Почему принимаем меры в САР только после трагедий? Неполный список инцидентов

Министерство обороны, как уже сообщалось, планирует развернуть полноценную систему радиоэлектронной борьбы и радиоэлектронного подавления в связи с трагическим инцидентом над восточным Средиземноморьем. Речь о гибели российского Ил-20. Об этом решении наряду с решением о поставках Дамаску С-300 объявил министр обороны Сергей Шойгу. А в телефонном разговоре с премьером Израиля Владимир Путин подчеркнул, что эти меры принимаются в связи с необходимостью повысить безопасность российских военнослужащих.




В этой связи можно говорить о том, что изначально военное и политическое руководство страны пребывало в состоянии «запаха фиалок», полагая, что российским военнослужащим в Сирии, кроме террористов ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры» (*запрещены в РФ), никто и ничто не угрожает. Что-то из серии: «Врагов и противников у России в этом мире нет».

Но запах фиалок быстро улетучивался, заставляя предпринимать экстренные меры. Проблема в том, что необходимость принятия этих мер была написана кровью погибших российских военнослужащих.

Сначала – сбитый турками Су-24М и первоначальные жёсткие заявления Эрдогана о том, что «турецкие ВВС делали всё правильно, так как Су-24М был самолётом-нарушителем». Это только потом Эрдоган по известным причинам отыграл назад и вдруг стал большим другом России.

Принятые меры – сопровождение бомбардировщиков и других бортов истребителями ВКС РФ в воздушном пространстве Сирии. Раньше о необходимости сопровождения почему-то не задумывались.

Потом – атака террористов то ли с помощью миномётов, то ли с помощью БПЛА (то ли и одного, и другого) на авиабазу ВКС РФ «Хмеймим» в Латакии. Официальный итог – повреждения нескольких самолётов. О завершении их ремонта до сих пор не сообщалось.

Принятые меры – на «Хмеймим» переброшены средства борьбы с БПЛА, включая радиоэлектронные комплексы. Также усилена охрана по периметру российской авиационной базы в Латакии. О необходимости надёжного охранения подступов к базе тоже почему-то не думали до указанных инцидентов.

Потеря палубных истребителей Су-33 и МиГ-29К (лётчики,слава богу, живы) вследствие проблем с «посадочным» оборудованием на палубе авианосного крейсера «Адмирал Кузнецов».

Принятые меры: «разбор полётов» по факту проблемных аэрофинишёров. Недостаток практических тренировок или отсутствие должной проверки оборудования?

Теперь - ситуация с Ил-20, после которой снова приходится предпринимать экстренные меры, в том числе и по созданию РЭБ-колпака над частью Сирии в связи с действиями "партнёров".

С одной стороны, всё это является доказательством того, что Россия в Сирии всерьёз и надолго. С другой стороны, возникают и вопросы по поводу того, не слишком ли наивным был изначальный подход как к эксплуатации военной техники, так и к контактам с упомянутыми "партнёрами"? Этот вопрос можно было бы и не задавать, если бы не потери среди российских военнослужащих в САР. А наши потери в САР в текущем году стали наиболее крупными с начала операции. Делаем выводы - хорошо. Делаем выводы только после трагедий - плохо.
Автор:
Володин Алексей
Использованы фотографии:
Википедия
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

72 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти