Аршалуйс Ханжиян. Трилогия молчаливого подвига. Часть 2

К 10 октября 1943 года Краснодарский край был полностью освобождён от немецко-фашистских захватчиков. Последние представители европейской «цивилизации» либо успели эвакуироваться, либо валялись, распростёрши руки, на песчаном берегу Тамани.

Аршалуйс Ханжиян. Трилогия молчаливого подвига. Часть 2

Убитые немцы на таманском берегу

Нацисты к горному хутору Поднависла прорваться так и не смогли. Они завязли в попытке прорыва к Туапсе, к трассе на Новороссийск и в самом Новороссийске. Урочище за скалистыми грядами, бурными реками и лесами не привлекло их внимания. И наконец, напряжённое ожидание развязки, которая, казалось, не могла не стать трагической, завершилось. Край освобождён. С дальних хуторов, горных убежищ и из партизанских отрядов начали возвращаться люди. Те, кто остался в живых. А их было немного.


Освобождение оказалось тяжёлым и далеко не праздничным для многих. К примеру, Новороссийск вообще был городом-призраком в течение пары недель, что уж говорить о небольших станицах, сёлах и хуторах. Трудами нациствующей нежити произошла циничнейшая «оптимизация» расселения народа в Краснодарском крае. Вернувшиеся старались селиться ближе к предприятиям и колхозам, у многих не было более родного дома, да и сообща подниматься всегда легче. Некоторые хутора и населенные пункты покрупнее либо были перенесены на другие места, либо вовсе исчезли. Опустел и хутор Поднависла, единственным жителем которого оказалась Аршалуйс.


Аршалуйс в молодости

Аршалуйс продолжила работать в колхозе, добираясь до него пешком и ни на что не жалуясь. Кормил женщину и огород – неотъемлемая часть оторванного от «цивилизации» затерянного мира. Не забывала Аршалуйс и про щедрость леса. Прошли первые осенние дожди – пора за грибами. Налились алым цветом первые капли кизила – вот и варенье, и пастила, и компот. Дикорастущая шелковица тоже порадует. А в конце лета и в самом начале осени пора собирать лещину, полезный и вкусный орех. К тому же отец Аршалуйс, Киворк Хачикович, оставил дочери своё ружьё. Как говорится, вещь в лесу всегда полезная, но о самой важной минуте для этого ружья Аршалуйс тогда и не догадывалась.

Но главным занятием для неё были далеко не бытовые рабочие хлопоты. Улучив «свободную» минуту, Аршалуйс брала вёдра и шла к речке Чепси. Хрупкая женщина накладывала доверху речной гальки и возвращалась к поляне возле дома, где покоились её солдаты. Доставая камень за камнем из тяжёлых вёдер, она тщательно обкладывала ими могилы погибших, чтобы безвестный остальному миру погост выглядел подобающе.

Могилами была усеяна почти вся поляна у дома Ханжиянов, некоторые же из них оказались разбросаны под деревцами вокруг урочища. Какие-то могилы были братскими (свыше сотни погибших), какие-то были менее массовыми, были и одиночные могилы. Не имея каких-либо других материалов, кроме камней и древесины, Аршалуйс иногда сплетала вокруг могилы оградку из податливых молодых ветвей, как птица вьёт гнёздышки для своих птенцов.

Все родственники Аршалуйс к тому времени разъехались. Кто-то поселился в Фанагорийском, кто-то сразу переехал в Горячий Ключ. И как только ни упрашивали родственники и знакомые Аршалуйс покинуть одинокий хутор, окружённый могилами погибших солдат! Одни начинали стращать одиночеством, мол, и замуж давно пора – одна останешься на старости лет. Другие старались привлечь благами цивилизации. И водопровод, и электричество, и радио – как от такого можно отказаться? Как можно остаться женщине одной посреди леса, в котором волки чувствовали себя как дома? Но Аршалуйс была непреклонна, продолжая таскать воду в вёдрах и топить печь дровами. Даже бытует молва, что перед смертью отец Аршалуйс Киворк говорил дочери, чтобы перебиралась к братьям, которые и дом построят и хозяйство наладят. Но дочь и в этом случае ответила, что клятву будет держать до последнего.


Родственники приехали проведать

Конечно, родня помогала Аршалуйс. То крупы и консервы принесут при очередном приходе в гости, то предметами быта помогут. Разумеется, родня привозила в Поднавислу и своих детей, как говорится, на деревню к бабушке, подышать чистейшим горным воздухом, испить родниковой воды и так далее. Таким образом, Аршалуйс перенянчила всех детишек в семье.

А время текло своим чередом. Королёв штурмовал космос, правда, его фамилию тогда в стране знали единицы. Восстанавливались заводы, строились целые города. Союз превращался в самую настоящую передовую империю планетарного масштаба, что бы там ни пищала демшиза. Но Аршалуйс продолжала жить оторванной от «цивилизации» жизнью хранительницы братских могил. Только работать в колхозе становилось тяжелее, и годы брали своё.

Как мы все знаем, в нашем обществе присутствуют весьма специфические товарищи (которые нам совсем не товарищи). К моменту выхода на пенсию они успевают так растрясти бюрократический государственный механизм на различные звания, что диву даёшься. В итоге самая серая чиновничья мышь превращается в ликвидатора Чернобыльской аварии, участника Куликовской битвы, заслуженного артиста Нижнего Тагила, почётного железнодорожника Вологды и т.п. Аршалуйс таким человеком не была от слова «совсем». Мало того что в те великие и страшные дни 1942-го года она не числилась ни в каких списках, так ещё даже не подозревала, что ей полагается пенсия! Человек, проживший всю жизнь плодами трудов своих рук, получил первую пенсию, когда ему исполнилось 70 лет!

Как это ни удивительно, вплоть до 70-80-х годов никто из властей не знал в принципе, что на урочище в одиночестве живёт хранительница по сути целого мемориального комплекса. Вышло в итоге как всегда: не было бы счастья, да несчастье помогло. Приглянулся местным властям забытый хутор для каких-то своих целей.



Среди бела дня тишину обители наших бойцов разрезал гулкий грохот спецтехники. На поляну выехал бульдозер. Каково же было удивление водителя, когда прямо перед ним выросла худенькая старушка, вооружённая (!) отцовской берданкой. Сначала рабочие недоумевали, призывая пожилую женщину привычными словами, вроде «мать, отошла бы», но мгновенно Аршалуйс их «образумила» двумя выстрелами в воздух. «Пойди к своему начальству, скажи: тут Ханжиян Аршалуйс, она не пускает. Тут братские могилы, кости везде лежат!» — сказала Аршалуйс. Рабочие настаивать не стали и уехали.

Судя по многим источникам, на следующий же день на хутор приехала самая настоящая делегация — пара машин «Волга» и авто милиции, видимо, на всякий случай. Скандал обещал быть нешуточным. Самая настоящая партизанщина в считанных часах езды от общеизвестного своими целебными источниками курорта Горячий Ключ.


Мария Морева

Но в то время люди, как это ни странно, учитывая все мифы о «кровавом Мордоре», были менее формалистичны и холодны. В одной из машин сидела Мария Морева (1926 г.р.) – первый секретарь горкома КПСС Горячего Ключа с 1975 по 1980 годы, весьма уважаемый и известный человек всего горячеключевского района того времени. Отец и брат Марии погибли на полях Великой Отечественной, а сама Мария пережила холод и голод войны. Поэтому, как только она узнала, что на поляне перед скромным домиком Аршалуйс лежат сотни бойцов, вопрос был не только решён сам собой, но Мария даже извинилась за недальновидность и косность руководства.

Имя Аршалуйс стало чуть более известно, правда, только в узких кругах. В 1985 году в Поднавислу даже приехали кинематографисты из Ростовской киностудии (которую мудрые власти вместе со многими хроникальными материалами «толкнули» с аукциона), чтобы снять об Аршалуйс небольшой сюжет. Каково же было удивление ростовчан, когда старушка армянка заговорила с гостями с до боли знакомыми нотками кубанской «балачки» (южнорусский говор, из-за которого некоторые деградировавшие до состояния гипсокартона украинские учёные говорят о Кубани как об Украине). Получившийся фильм назвали «Здравствуй, Аршалуйс!» Неравнодушным рекомендую посмотреть – фильм в свободном доступе в сети.


Первый мемориал в Поднависле

Конечно, снова посыпались предложения переехать. Ведь власти теперь были в курсе событий, есть, так сказать, кому позаботиться. Но клятва есть клятва. Аршалуйс продолжила своё служение. Несмотря на преклонный возраст, она всегда была при деле. В свободное от ведения хозяйства время Аршалуйс любила читать русские народные сказки. К старости она очень увлеклась рисованием. Простые, незатейливые и трогательные сюжеты – лес, горы, реки, курочки и местные зверьки. Свои во многом фольклорные творения она раздаривала всем, кому они понравятся.

Дом старушка никогда не запирала. Как человек, видевший ужасы войны, ни за что материальное она не держалась. Много раз так случалось, что совсем незнакомые люди забредали в этот уголок Кавказа, заходили на кухню, растапливали печь, готовили себе покушать и уходили. Но Аршалуйс была только рада. Она жила совсем по другим, забытым ныне, законам леса и гор. А поэтому добро, сделанное даже невольно, вернётся тебе же. Ведь и тебе в горах в непогоду может понадобиться кров и пища.


Зима в урочище

Летом всё чаще приезжала родня с маленькими племянниками, скучать времени не было. Только зимой урочище пустело. Однако, будучи комсомолкой в молодости, Аршалуйс оставалась верующей христианкой, а посему никогда не унывала, т.к. уныние есть грех. Даже, когда дорогу блокировала непогода, снегопад заносил всю Поклонную поляну, а волки по ночам выли всё неистовее, она чувствовала себя абсолютно спокойно. Как позже многие вспоминали, Аршалуйс была человеком «лесным», не боялась ни зверей, ни непогоды. К тому же старушка, несмотря на возраст, метко стреляла из отцовского ружья.



Развал Советского Союза совпал с ухудшением здоровья Аршалуйс, а возможно, и стал причиной этого ухудшения. Старушка начала быстро слепнуть, но и тогда уезжать далеко от родных солдат не хотела. Помочь Аршалуйс по хозяйству решилась племянница — Галина Николаевна Ханжиян. Тогда Галина уволилась с работы и перебралась в Поднавислу, думая, что сможет подлечить тётю и вернуться в город. Но как только удалось подправить проблему со зрением, обнаружился рак…

В последние месяцы жизни Аршалуйс переживала, что могилы её солдат могут осиротеть. Всё чаще сидела и подслеповатыми глазами смотрела на Поклонную поляну. Наконец, она попросила Галину дать ей слово, что она не бросит ни братские могилы, ни сам хутор. Галина Николаевна пообещала сохранить память. Аршалуйс исполнилось 85 лет, когда её глаза закрылись навсегда. Она так никогда и не вышла замуж.

Всего в урочище Поднависла и в окрестностях, по разным данным, похоронено от 1000 до 2000 солдат и офицеров.

Продолжение следует…
Автор:
Восточный ветер
Статьи из этой серии:
Аршалуйс Ханжиян. Трилогия о молчаливом подвиге. Часть 1
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. Ольгович Офлайн
    Ольгович 16 сентября 2018 06:39
    +9
    Написано с душой...

    Немногие бы смогли жить так, как эта удивительнейшая женщина. Уважение и восхищение ей.

    Жаль, что не оставила потомков-они были бы, думаю, прекрасными людьми....
  2. nPuBaTuP Онлайн
    nPuBaTuP 16 сентября 2018 07:12
    +8
    Земля пухом этой святой женщине!!
  3. Брутан Офлайн
    Брутан 16 сентября 2018 09:04
    +6
    Молодец женщина
    Святой человек!
  4. Кошница Онлайн
    Кошница 16 сентября 2018 15:36
    +1
    С дальних хуторов, горных убежищ и из партизанских отрядов начали возвращаться люди. Те, кто остался в живых. А их было немного.//Автор хотел сказать, что в оккупацию большинство населения на Кубани погибло? А на основании чего такое заявление смелое?
    Всего в крае во время оккупации погибло около 62 тысяч человек, это по данным комиссии, к тому же значительная часть погибших-это эвакуированные евреи, в крае жило более трех миллионов на начало войны.
  5. Reptiloid Онлайн
    Reptiloid 16 сентября 2018 15:39
    +7
    Прочитал сегодня обе части. Жизнь-----подвиг.Уважение к её многолетнему труду, скромности.
    Спасибо автору за все статьи здесь
  6. parusnik Офлайн
    parusnik 16 сентября 2018 16:32
    +7
    До слез..Спасибо...
    1. урман Офлайн
      урман 17 сентября 2018 15:13
      0
      Я сам далеко не нытик , а тут прям глаза увлажнились.
      Вот она наша порода (хотел сказать русская) армянская да какая разница.
      А журавли на м 4 , таким бабушкам ноги надо целовать
  7. Бультерьер Онлайн
    Бультерьер 16 сентября 2018 19:26
    +4
    Иногда хвалебных слов просто мало. Просто огромное спасибо за эту статью. Мало чего хорошего по настоящему теперь на ресурсе появляется. А такое читаешь и получаешь огромное удовольствие.
  8. Олег Жепалов 16 сентября 2018 21:57
    +5
    почему Путин делает все для того чтобы молодежь знала про пугачиху и киркорова но ничего не делает для того чтобы рассказать нам о подвиге этих людей?! что не сериал так: "Рублевка" "Мент с Рублевки" и всякая х№5та?!
    1. Бультерьер Онлайн
      Бультерьер 17 сентября 2018 07:45
      +1
      При чем тут Путин и сериалы? Как у вас вообще это вме в одно предложение получается увязать?
      1. Олег Жепалов 17 сентября 2018 18:40
        0
        А потому что стоит Путину через СМИ с гневной речью, обличающей что сериалы снимают не те, что надо мол ставить вопрос не вредительство ли со стороны продюсерской мрази и их заказчиков.... сразу бы парадигма поменялась бы.