пуска РС-82. Направляющие обычно ставили на кормовое 45-мм орудие и использовали механизмы и прицелы пушки для наведения реактивных снарядов.

В целом, несмотря на откровенно небольшую скорость, «шхерные танки» получились удачными кораблями. А малую скорость компенсировала незаметность. Недаром из 20 катеров только 2 катера (БК-504 и БК-508) были уничтожены, остальные мало того, что встретили победу, последний из катеров этого типа был списан со службы в 1989 году!



Теперь об обещанной истории.

Дело происходило 20 июня 1944 года, при проведении Выборгской наступательной операции. Было принято решение о высадке десанта на острова Бьеркского архипелага, так как имевшиеся там силы финнов угрожали действиями на фланге и в тылу наших войск.

Это был день сюрпризов. Первый пришлось «словить» нашим морякам, поскольку на отражение десанта немцы бросили все, что имелось в наличии. В том числе 4 миноносца серии «Т».



Это были не эсминцы, а именно миноносцы, скорее, разожранные торпедные катера дальнего действия, водоизмещением 1700 тонн, с дальностью хода в 2400 миль, скоростью в 30-33 узла и довольно солидным вооружением из 4-х пушек 105 мм, зенитных установок 20 мм и 37-мм торпеды, мины и глубинные бомбы – в ассортименте.

В целом операция «Охота на дроздов» мыслилась немцам легкой прогулкой со стрельбой. Под дроздами, видимо, имелись наши десантные катера. Ага, щазз...

Сюрпризом для немцев стало присутствие в охранении четырех МБК. Когда силы фактически увидали друг друга, наши бронекатера и катера-дымзавесчики поставили дымы и десант начал срочно совершать маневр отхода. Логично, не так ли?

Кроме катера БК-503, под командованием В. Колесника, на котором была сбита антенна снарядом с миноносца Т-31. Приказа на отход Колесник поэтому не принял, и продолжал следовать прежним курсом в дыму. Пока фактически не налетел на Т-31.

Картина та еще. Вывалившись из дымовой завесы буквально в паре кабельтовых друг от друга, Т-31 и БК-503 вступили в бой. Если это можно было назвать боем.

И снова посыпались сюрпризы. Немцы с удивлением узнали, что углы склонения их пушек не дают возможности вести огонь по советскому бронекатеру. И четыре 105-мм пушки в данной ситуации ни о чем. Катер оказался в "мертвой зоне" немецких орудий.

Наши моряки, открыв огонь из всего, что было, узнали, что броня немецкого миноносца не по зубам 76-мм пушкам Ф-34.

Вроде бы пат… А вот нет!

Катер Владимира Колесника был как раз из тех, где устанавливали пусковые направляющие для реактивных снарядов. И по приказу командира комендор кормового 45-мм орудия старшина первой статьи Григорий Бышанов выпустил все шесть имевшихся РС-82 в направлении Т-31.

Да, наши РС – это не то оружие, где про точность. Но здесь дистанция была настолько мала, что три из шести снарядов попали в кормовую часть, вызвав там пожар и что-то повредив. Т-31 заметно сбавил ход.

Дальше на сцене, реально удивив немцев, появились остальные три МБК, присоединившись к празднику жизни под названием «русские своих не бросают», открыв огонь по Т-31 и болтающемуся неподалеку Т-30.

Сделано это было не просто так, целью было отвлечь внимание немцев. И пока продолжался этот карнавал, два вызванных по радио торпедных катера из отряда капитана третьего ранга Осипова, а именно торпедные катера лейтенанта Бушуева и старшего лейтенанта Тароненко вогнали в Т-31 две торпеды.

Две торпеды – это серьезный аргумент даже для эсминца. Что говорить о миноносце водоизмещением 1700 тонн? Т-31 водоизместился и затонул.

Остальные три немецких корабля предпочли уйти, и операция была успешно проведена.

Кстати, Т-31 стал первым крупным кораблем, потопленным советским флотом в той войне в открытом бою. Из двух.

А на следующий день "пляску смерти" устроил экипаж БК-505 старшего лейтенанта В. Налетова. Прикрывая высадку десанта, экипаж БК-505 вступил в бой с четырьмя немецкими десантными баржами.

Немецкая БДБ – это не просто баржа для перевозки десанта, все БДБ типа MFP имели весьма сильное вооружение. Это 1-2 пушки (в зависимости от модификации) калибром 75, 88 или 105 мм, и 1-4 зенитки калибром 20 или 37-мм.



Так что МБК Налетова пришлось изрядно поработать, пока не прилетела наша авиация и не прогнала немцев. Но факт, что один катер, пусть и бронированный, смог противостоять четырем немецким баржам, каждая из которых как минимум, не уступала ему по вооружению.

В целом на счету «броняшек», может, и не так много операций, как хотелось бы, но на фоне общего бездействия флота в целом катера принесли, с моей точки зрения, огромную пользу.

Воистину, мал золотник, да дорог.

Источники:
Бережной С. С. Корабли и суда ВМФ СССР. 1928-1945.
Трубицын С. Б. Миноносцы и эскортные корабли Германии (1926-1945).
Черников И. А. Младшие братья крейсера «Киров».
Автор:
Роман Скоморохов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

40 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти