Из принцесс в золушки. Эрдоган без сверхдержавной риторики

17 сентября, в понедельник, состоялась встреча российского президента Владимира Путина и его турецкого коллеги Реджепа Эрдогана. Итоги этой встречи некоторые СМИ поспешили назвать сенсационными, но мы, наверное, будем чуть сдержаннее в оценках – скорее, они вполне ожидаемые.

Данная встреча проводилась на фоне никем особо не скрываемой подготовки сирийской армии к проведению крупной войсковой операции в провинции Идлиб, которая на данный момент контролируется боевиками различных террористических (иногда их называют оппозиционными) группировок. Фактически Идлиб и прилегающие территории являются последним крупным очагом сопротивления сирийским властям, и его «зачистка» могла бы серьезнейшим образом изменить внутриполитическую ситуацию в Сирии, да и вокруг неё.




Однако против такого развития событий решительно настроены главные спонсоры боевиков – США и их европейские и ближневосточные марионетки. США даже стянули в регион Восточного Средиземноморья крупную группировку своих кораблей, угрожая Дамаску ракетным ударом в случае успешного наступления на Идлиб. Кроме того, по данным российских спецслужб, боевики готовили очередную провокацию с применением химических реактивов (скорее всего, хлора), чтобы опять обвинить официальный Дамаск в использовании химического оружия против мирного населения.

Напрямую были бы затронуты и интересы Турции – это государство расположено на границе провинции Идлиб. Частично эта провинция, в самых северных областях, напрямую контролируется турецкими военными формированиями. Кроме того, Турция является гарантом соблюдения перемирия в зоне деэскалации Идлиб, и, хотя оно уже не раз нарушалось боевиками, для Анкары важно демонстрировать свой статус в сирийском урегулировании.

Не будем списывать со счетов и опасения Турции по поводу вероятного наплыва беженцев в случае успешного наступления сирийской армии на севере страны. В худшем случае речь может почти о сотнях тысяч или даже о миллионе беженцев, которые хлынут через турецкую границу. Турция, и без того взявшая на себя значительную часть европейской миграционной нагрузки, находящаяся под прессом американских пошлин, обрушивших национальную валюту, и общих экономических сложностей, вряд ли сможет спокойно отнестись в такого наплыву новых голодных ртов.

В то же время Россия имела свои резоны для того, чтобы приструнить боевиков из «идлибского гадюшника». Бесконечные провокации против российской авиабазы Хмеймим хоть и не выглядели очень опасными, на самом деле были весьма обременительными. Недорогие китайские квадрокоптеры, используемые боевиками для «атак» на нашу базу, не являются какими-то архисложными целями для комплексов «Панцирь-С», которые прикрывают наших военных от подобных угроз. Но стоимость одной зенитной ракеты может в десятки раз превышать стоимость китайской пластиковой безделушки, и ежедневное отражение таких налетов было для российской стороны довольно обременительным.

Немаловажным фактором было и то, что расположенные поблизости от границ зоны деэскалации боевики не давали наладить эффективное и безопасное сообщение по крупным магистралям Алеппо – Латакия и Алеппо – Хама. Более того, сам Алеппо, крупнейший город севера Сирии, его промышленная столица и, без преувеличения, «второе сердце» Сирии, находился (и пока находится) под угрозой вторжения боевиков из Идлиба. Наши военные эксперты относятся к этой угрозе очень серьезно – и опыт чеченской кампании, и повторный захват боевиками Пальмиры уже в самой Сирии говорят о том, что подобные операции могут проводиться террористами очень быстро и относительно небольшими силами.

Встрече в Сочи предшествовал саммит в Тегеране, на котором Турция пыталась настоять на своём видении ситуации. Однако Россия и Тегеран категорически отказались от перемирия и диалога с теми группировками, которые можно отнести к непримиримым и чисто террористическим. А поскольку из примерно 80 тысяч боевиков, контролирующих Идлиб, около 20 тысяч относятся именно к запрещенным в России группировкам «Хайат Тахрир аш-Шам» (переименованная «Джебхат ан-Нусра») и ИГИЛ (часто это не само «Исламское государство», а более мелкие группировки, присягнувшие ИГ; все указанные террористические группировки запрещены в РФ), Анкаре было ясно, что в каком-то формате наступление сирийский войск при поддержке российских ВКС и иранских формирований все-таки начнется, если ничего не предпринимать.

После блестящей операции сирийской армии на юге стране, когда в минимальные сроки и с относительно небольшими потерями был полностью разгромлен южный анклав боевиков в районе Дераа, ни у кого не было особых сомнений в том, что наступление на севере также будет для сирийцев успешным. А значит, для того чтобы его остановить, турецким формированиям пришлось бы вступить в прямое противостояние с сирийскими подразделениями. Для Турции, находящейся не в лучшей политической и экономической ситуации, такое развитие событий вряд ли было бы приемлемым. И после ударов российских ВКС по объектам боевиков в Идлибе Эрдоган «созрел».

Фактически договоренности, подписанные в Сочи, являются прямым закреплением той программы-минимум, которая нужна России для укрепления своих позиций. Потому что подписано было следующее:

— вводится демилитаризованная зона вдоль линии соприкосновения, оттуда выводятся подразделения радикальных группировок и тяжелое оружие;
— до конца 2018 года обеспечивается беспрепятственное транспортное сообщение по магистралям Алеппо – Латакия и Алеппо – Хама;
— демилитаризованная зона совместно патрулируется подразделениями турецкой армии и российской военной полиции;
— Турция согласилась с необходимостью «удалить» все радикальные группы из зоны конфликта.

Таким образом, Россия обеспечила решение двух тактических, но довольно важных задач: зона разграничения теперь будет контролироваться и оттуда, вероятно, перестанут лететь бесконечные стаи дронов в сторону базы «Хмеймим», а также наладится транспортное сообщение. Отодвинутся боевики и от Алеппо – это хоть и не дает гарантий его безопасности, но все-таки затрудняет любую попытку его внезапного захвата.

Одну из политических целей также решить удалось: Турцию заставили считаться с интересами партнеров по урегулированию, и сверхдержавной риторики в исполнении её президента немного поубавилось. А ведь ещё недавно Анкара чувствовала себя полной хозяйкой ситуации в регионе и требовала предварительно согласовывать с нею буквально каждый чих в районе Идлиба.

О достигнутых договоренностях положительно высказался и глава МИД Ирана Джавад Зариф. По его словам, дипломатические усилия сторон смогли «предотвратить войну» в регионе. Помимо этого, он отметил, что соглашение между Путиным и Эрдоганом во многом отражает и позицию Тегерана, которую сам Джавад Зариф отстаивал во время дипломатических контактов с российскими и турецкими лидерами.

Мы можем констатировать, что подписанные соглашения хоть и не являются сенсационными, все-таки стали определенным шагом вперед для российской дипломатии. Наверное, большего сейчас можно добиться только с помощью настоящих войсковых операций, но это подразумевает отталкивание Анкары.

В то же время очевидно, что Москва дорожит Турцией как пусть и весьма капризным, но все-таки очень важным региональным партнером. В любом случае, в таком качестве она гораздо полезнее, чем в качестве врага и ещё одного союзника американцев.

Разумеется, остается открытым вопрос, как добросовестно будут выполняться достигнутые соглашения. Но вернуться к военному сценарию мы, наверное, всегда успеем…
Автор:
Виктор Кузовков
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти