Готовность Су-30СМ к боям с тактической авиацией США: критический просчёт или выверенный шаг Минобороны?



Для сотен тысяч патриотически настроенных обозревателей российских новостных и военно-аналитических ресурсов, в особенности «Военного обозрения», прошедшее лето превратилось в период настоящей пытки для нервной системы, вызванной неожиданным разрушением воздушных замков относительно скорейшего обретения оперативной боевой готовности первыми эскадрильями перспективных авиационных комплексов 5-го поколения Су-57 с последующим запуском их крупносерийного производства, а также поступления в танковые бригады и полки передовых основных боевых танков Т-14 «Армата». Небывалый резонанс вперемешку с потоком гневных эмоций у блогеров и комментаторов вызвали заявления первого заместителя председателя комитета Госдумы по экономической политике и инновационному развитию Сергея Гутенева и правительственного куратора оборонно-промышленного комплекса России Юрия Борисова, в которых высокопоставленные чиновники отметили, что запуск полноценных производственных линий на базе КнААЗ/КнААПО и «Уралвагонзавода», а также возведение с нуля сервисных линий по обслуживанию серийных изделий данных типов (ПАК ФА и «Арматы») достаточно сильно ударит по российской казне, не говоря уже о средствах, необходимых для выпуска нескольких сотен единиц подобной техники.


И всё это несмотря на то, что, к примеру один уникальный ОБТ Т-14 на базе универсальной тяжёлой гусеничной платформы «Армата», обладающий эквивалентной стойкостью от БОПС порядка 1000 мм в лобовой проекции и высочайшей удельной мощностью в своём классе, имеет среднюю цену около 4 млн. долларов, что почти в 2 раза дешевле «Леклерка», имеющего в 1,7 раза худшую бронезащищённость и обитаемую башню. Аналогичная ситуация складывается и с Су-57, который, при наличии турбореактивных двухконтурных форсажных двигателей со всеракурсной системой отклонения вектора тяги АЛ-41Ф1 (в будущем более тяговитых ТРДДФ 2-го этапа «Изделие 30») и более совершенным (чем у F-22A) трёхсторонним бортовым АФАР-РЛК Н036 «Белка», имеет стоимость около 70—90 млн. долларов, что почти в 3 раза дешевле именитого «Раптора» и соответствует стоимости сырого F-35A, отличившегося массой технологических недоделок, а также неспособного реализовывать в БВБ элементов сверхманевренного пилотажа (кроме «Кобры Пугачёва» с неполным углом разворота в плоскости тангажа, да и то лишь благодаря высокопроизводительной компьютеризированной ЭДСУ).

Естественно, такое положение дел не могло привести к полному согласию экспертов и обозревателей, осведомлённых в технических вопросах, с точкой зрения Гутенева и Борисова, тем более, когда цена одного только Су-35С переваливает за 50 млн. долларов, подбираясь к стоимости ПАК ФА. Последний же однозначно превосходит Су-35С как по возможностям БРЛС Н036 (азимутальная зона обзора в 270 градусов против 120 градусов у Н035 «Ирбис-Э»), так и по минимальной эффективной поверхности рассеяния в 0,3—0,4 кв. м., благодаря чему пилоты F-22A «Raptor» смогут обнаружить Су-57 на дистанции всего 150—170 км (Су-35С: 300—350 км), не принимая во внимание пассивный многоэлементный комплекс радиотехнической разведки «Раптора» — AN/ALR-94, эффективный лишь при работе с радиоизлучающими целями противника.

Позднее градус недовольства немного снизился благодаря заявлению заместителя главы оборонного ведомства РФ Алексея Криворучко, который на выступлении в рамках проходящего в Кубинке Международного военно-технического форума «Армия-2018» анонсировал контракт на поставку СВ России 132 ОБТ Т-14 и БМП Т-15 на платформе «Армата», которых вполне хватит для достойного усиления сразу нескольких танкоопасных направлений на европейском ТВД, к примеру, за счёт усиления этими машинами танковых бригад и полков, уже имеющих на вооружении ОБТ Т-90А. Но здесь, опять же, речь идёт не о каком-либо новом контракте, а об уже заключённой в конце 2015 года сделке между МО и «Уралвагонзаводом» на поставку сухопутным войскам РФ опытно-войсковой партии машин. Так что ничего нового сказано не было. По Су-57 ситуация остаётся на том же уровне: в ближайшие полтора—два года оперативную боевую готовность обретёт опытно-войсковая эскадрилья из 12 многофункциональных авиационных комплексов, которая в случае эскалации конфликта может «сделать погоду» лишь на одном воздушном направлении европейского ТВД.

На фоне вышеуказанных обстоятельств возникает вопрос: на какие многоцелевые истребители Воздушно-космических сил будет возложен наиболее широкий спектр боевых задач, относящихся к завоеванию превосходства в воздухе (ДВБ, воздушный бой на средних дистанциях/СВБ, а также БВБ)? Учитывая тот факт, что противник будет применять многофункциональные малозаметные истребители 5-го поколения F-22A и F-35A/B/C, а также глубоко усовершенствованные варианты F-15C «Eagle», F-15E «Strike», F-16C Block 40/42/50/52, «Рафали» и «Тайфуны» поколения «4++», оснащённые радиолокационными комплексами (в соответствующем порядке) AN/APG-77, AN/APG-81, AN/APG-63(V)2, AN/APG-82(V)1, AN/APG-83 SABR, RBE-2AA и, наконец, «Captor-E», логично полагать, что целесообразнее привлечь к воздушным боям Су-35С, оснащённые наиболее высокоэнергетическими БРЛС Н035 «Ирбис-Э», способными обнаружить F-22A на удалении 150—160 км, «Рафаль» и «Тайфун» — 270—300 км, и, наконец F-15C — 400—450 км.

Тем не менее, несмотря на выдающиеся качества данной РЛС, Минобороны, а также командования ВКС и ВМФ России продолжают склоняться к закупке двухместных многофункциональных истребителей поколения «4++» Су-30СМ. В то время как строевые части морской авиации ВМФ России, а также ВКС получили по меньшей мере 104 истребителя Су-30СМ (общий заказ может составить более чем 150—160 машин), количество поступивших на вооружение ВКС Су-35С составляет лишь 71 ед. с общим заказом на 98 машин (в соответствии с двумя контрактами). Изначально может показаться, что упор на Су-30СМ является очередным бездумным решением нашего оборонного ведомства, продиктованным его более низкой ценой в 40—45 млн. долларов, ведь Су-30СМ имеет массу недостатков в сравнении с Су-35С.

Во-первых, это наличие в 2 раза более слабого по дальностным возможностям бортового радара Н011 «Барс», средняя мощность которого в 3,3 раза меньше, чем у «Ирбиса» (1,5 против 5 кВт), а мощность режима непрерывного подсвета — в 2 раза (1 против 2 кВт): за счёт этого дальность обнаружения цели с ЭПР 0,07 кв. м (малозаметный истребитель F-22A) составляет лишь 70 км, а обычного истребителя поколения «4++» «Рафаль» — 135 км. Во-вторых, это отсутствие оптико-электронного комплекса обнаружения атакующих ракет с разнесённой апертурой 101КС «Атолл», предназначенного для пеленгования приближающихся ЗУР и ракет воздушного боя, а также выдачи их угловых координат на МФИ пилотов. В-третьих, это на 18% более низкая скорость (2125 км/ч против 2500 км/ч), что при полной подвеске позволяет разгоняться лишь до 1750—1800 км/ч (далеко не лучший показатель в случае необходимости перехвата цели на догонных курсах).

Но если ещё раз внимательно взглянуть на оперативно-тактические реалии, относящиеся к европейскому ТВД, а также иные тактико-технические качества Су-30СМ, то данный выбор МО, ВКС и ВМФ можно назвать технически и экономически выверенным решением. И причин этому несколько.

В первую очередь это зона оперирования звеньев и эскадрилий Су-30СМ морской авиации и ВКС, которая будет находиться преимущественно в радиусе действия радиостанций-терминалов обмена тактической информацией о воздушной обстановке, размещённых на самолётах ДРЛОиУ А-50У. Данные терминалы работают в декаметровом, метровом и дециметровом диапазонах волн (в частотном диапазоне от 2 до 1215 МГц) и позволяют поддерживать с пилотами тактической авиации как голосовую связь на частотах от 30 до 400 МГц, так и обмен тактическими данными на частотах от 0,96 до 1,215 ГГц по защищённому сетецентрическому радиоканалу. Следовательно, отсутствие столь мощного бортового РЛК на борту Су-30СМ будет с лихвой компенсироваться получением целеуказания от А-50У, который будет обнаруживать цели на удалении 150—200 км (применительно к «Раптору») и 400—450 км (применительно к «Рафалю» или F-16C), а затем передавать их координаты лётчику и оператору Су-30СМ.

В обозримом будущем данные задачи будут возложены на перспективный «воздушный радар» А-100 «Премьер», который в данный момент готовят к государственным испытаниям специалисты Таганрогского авиационного научно-технического комплекса им. Бериева. Благодаря этому Су-30СМ получат возможность ведения дальнего боя даже с выключенным БРЛК (применяя ракеты с активными радиолокационными ГСН РВВ-СД), что станет отличным подспорьем в сокрытии своего присутствия в определённом участке воздушного пространства. Также радиолокационная информация может быть получена экипажем Су-30СМ от аналогичного наземного терминала НКВС-27; в таком случае, источником целеуказания могут выступать наземные радиолокационные комплексы типов «Гамма-С1», «Противник-ГЕ», «Небо-М» и т.д. Более того, экипаж сразу нескольких Су-30СМ сможет получать радиолокационную информацию и от Су-35С, оснащённого многодиапазонным комплексом связи С-108. Такая «сетецентрическая связка» в разы увеличит боевые возможности ИАП даже без помощи А-50У или А-100.


Обзорный радиолокационный комплекс «Гамма-С1» является одним из немногих радаров в своём классе, который работает в сантиметровом диапазоне, предоставляя потребителям информацию о воздушной обстановке в наиболее высоком разрешении


Во-вторых, если в ДВБ и боях на средних дистанциях одолеть противника не удаётся, то для победы в «собачьей свалке» с «Раптором» или высокоманевренным F/A-18E/F «Super Hornet», наш Су-30СМ располагает полным комплектом «плюшек», имеющихся в арсенале Су-35С. Это два двухконтурных турбореактивных форсажных двигателя АЛ-41ФП суммарной тягой в 25600 кгс, при нормальной взлётной массе в 24000 кг обеспечивается тяговооружённость в 1,07 кгс/кг, что при коэффициенте аэродинамического качества в 11,2 ед., нагрузке на крыло в 387,1 кг/кв. м и наличии системы всеракурсного отклонения вектора тяги с угловой скоростью 15 град/с позволяет машине осуществлять неустановившиеся развороты с угловой скоростью более 45 град/с, выполняя сложнейшие фигуры «Кобра Пугачёва» и «Чакра Фролова».

Этого вполне достаточно для достижения превосходства и над «Супер Хорнетом», и над «Раптором»; дело остаётся лишь за оптико-электронным прицельно-навигационным комплексом ОЛС-30, сверхманевренными ракетами малой дальности РВВ-МД или авиационной пушкой ГШ-30-1. Более того, наличие в составе экипажа оператора систем (штурмана-оператора) заметно увеличивает боевые возможности машины благодаря распределению задач и снижению утомляемости экипажа. Самой последней приятной новостью стала информация от специалистов Уфимского моторостроительного производственного объединения (ОДК-УМПО), которые в материале для конкурса «Авиастроитель года» сообщили о запуске работ по ремоторизации Су-30СМ на более тяговитые двигатели АЛ-41Ф-1С, реализующие тяговооружённость в 1,2 кгс/кг, а это значит, что одна из самых распространённых в ВКС и морской авиации России двухместных «Сушек» сможет доминировать над большинством истребителей стран НАТО даже без использования форсажного режима; естественно, будем ожидать увеличения скорости и разгонных качеств строевых машин.

Источники информации:
https://politexpert.net/119422-uluchshenie-su-30sm-rossiiskii-istrebitel-poluchit-novyi-dvigatel
https://militaryarms.ru/voennaya-texnika/aviaciya/su-30sm/
http://airwar.ru/enc/fighter/su35bm.html
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=21881&p=2
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

64 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти