Пришедший из Сумерек

Убийцы появлялись в любое время, в любой стране, вне зависимости от ее состояния и благополучия. Послевоенный СССР не стал исключением. Здесь появился маньяк, ловко подстроившийся под суровую реальность.

Филипп Тюрин орудовал в Ленинграде, который только-только начал восстанавливаться после военного ада. О преступнике современники, можно сказать, и не знали. Дело в том, что судебные процесс над Филиппом являлся закрытым, а СМИ того времени о Тюрине молчали. Новое потрясение и без того измученным ленинградцам было ни к чему.


Пришедший из Сумерек


Фронтовик, решивший стать убийцей

Филипп Петрович Тюрин родился в 1910 году в деревне Сумерки, что относилась тогда к Рязанской губернии. До начала Великой Отечественной войны его жизнь была вполне обыденной и заурядной. Он трудился в родной деревне и, что называется, ни на что не претендовал. Когда нагрянула война, Тюрин отправился на фронт. В одном из боев он получил серьезное ранение, из-за которого его и комиссовали. Лечился Филипп в военном госпитале Ленинграда. И когда война завершилась, он решил не возвращаться в родные Сумерки. Он понимал, что в городе, пусть и пережившем страшную блокаду, жизнь будет лучше.

С трудоустройством проблем не возникло. Он сумел устроиться извозчиком при столовой отдела районного снабжения завода «Большевичка». Поскольку своего жилья в городе у него не было, Филиппу выделили комнату в одном из помещений в столовой.

Тюрин начал жить, как и все граждане послевоенного Ленинграда. Проблем хватало, но город быстро приходил в себя. Уже в конце победного 1945 года народ начал понимать, что все самое плохое осталось позади, а впереди — новая жизнь. И в ней не было места душераздирающему реву сирены, бомбардировкам и ночным кошмарам. Да, ситуация с едой все еще оставалась тяжелой, но понимание, что все это временное, согревало души. К тому же, на рынках того времени на провиант всегда можно было обменять кое-какие вещи. В общем, Ленинград жил.

Все это видел Тюрин. Он и сам частенько бывал на рынках, активно участвуя в процессе обмена. Но ненужных вещей у него было мало, поэтому очень быстро этот источник добычи провианта иссяк. А еды, которую Тюрин получал по карточкам, ему не хватало. К тому же, Филиппа начало сильно тяготить его настоящее. Он хотел более богатой и сытой жизни. И тогда в голове Тюрина родился план. Зачем горбатить спину, если можно пойти более легким путем, путем преступлений. Закона и милиции Филипп не боялся, поскольку был уверен в своей методике. А местом действа, будущий убийца выбрал Предтеченский и Смоленский рынки.

Картошка в обмен на жизнь

Еще по весне 1945 года в Ленинграде стали пропадать люди. Но правоохранительные органы не связывали эти преступления. Да и поиски пропавших ни к чему не приводили. Люди просто исчезали. Но постоянные «обитатели» Предтеченского и Смоленского рынка начали поговаривать о преступнике, который там орудовал. Люди стали с подозрением смотреть друг на друга, поскольку бартер превратился в опасное занятие.

Всерьез и по-настоящему правоохранительные органы взялись за исчезновения людей в ноябре 1946 года, когда пропал некий Бараев. Заявление о его пропаже принес начальник парня. Он и сообщил милиционерам, что Бараев работал на заводе, числился в передовиках и являлся душой компании. Буквально за день до этого парень, у которого подходил к концу отпуск, приходил на завод и спрашивал, в какую смену ему выходить. Затем пообщался с коллегами и ушел. Больше его никто не видел. Начальник, будучи человеком ответственным, сильно удивился, когда узнал, что Бараев не явился на работу. И сразу развил бурную деятельность по поиску своего подчиненного.

Первым делом, начальник заглянул к рабочим, которые проживали вместе с Бараевым в заводском общежитии. Они тоже ничего не знали, только сказали, что парень не ночевал. У начальника не было сомнений, с его работником что-то произошло. Но вот что? Благодаря дальнейшим поискам начальник сумел выяснить, что Бараев собирался встретиться с неким человеком у отдела рабочего снабжения завода «Большевик». Но ездил ли он на встречу или нет, выяснить не удалось. Поэтому начальнику пришлось сообщить о не выходе сотрудника на работу. Заодно он написал и заявление в милицию. Но поиски исчезнувшего Бараева по горячим следам ничего не дали. Парень как будто в воду канул.

Затем поступило заявление о пропаже некой Рожновой. Шестидесятидвухлетняя женщина отправилась на Смоленский рынок, чтобы обменять личные вещи на картошку. Больше ее не видели.

Потом исчез двадцатипятилетний фронтовик Анатолий Сидоров. После опроса свидетелей, милиционерам удалось воссоздать картину преступления. Сидоров, одетый в армейскую шинель, приехал на Предтеченский рынок с трофейным патефоном. Он хотел обменять его на картофель. Вскоре к нему подошел мужчина лет сорока. После недолгих торгов, они сумели договориться о количестве картофеля, на которое Сидоров был готов обменять патефон. Пожав друг другу руки, мужчины покинули рынок. Но вот что произошло дальше, ни не знали.

А дело было так: Сидоров хотел как можно выгоднее пристроить ценную вещь, поэтому поначалу желающих совершить бартер не находилось. Картофель в то время ценился высоко, а вот патефон (хотя и трофейный) являлся все же не жизненно необходимой вещью. Но неожиданно к Анатолию подошел мужчина и, поинтересовавшись условиями бартера, тут же согласился, мол, всегда мечтал заиметь у себя такую штуку. Но картофеля у него с собой не было, поэтому Сидорову поступило дельное предложение – отправиться с покупателем к нему домой и лично отобрать необходимое количество. Правда, подсобное хозяйство находилось далеко, в районе отдела рабочего снабжения завода «Большевик». Обрадованный Анатолий ничего не заподозрил, поэтому мгновенно согласился.

К тому моменту, когда мужчины добрались до нужного места, уже стемнело. Филипп Тюрин завел Анатолия в подсобное помещение и зажег керосиновую лампу. Затем открыл дверь в погреб, дал гостю мешки и сказал парню самому набрать картошки, как и договаривались на рынке. Сидоров спустился в погреб. Надо сказать, что картофель там и правда был. Тюрин подготовился хорошо, ведь жертва ни о чем не должна была догадаться. Анатолий, как и остальные, спустился в погреб, набрал картофеля и стал подниматься обратно. И едва его голова показалась из погреба, Тюрин со всей силы ударил по ней топором. Фронтовик погиб мгновенно. Сидоров выжил в самой страшной войне за всю историю человечества, но стал жертвой алчного душегуба.

Филипп вытащил Сидорова и убедился в том, что тот мертв. Затем снял с него всю одежду, она ведь тоже представляла материальную ценность. После этого он избавился от тела, спрятав его в одном из дзотов, расположенных неподалеку. В общем, действовал по заранее отработанной схеме.

Затем исчезло еще несколько человек, также отправившихся на Предтеченский и Смоленский рынки. И во всех случаях свидетели утверждали, что в последний раз видели пропавших, разговаривавших с мужчиной лет сорока. Он неизменно предлагал обменять вещи на картофель, которого у него с собой никогда не было. В скором времени у милиционеров на руках было несколько десятков заявлений о пропавших людях. Кое-то вспомнил, что из обрывков разговора запомнил завод «Большевик». Это, по сути, была первая, да и последняя на тот момент зацепка.

Поначалу следствие посчитало, что в Ленинграде завелся каннибал. Ведь почти все милиционеры прекрасно помнили суровое блокадное время, когда обезумевшие от голода люди не чурались даже человечины. Вот и решили, что кто-то из-за проблем с питанием решил вернуться к ужасной практике. Каннибализмом можно было объяснить и исчезновения людей.

Была и вторая версия. Она заключалась в том, что преступник убивал людей из-за корыстных целей, желая завладеть их имуществом. Ведь все пропавшие приходили на рынок либо с деньгами, либо с ценными вещами (у большинства при себе были патефоны).

Удивили милиционеров и места, где выбирал себе жертв преступник. Дело в том, что и Предтеченский, и Смоленский рынки являлись одними из самых маленьких в городе. Соответственно, людей здесь было куда меньше, чем на других базарах. Вот там дела с криминалом обстояли гораздо хуже, поэтому милиционеры держали на контроле именно те места. Все это наталкивало на мысль, что преступник живет где-то неподалеку. Но упоминание «Большевика» говорило об обратном.

Стражи порядка установили наблюдение за рынками и трамвайными остановками. На всякий случай ими были проверены чердаки и подвалы всех близлежащих домов. Но результата это не принесло. Взяли они на контроль и опознание всех трупов, появлявшихся в городе. Но ни один из них не являлся пропавшим без вести. Следствие топталось на месте.

Человек с топором

Сдвинуть дело с мертвой точки помог случай. «Вторчермет» бросил клич на сбор металлолома. К этому дело подключились и работники «Большевика». Словно муравьи, они тащили все, что попадалось: и кровельное железо, и проволоку, и остатки от артиллерийских снарядов. Исследуя территорию у завода, работяги обратили внимание на заброшенные дзоты. Иллюзий они, конечно, не питали, но мало ли? Поэтому мужики принялись скрупулезно исследовать сооружения. И в одном из дзотов их ждала ужасающая находка — трупы.

Поначалу работяги подумали, что это тела людей, погибших во время войны. Всякое же бывает, вдруг именно этот дзот по случайности пропустили и в нем остались погибшие солдаты. Но заводчане эту версию быстро отмели. Во-первых, тела были довольно-таки свежие. Во-вторых, абсолютно голые. С них кто-то снял все, вплоть до нижнего белья.



О страшной находке тут же сообщили в милицию. Вскоре сотрудникам правоохранительных органов удалось установить личности погибших. Первым оказался Анатолий Сидоров, пропавший в конце ноября. Вторым — Николай Тихомиров, который отправился на рынок ради бартера первого декабря. А неподалеку от дзота располагалась столовая подсобного хозяйства отдела рабочего снабжения завода «Большевик». Пазл, что называется, сложился.

Поиски преступника

Начались проверки. Оказалось, что та столовая пустовала. Но в одном из помещений одно время проживал заводской извозчик Филипп Тюрин. При опросе других работников завода, удалось установить, что Тюрин часто бывал на Предтеченском и Смоленском рынках, предлагая картофель в обмен на нужные ему вещи. Выяснилось, что Тюрин был замкнутым и нелюдимым человеком, держался в стороне от остальных рабочих. О его семье никаких сведений раздобыть не удалось. В общем, извозчик идеально подходил на роль преступника. Но задержать его сразу не удалось. Оказалось, что недавно он уволился, решив вернуться в родную деревню. Очевидцы отъезда сообщили, что у Филиппа было много вещей, которые он отправил в Сумерки в одиннадцати чемоданах.

Обыск комнаты Тюрина косвенно подтвердил, что милиционеры смогли установить личность преступника. Повсюду были обнаружены следы крови. Те же следы нашли в сарае, и в уборной, которые располагались возле столовой. В уборной так и вовсе был найден целый таз с замерзшей кровью. Ее отправили в судебно-медицинскую экспертизу, чтобы установить, кому она принадлежала. Но сомнений у стражей порядка не возникало — это кровь убитых людей.

А пока готовились результаты экспертизы, милиционеры принялись прочесывать территорию, в поисках остальных погибших людей. Стражи порядка рассудили логично, что преступник должен был прятать тела где-то неподалеку от своего логова. Но первые исследования ни к чему не привели. Тогда стражи порядка обратили внимание на два небольших водоема, расположенных как раз недалеко от столовой «Большевика». Оба они были затянуты коркой льда, но учитывая минусовую температуру, на этот факт решено было не обращать внимания. Притащили багры, разбили лед и начали исследовать дно водоемов. Вскоре удалось зацепить какой-то тяжелый предмет. С трудом стражи порядка вытащили на берег труп человека, к которому был привязан кусок железа, чтобы он не всплыл. Затем удалось обнаружить еще одно тело. Из следующего водоема также вытащили два трупа. Все они погибли из-за удара по голове, предположительно топором. Личности погибших удалось установить быстро. Среди них находился и Бараев.

Вскоре пришли и результаты судебно-медицинской экспертизы. Но они разочаровали следователей. Вся кровь, которую удалось обнаружить, не принадлежала людям. В отчете эксперт написал: «На основании постановления 6 отдела ГОУР от… 1946 года судебно-медицинским экспертом Гущиной произведено судебное исследование вещественных доказательств по делу №1674 на предмет установления крови видовой и групповой принадлежности. Прислано стол из комнаты Тюрина и вырезки предметов из его квартиры. Заключение: на всех частях стола, на планке наличника за №2, на двух досках от плинтуса №… обнаружена кровь, не принадлежащая человеку. На двух досках от наличника №5 обнаружена кровь, видовая принадлежность которой не может быть установлена ввиду плохой растворимости пятен (крови)…».

А вот о дальнейших событиях нет единого мнения. По одной версии, когда стало понятно, что преступник — это Тюрин, за ним в Сумерки были отправлены милиционеры. Они его задержали и доставили в Ленинград. По другой версии, Филипп, спрятав свое богатство в родной деревне, вернулся в Ленинград. По всей видимости, он так свято верил в безнаказанность, что не боялся милиционеров и решил продолжить убийства.

Но, так или иначе, а Тюрин был арестован. И хотя поначалу он пытался все отрицать, сотрудники правоохранительных органов сумели его разговорить. И Филипп признался в убийствах. Более того, он даже согласился показать милиционерам места, где прятал трупы. Так удалось отыскать тринадцать человек. Указал Филипп место захоронения и четырнадцатого тела, но его достать было невозможно, поскольку там уже пролегала железнодорожная ветка. Вообще, Тюрин признался в убийстве двадцати девяти человек. Но все тела найти не удалось, поскольку в качестве хранилища Филипп использовал еще и Уткину заводь – затон на реке Неве. Из-за того, что дно там покрыто толстым слоем ила, тела не удалось отыскать даже аквалангистам.

Что же касается крови, обнаруженной в комнате Тюрина, а также в подсобке и уборной, то она принадлежала коровам. Преступник рассказал, что иногда он приторговывал мясом домашней скотины, которое привозил из своей деревни.

Пока шло следствие, вернулся и багаж Филиппа, все его одиннадцать чемоданов, набитых самыми разнообразными вещами. Родственники подтвердили, что богатство Тюрина когда-то принадлежало погибшим. Так что сомнений не оставалось: Филипп и есть убийца.

Следственный процесс по делу извозчика подошел к концу. На последнее судебное заседание его доставили под конвоем. Тюрина признали виновным в гибели четырнадцати человек (остальных найти не удалось). Но и этого было более чем достаточно. Преступника приговорили к высшей мере наказания. И в 1947 году Филиппа Кровавого (он получил такое прозвище) расстреляли. В средствах массовой информации об этом практически не говорили. Зачем ленинградцам лишний повод для беспокойств?
Автор:
Павел Жуков
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

9 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти