С-300 за нос не поводишь! Технические бреши в ударных эскадрильях ВВС Израиля

МОСКВА ПЕРЕВОДИТ «БОЛЬШУЮ ИГРУ» В НОВУЮ ПЛОСКОСТЬ

Начало последней недели сентября 2018 года можно смело характеризовать как весьма скоротечный и показательный период переформатирования стратегии Москвы в отношении первостепенных военно-политических проблем в ближневосточной и восточноевропейской зонах ответственности России. Именно они с каждым годом всё более рьяно оспаривают наш статус сверхдержавы, создавая немалое количество хлопот оперативно-тактического характера на сирийском и донбасском театрах военных действий, а также в акваториях Средиземного, Чёрного и Азовского морей.




На фоне неминуемого усиления санкционного давления на наше государство и новых антироссийских выпадов Украины и Израиля, вне зависимости от уступок, на которые Кремль неоднократно шёл как по вопросу урегулирования ситуации на Донбассе, так и по вопросу присутствия на юге Сирии беспокоящих Тель-Авив подразделений «Хезболлы», КСИР и «Эль-Кудс», высшее российское руководство (приложив определённые усилия для избавления от «долларового капкана») наконец приняло решение максимально ужесточить дипломатические и военно-политические рычаги противодействия агрессорам. Времена беззубых и расплывчатых ответов наших МИДа и Минобороны на безобразные действия противника подходят к концу.

Своеобразной точкой бифуркации в российско-украинских отношениях, которая в итоге склонила чашу весов в сторону мощного дипломатического давления на Киев и недавнего предупреждения хунты о немедленном признании Донецкой и Луганской народных республик в случае попытки проведения наступательной операции против 1-го и 2-го армейских корпусов (о таком варианте развития событий на телеканале «Россия 1» заявил зампред комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Затулин) стала «солянка» из нескольких инцидентов.

К ним можно причислить: нападение украинских боевиков на российскую в/ч близ КПВВ «Армянск», захваты рыболовецкого судна «Норд» и теплохода «Механик Погодин», попытка под прикрытием западных ЧВК, контингента ООН и натовских инструкторов реализовать «хорватский сценарий» зачистки Донбасса от армий республик и инакомыслящего населения и, естественно, недавний старт милитаризации украинскими артиллерийскими подразделениями Северного Приазовья, что угрожает судоходству в акватории Азовского моря и создаёт значительную угрозу для Береговой охраны Госпогранслужбы ФСБ России. Отсутствие каких-либо мер по пресечению со стороны ЧФ и Госпогранслужбы ФСБ России захода в Азовское море украинского поисково-спасательного судна «Донбасс» и морского буксира «Корец» имеет весьма серьёзную «глубинную» уловку, детали которой мы рассмотрим в наших следующих обзорах, а поэтому советуем обозревателям рунета не торопиться критиковать наше руководство в данной ситуации. Всё идёт чётко по выверенному плану. Мы же вернёмся к рассмотрению эффективности ответа Москвы на недавнюю израильскую выходку, итогом которой стала гибель экипажа Ил-20М ВКС России.

И В СТРАШНОМ СНЕ НЕ СНИЛОСЬ. С «ФАВОРИТАМИ» БУДЕТ НЕПРОСТО

За провокационные и заранее согласованные с командованием Хель Хаавир действия пилотов израильских тактических истребителей F-16I «Sufa», приведшие к трагическому инциденту с поражением нашего самолёта радиотехнической и радиоэлектронной разведки Ил-20М зенитной управляемой ракетой 5В21/28, Тель-Авив столкнётся с достойной «ответкой» в виде нескольких полноценных зенитно-ракетных дивизионов С-300ПМУ-2 (или «ПС»), а также автоматизированных систем управления зенитно-ракетными бригадами типов «Поляна-Д4М» или «Байкал-1МЭ», которые объединят в единую высокоэффективную сетецентрическую сеть ПВО «трёхсотки», «Панцири-С1» и «Буки-М2Э». Некоторые произраильски настроенные обозреватели, всячески выгораживающие командование Хель Хаавир в инциденте с потерей Ил-20М, а также израильские аналитические источники продолжают уповать на тактические КР «Делила» и УАБ GBU-39/B в надежде на скорейшее уничтожение поставленных Войскам ПВО Сирии комплексов С-300. Но мы «обрубим» их надежды на корню крайне неутешительными деталями.

Если ранее пилоты израильских F-15I «Ra`am» и F-16I «Sufa» ввиду большого времени реакции сирийских ЗРК С-200, а также возможности подавления целевого канала устаревшего радара наведения (РПЦ) 5Н62В с помощью бортовой станции РЭБ Elisra SPJ-40, могли спокойно подниматься на высоту более 7—8 км над Антиливаном для сброса планирующих малозаметных авиабомб GBU-39/B на дистанцию 80—110 км (не опасаясь за свою жизнь), то с С-300ПМУ-1/2 и достаточно продвинутыми зенитными управляемыми ракетами 48Н6 и 48Н6Е2 такой фокус не пройдёт.

Так, одним из основных стрельбовых элементов ЗРК С-300ПМУ-2 «Фаворит» является мощный радар подсвета и наведения 30Н6Е2, построенный на базе пассивной фазированной антенной решётки с высокой помехозащищённостью. Он способен захватывать цель типа F-16I (c подвеской ЭПР составляет около 2,5 кв. м) на точное автосопровождения на расстоянии 170—180 км и обеспечивать пуск ЗУР 48Н6Е2 с аналогичного расстояния. С учётом применения израильскими лётчиками комплекса РЭБ Elisra SPJ-40 эта дальность может сократиться до 110—130 км, что хоть и неплохо, но всё равно не позволит безопасно использовать «узкие бомбы» (GBU-39/B). Вывод: над сирийским театром военных действий F-16I вынуждены будут работать исключительно в режиме следования рельефу местности, что исключает возможность пуска «узких бомб» с ЭПР 0,015 кв. м на огромные расстояния, как это происходило до недавнего времени. Здесь потребуются наиболее знаменитые тактические ракеты большой дальности «Delilah-AL», разработанные корпорацией «IMI» (которой очень любят кичиться израильские информационные источники).

Несмотря на то, что дальность действия этой ракеты составляет около 250 км, скоростные и маневренные возможности изделия оставляют желать лучшего: скорость полёта варьируется в пределах от 400 до 850 км/ч, а противозенитные манёвры могут производится с перегрузкой не более 5 ед. Следовательно, у сирийского расчёта С-300ПМУ-2, размещённого в ПБУ 54К6Е2, во-первых, будет масса времени на обнаружение, завязку трассы, захват и обстрел «Делилы», во-вторых, достаточная уверенность в её уничтожении, так как зенитная ракета 48Н6Е2 способна перехватывать объекты с перегрузками порядка 12—15G, обладая собственным G-лимитом в 30—35-ед.

Кто-то может сказать о внезапном появлении «Делилы» из-за радиогоризонта, что лишит операторов «трёхсотки» времени на ответные действия. Этот момент в нашем комплексе отлично компенсируется универсальной 39-метровой вышкой 40В6МД, поднятый на которую антенный пост радара 30Н6Е2 получает радиогоризонт в 38 км по цели, летящей на высоте 20 м. Глядя же на закруглённые обводы тактической ракеты «Делила», диаметр корпуса в 330 мм, а также выступающий воздухозаборник, можно говорить о радиолокационной сигнатуре (ЭПР), равной 0,04—0,05 кв. м, в то время как минимальное ограничение этой величины для С-300ПМУ-2 составляет 0,02 кв. м. Да и тепловое излучение от маршевых двигателей этих ракет будет прекрасно фиксироваться оптико-электронными комплексами 10ЭС1-E, установленными на сирийских «Панцирях-С1», и даже если у «Фаворитов» с «Делилой» возникнут какие-либо трудности, их ракетно-пушечные напарники доведут дело до конца.

Источники информации:
http://www.airwar.ru/enc/fighter/f16i.html
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/c200/c200.shtml
https://missilethreat.csis.org/missile/delilah/

http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/c300pmu2/c300pmu2.shtml
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

223 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти