Сергей Глазьев: пора зафиксировать рубль!

Сергей Глазьев считает необходимым и возможным под давлением финансовых санкций зафиксировать курс рубля. Как минимум на полгода.




На только что завершившемся во Владивостоке Восточном экономическом форуме много говорилось о том, как России распорядиться немалыми свободными средствами, которые продолжают пополнять бюджет и резервные фонды. Немало критики досталось Центробанку и лично его председателю Эльвире Набиуллиной. Критикуют ЦБ РФ в основном за желание и дальше ужесточать кредитно-денежную политику, невзирая на поистине завидное положение отечественных финансов.

Многих сильнее всего пугает заявленная г-жой Набиуллиной готовность идти на повышение ставки ЦБ, как бы её сейчас ни называли: ключевой, учётной или же ставкой рефинансирования. Доступ к государственным деньгам сегодня в России и так предельно сложный, а в результате станет ещё и дорогим. Неужели в ЦБ считают, что ради дальнейшего подавления инфляции экономику непременно надо обескровить? Ведь деньги – кровь экономики, и с этим не спорят даже в самом ЦБ.

Сергей Глазьев: пора зафиксировать рубль!


Однако, пожалуй, только заявление президентского советника и вместе с тем академика Сергея Глазьева в данном контексте можно назвать сенсацией. В кулуарах форума-2018 он предложил зафиксировать курс национальной валюты. На полгода. Рассказал он и как это сделать, и что предпринять, чтобы это не ударило по экономике, как сразу нас стали стращать не только либеральные гуру, но и руководители денежных ведомств – Центробанка и Министерства финансов.

На фоне ставших уже привычными игр в финансовую свободу и либерализм, которыми так гордятся в ЦБ и в Минфине, эффектный демарш Глазьева не замечать просто нельзя. Понятно, что академика не поддержат в исполнительной власти, зато у законодателей теперь есть шанс подумать и не повторять грубых ошибок, которых они так много наделали при подготовке пенсионной реформы.



Стабильная валюта, как совершенно справедливо отметил советник президента, является необходимым условием для экономического роста. До сих пор трудно судить, является ли она в России условием достаточным. Однако то, что с нестабильной валютой о реальном росте лучше даже не мечтать, факт, проверенный неоднократно. И не так важно, что о ставке Центробанка Глазьев не сказал почти ничего, отметив лишь, что повышать её сейчас нельзя ни в коем случае.

«Надо просто зафиксировать рубль на том уровне, на котором он находится, и больше не давать ему колебаться хотя бы в течение полугода», — сказал Глазьев. По его словам, сейчас курс рубля «зависит от спекулянтов, преимущественно американских спекулянтов». «ЦБ может стабилизировать курс в любой момент на любом разумном уровне, и держать его достаточно долго: год, два, три», — пояснил Глазьев.

«Без стабильного курса национальной валюты невозможно планировать инвестиции, и вообще ничего невозможно планировать. Поэтому все государства мира стремятся обеспечить своей национальной валюте стабильный курс. В этом задача ЦБ заключается, согласно Конституции. Причем объем валютных резервов в России превышает объем денежной базы, поэтому никаких проблем стабилизировать курс нет.

Всё дело в том, что ЦБ проводит глубоко ошибочную политику плавающего курса рубля, вследствие чего курсообразованием занимаются спекулянты. Не государство формирует курс, исходя из объективных пропорций внешнеэкономического обмена, а спекулянты раскачивают курс рубля, получая на этом сверхприбыли», — сказал Глазьев.

Сама по себе идея, озвученная Глазьевым, достаточно давно носилась в воздухе. Да и сейчас носится. Но она всё же вряд ли будет реализована на практике. Ведь в России как стране с очень и очень рыночной экономикой курс национальной валюты – это во многом отражение взаимоотношений населения и финансовых властей. И, к сожалению, фиксируя курс рубля, нельзя не учитывать того весьма малого кредита доверия, какой сейчас накоплен ими – конкретно Центробанком и Минфином.

Даже сейчас, находясь под самым жёсткими санкциями, Россия не отказывается от масштабных заимствований как за рубежом, так и внутри страны. Только вот почему-то последнее получается всё хуже и хуже. И тут не стоит даже говорить о том, что у Минфина и Центробанка сейчас отнюдь не самый высокий кредит доверия со стороны бизнес-структур и уж тем более широкой публики. Зато у них есть такой мощный рычаг, как участие государства в капитале целого ряда потенциальных кредиторов, то есть покупателей государственных ценных бумаг.

Почему Минфин и ЦБ им не пользуются, продолжая демонстративно играть в свободный рынок, не совсем понятно. А ведь санкционные ограничения на покупку долговых бумаг на внутренний рынок не распространяются. Зато на внешнем ещё долго в любом случае будут оказывать давление на котировки российских бумаг и, как следствие — на курс рубля.

Мы уже писали, что в связи с этим многие эксперты считают незначительную девальвацию рубля не только неизбежной, но и необходимой. Но только незначительную. Пока же темпы падения курса рубля к доллару и евро могут напугать кого угодно. Впрочем, нельзя забывать, что со времён дефолта на любые потрясения национальная валюта у нас практически всегда реагировала одинаково – серьёзным падением. И если на рубеже 2008-2009 года девальвация была хотя бы управляемой, то осенью 2014-го – просто панической. Слава богу, пока паники нет, но и уверенности в завтрашнем дне – тоже уже почти никакой.

Чуть успокаивает лишь тот факт, что всегда после резкого падения валютного курса национальной валюты следовал очень затяжной период её роста. Так, после дефолта доллар с 30-31 рубля по курсу к середине нулевых скатился до 23 рублей, а после кризиса 2008-2009 года сумел довольно оперативно с уровня в 33-34 рубля вернуться к отметкам чуть выше 30. Потом было падение чуть ли не до 70-80 рублей, сменившееся стабилизацией около отметки в 60 и дальнейшего скатывания вплоть до 57 рублей за доллар в конце 2017 года.

Однако сейчас даже пессимисты не рассчитывают, что Центробанку по силам удержать хотя бы тот уровень снижения курса рубля, который был зафиксирован сразу после объявления о новых санкциях. И отказ от выкупа валютной выручки тут вряд ли в чём-то поможет. Неуверенность экспертов связана прежде всего с тем, что рублю уже мало помогает и довольно дорогая нефть.

В прошлом 2017 году растущие цены на нефть только удержали рубль примерно на одном курсовом уровне. Но ничуть не помогали российскому рублю укрепляться. В 2018 году роста нефтяных цен уже не было, и это создало в итоге своеобразный «запас непрочности» для сырьевых валют, в том числе и для рубля. Однако нельзя не отдать должного Центробанку, который достаточно грамотно этот «запас» использовал.

В итоге уже в начале августа 2018-го, когда стало известно о новых санкциях США, удалось избежать более серьёзного, чем случилось на практике, отката по курсу. Сейчас механизм санкций уже запущен, но рубль снижается всё-таки не так быстро, как можно было опасаться. Опять, похоже, работает «запас непрочности», созданный не без участия ЦБ РФ. Так зачем же повышением ставки взять и разом уничтожить свои же собственные достижения?

Как долго «запас непрочности» будет помогать рублю, зависит опять же от политики и реальной практики Центробанка, которому не стоило бы сейчас слишком уж акцентировать внимание на угрозе инфляции. В конце концов, именно в расчёте на финансовую стабильность люди и готовы были терпеть снижение реальных доходов, которое не оспаривает сейчас уже никто. Людям же сейчас изо всех репродукторов, и даже с экранов официальных каналов опять твердят об угрозе роста цен.


Руководителям Центробанка и Минфина не привыкать говорить о "непопулярных" мерах и разного рода угрозах экономике и финансам

Этот рост цен, причём не только по свидетельству многих «говорящих голов», будет связан сразу с целым букетом вполне «достойных» причин. С которыми вообще-то было бы лучше бороться, а не просто кивать на них.

Итак, два процента в плюс к НДС – это раз. Тут ничего разъяснять, как вы понимаете, не требуется.

Налоговый манёвр в нефтяной сфере – это два. Он вроде бы меняет плохо собираемые акцизы на налог на добычу полезных ископаемых, нужный, чтобы уравнять всё и вся прямо возле скважины. Однако на самом деле такой маневр почти гарантирует рост цен на бензин, а за ними – и на всё остальное.

Вечные тарифы ЖКХ – это три. Опять же, обойдёмся без дополнительных разъяснений.

А тут ещё и с пенсиями сколько-нибудь пристойного решения никак не удаётся найти. И это – четыре. Словно в бюджете и резервных фондах и вправду пусто, словно в монастырских подвалах после мамаева нашествия.

А пятым пунктом вполне может стать как раз повышение ставки Центробанка. Это только на первый взгляд кажется, что, если деньги, а вслед за ними и кредиты станут дороже, вследствие этого будет снижаться долговая нагрузка на население и на бизнес. Но такая логика действует при наличии избыточных свободных средств не вообще, как имеет место сейчас в России, а в карманах у широкой публики. А у неё на сегодня свободных средств – кот наплакал.

И повышение ставки в итоге может и почти наверняка сработает с точностью до наоборот. То есть даст дополнительный толчок к росту цен.
Автор:
Анатолий Иванов, Владивосток; Алексей Подымов, Москва
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

59 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти