Младший Раевский. Заботливое сердце садовника в мундире отважного генерала. Часть 1

Западная машина агитации приучила часть народонаселения планеты к пещерной мысли, что, если русские солдаты не берут город и не штурмуют укрепрайон, то либо пьют водку, либо кровь младенцев, естественно, прямо из шапки-ушанки. Не развеют этот знатно сколоченный миф ни кадры возвращения Крыма, когда наш боец, устав от трудов праведных, приласкал дворовую кошку, ни кадры игры на пианино в разрушенном Грозном посреди ада той войны. Что уж говорить о страсти к поэзии нашего соотечественника и отчаянного гусара Дениса Давыдова!

Так как недавно Новороссийск отпраздновал свой 180-летний юбилей, вспомним ещё одного славного сына Отечества, основателя Новороссийска Николая Раевского – младшего. Вспомним иную его сторону, вдали от сражений на полях брани и службы государевой, которую он исполнял достойно почти всю свою жизнь.


Младший Раевский. Заботливое сердце садовника в мундире отважного генерала. Часть 1

Николай Раевский – младший

Николай Николаевич Раевский – младший был страстным садоводом, это его увлечение, которое он, кстати, также умело поставил на службу во благо Отечества, перешло к нему от отца, Николая Николаевича Раевского –старшего. Старший Раевский разводил чудесные сады и виноградники и даже делал недурное вино. Так, Денис Давыдов, с юных лет вхожий в семью Раевских и практически являющийся их родственником, писал: «С ежедневным восходом солнца видели мы его в простой одежде поселянина, копающего гряды и сажающего цвет…» Особой гордостью Раевского-старшего была оранжерея в селе Каменка, в которой он смог добиться цветения даже в 17-градусный мороз.

Раевский-младший практически с детства был при отце в действующей армии. Возможно, в самый первый свой бой Николай ворвался, будучи 11-летним мальчишкой под Салтановкой. Сейчас бытует мнение, что сам Раевский отрицал своё участие в том бою, однако на поверку окажется, что никаких собственноручных письменных свидетельств этого отрицания нет. Более того отрицание его участия в бою под Салтановкой полностью на совести не самых близких Раевскому людей, позже что-то там вспоминавших. Кстати, именно после того боя в 1812 году он был произведён в подпоручики. Далее потекла нелёгкая военная служба.


Бой под Салтановкой

С 1826 года Раевский служит на Кавказе, сменяя одну военную кампанию на другую. Однако именно здесь расцветёт его увлечение садоводством. Весной 1829 года он получит посылку с любопытным письмом, ярко характеризующим его жизнь и страсть: «Вот вам 37 родов семян, доставленных Фишером, сейте их на здоровье, полно вам возиться с вашими лезгинами…»

Последняя фраза по поводу «возни с лезгинами» перекликается с тем, что как раз в 1829 году после череды сражений от Карса до Ахалцыха Раевский был пожалован чином генерал-майора, а также на него возложили ответственность вести переговоры с лезгинами, проживавшими на границе Кахетии.

Но вернёмся к приятному… Почти на протяжении всей жизни Николай Николаевич вёл весьма активную переписку с целью расширить разнообразие культивируемых растений. Иногда эта переписка выходила ему боком. Так, Мария Волконская (сестра Раевского, но более известна как жена декабриста Сергея Волконского) уже из ссылки в Сибири прислала брату редкие семена китайских растений. Позже он высадит их в своём крымском имении «Карасан» (владельцем имения Раевский стал после женитьбы на Анне Бороздиной – племяннице прежнего владельца генерала Бороздина), а заодно подарит этим фактом ещё больше поводов для злопыхателей наушничать и клеветать на него как тайного декабриста и антигосударственного деятеля. Одним из самых высокопоставленных этих недоброжелателей был его непосредственный начальник на Кавказе Иван Паскевич, который вскоре возвысится при дворе, получит чин генерал-фельдмаршала и будет иметь влияние на императора.


Зарождение Карасанского парка. 1835 год

Также активную переписку Раевский вёл с виднейшим садоводом того времени, учёным-натуралистом и первым директором Императорского Никитского ботанического сада (ныне принадлежит Российской академии наук) Христианом Стевеном. Христиан содействовал страсти Раевского самыми различными саженцами редких зарубежных растений, не встречавшихся доселе в Российской империи. Для этой цели Николай построил оранжерею, а всю территорию вокруг имения «Карасан» украсил магнолиями, кедрами и итальянскими соснами — пиниями. Правда, стоит отметить, что посадку парка начал ещё генерал Михаил Бороздин, но его расцвет ознаменовал именно Николай Раевский. Всего можно было насчитать свыше 200 кустарников и деревьев из самых разных уголков планеты – от Африки и Дальнего Востока до Южной и Северной Америки.

После революции имение было национализировано и реорганизовано в санаторий «Карасан». Этот санаторий действует и ныне, специализируясь на лечении заболеваний дыхательной системы. Жив и карасанский парк, высаженный Раевским. Конечно, имение весьма изменилось, а здание в неомавританском стиле, именуемое дворцом Раевских, было построено уже потомками легендарного генерала. Карасан располагается недалеко от посёлка Партенит, между Гурзуфом и Алуштой.



Вид на Карасан

Постоянную переписку Николай поддерживал и с создателем Императорского Петербургского ботанического сада (реорганизованного из Аптекарского сада, ныне также относится к РАН) профессором Фёдором фон Фишером и старшим садовником того же сада Францом Фельдерманом, который доставил в Россию редкую коллекцию живых растений из Лондона.

Но не забывал Раевский, так сказать, и о хлебе насущном. Ведь не стоит воспринимать Николая только как некоего эстета, наслаждающегося под сенью деревьев прохладой в летний зной. Его цели были далеко идущими и, естественно, не всегда чисто научными. Одной из важнейших частей работы генерала было плодовое садоводство и виноградарство. Поэтому особым гостем и соратником Раевского в Карасане был Николай Андреевич Гартвис. Николай Гартвис к тому времени уже занял место директора Никитского ботанического сада, заменив отошедшего от дел Стевена. Но главное, что Гартвис был одним из основателей и энтузиастом Магарачского казённого заведения, которое культивировало различные сорта винограда, а также занималось обучением виноградарству и подготовкой виноделов.

Кстати, и сейчас созданное трудами князя Михаила Воронцова и Николая Гартвиса казённое заведение функционирует, правда, под названием Всероссийский национальный научно-исследовательский институт виноградарства и виноделия «Магарач». Находится институт в Ялте, недалеко от пгт Отрадное (ранее как раз именовалось Магарач), входящее в городской округ Ялты.


Институт виноградарства "Магарач"

Оценивая перспективы садоводства и виноградарства, способных принести державе и вполне конкретным её областям (к примеру, всему Черноморскому побережью России) весомую выгоду и обеспечить тысячи людей рабочими местами, Раевский всячески популяризировал этот вид деятельности. Поэтому в 1835 году Николай Николаевич стал одним из соучредителей «Российского общества любителей садоводства». При обществе было открыто училище для садоводов, а с 1838 года выпускался «Журнал садоводства». Для этого журнала Раевский написал несколько статей об акклиматизации растений в Крыму и на Кавказе.

В 1837 году дипломатический, управленческий и боевой опыт генерала Раевского наконец был оценён по достоинству: его назначили начальником 1-го отделения Черноморской береговой линии. По сути, на него свалилась тяжелейшая ноша. При дворе желали как можно быстрее решить вопрос замирения Кавказа, но осознания реального положения дел региона при дворе не было. Но и в этой ситуации Раевский, пускай и разрываясь на части, старался уделить время всему. Более того он поставил собственную страсть садоводства на благо решения поставленных задач.


Карасан сейчас

Часто желание скорейшего решения того или иного вопроса сильнее нежели скорость его решения в реальности. Таким образом, укрепления и гарнизоны, основанные отчасти самим Раевским, стали опорой в замирении Кавказа. Однако связь между ними часто обрывалась, а с некоторыми и вовсе существовало только морское сообщение. В таких условиях вставал вопрос не только подкрепления и боеприпасов, но банального провианта. Раевский понимал это, а высокопоставленные чины при дворе с трудом.

В подобной ситуации генерал приказал для обеспечения гарнизонов свежими овощами и прочим развести при укреплениях огороды и виноградники. Имея огромный опыт и связь с виднейшими садоводами того времени, Раевский лично развозил из своих имений различные саженцы и лозу столового (не винного, который ныне именуется техническим) винограда по фортам береговой линии. Это были самые живучие и неприхотливые образцы, дабы облегчить ведение хозяйства и разнообразить рацион гарнизона, а порой и помочь ему продержаться на полученном урожае некоторое время. Кроме того, генерал привечал среди солдат «садоводов» и «огородников» и отправлял их за свой счёт учиться этому ремеслу на профессиональном научном уровне.

Как видно из истории, уверенность Раевского в том, что виноградарство и садоводство как на Черноморском побережье, так и в Причерноморье станет значительной статьёй дохода, подтвердилась. Но одно из главных своих свершений, далёких от его военной службы, а, соответственно, от внимания общества, ждёт генерала впереди…

Продолжение следует…
Автор:
Восточный ветер
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

6 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти