Пётр Соколов. Осознанное предательство

Талантливый спортсмен, который считался едва ли не лучшим футболистом в Российской империи того времени, являлся рьяным монархистом. И когда власть в стране захватили большевики, Петр Петрович, которого футбольные болельщики прозвали «Петя-сплюнь!», в штыки воспринял итог революции. Он сбежал из страны и стал работать на врагов. Все его силы были направлены на свержение новой власти. А когда началась Великая Отечественная война, Соколов оказался в рядах врагов СССР.

Пётр Соколов. Осознанное предательство



Спортсмен из Санкт-Петербурга

Петр Петрович Соколов родился в феврале 1891 года в Санкт-Петербурге в семье статского советника. В конце девятнадцатого — начале двадцатого веков в Российскую империю просочился из Англии новый вид спорта — футбол. И мальчишка увлекся этой игрой. Получалось у него хорошо. Он одинаково качественно мог сыграть и в защите, и в нападении, хотя официально занимал позицию именно крайнего защитника.

Футбол был его настоящей страстью и призванием, однако не забывал Соколов и об учебе. Он окончил престижную гимназий имени Александра I, но жизнь все-таки планировал связать именно со спортом. Поскольку футбол в стране только-только начинал развиваться, Петр Петрович оказался в числе первопроходцев. В 1909 году он оказался в петербургском клубе «Удельная». А через два года пошел на повышение — в более сильную команду «Унитас». И уже в 1912 Соколов вместе со своим клубом стал чемпионом Петербурга и России. А до этого выиграл Весенний кубок (этот кубок Петр брал три раза). Благодаря успешному выступлению на клубном уровне, его позвали в сборную России.



Петербургские болельщики любили Соколова и называли его «Петя-сплюнь!». Прозвище появилось из-за привычки Петра сплевывать на поле перед подачей угловых или исполнением штрафных ударов. Современники Соколова вспоминали: «Игрок высокого класса. Отлично бегает при отражении атак противника. Дает мастерские удары с заворотом. Умело принимает мяч на голову, не теряется даже в самые опасные моменты». Вот еще одна характеристика: «Мастер забивать голы с пенделя. Почти 99 процентов верных попаданий. Участвовал почти во всех международных матчах сборной команды России».

В июне 1912 года совершенно зеленая и неопытная команда Российской империи сыграла свой первый товарищеский матч, хотя и неофициальный. А противостояла футболистам сборная Англии. Равной борьбы, конечно, не получилось. Не смотря на старания Соколова и его товарищей, сборная России пропустила одиннадцать мячей. Не удалось им и огорчить вратаря соперников, он сохранил свою ворота в неприкосновенности.

В этот же день команда сыграла и второй свой матч, уже официальный — в рамках Олимпийских игр. Тренер сборной Георгий Дюпперон прекрасно понимал, что шансов у его подопечных нет. Он даже сказал, что команда подготовлена «настолько, чтобы проиграть с честью». Во второй игре именно так и произошло. Россия уступила сборной Финляндии. Итоговый Счет 1:2 был вполне достойным результатом.

В то время регламент Олимпийских игр включал в себя еще одну игру для команды, которая проиграла. Он носил название «утешительный матч». И сборная России сыграла с немцами. Никакого «утешения» не произошло. Опытные и мастеровитые футболисты сборной Германии забили шестнадцать безответных мячей. Плевки Соколова не помогли. Вот что писали о том матче в газетах: «Встреча на стадионе "Росунда" при двух тысячах зрителей закончилась полным фиаско. Российская команда проиграла с разгромным счетом 0:16. Тихий бег, медленная тактика, если вообще она была у русских, позволили Германии забивать нам гол за голом. Все три наших хавбека (петербуржцы Хромов, Уверский, Яковлев) задались целью держать одного центр-форварда и действительно в этом преуспели. Но оставленные без внимания остальные 4 форварда легко обыграли наших тихих, сравнительно с заграничными, беков и, несмотря на довольно удачную игру голкипера Фаворского, вбили в обеих половинах игры поровну по 8 сухих голей".

А вот еще: «На всех играх прекрасные судьи. Они всегда у мяча, видят ошибки и немедленно свистят. Здесь совершенно запрещены наши толчки. Голькипера вовсе нельзя толкать. У нас же постоянно стараются свалить голькипера, — и получается дикая игра. Запрещение толкать игроков поднимает технику игроков. Сравнение игры русских команд с заграничными, к сожалению, показывает, что мы — еще дети в футболе, но... уже грубые дети».

После провала ходила версия, гласящая, что футболисты сильно переругались между собой во время матча. Поэтому игрок из петербургского клуба в упор не замечал партнеров-москвичей, а те, наоборот. Разлад в действиях и привел к шестнадцати пропущенным мячам.



После этого Соколов принял участие еще в двух официальных товарищеских матчах. И если с норвежцами удалось сыграть достойно (Норвегия выиграла 2:1), то венгры раскатали сборную России со счетом 12:0.


Большие надежды были возложены на Олимпиаду 1916 года. Но игры не состоялись из-за Первой мировой войны. А потом уже и России было не до футбола.

Против революции

На время завязав с футболом, Петр поступил в третью Петергофскую школу прапорщиков. И окончил ее в 1917 году. Но бывшему футболисту не довелось принять участия в сражениях против немцев и австрийцев. Но главный удар ждал Петра впереди. Являясь монархистом до мозга костей, он ни под каким соусом не мог принять захват власти большевиками. Спокойно смотреть на происходящее он не стал, поэтому при первой же возможности Соколов примкнул к белому движению в 1918 году. Затем он наладил контакт с английской разведкой. Петр был уверен, что все делает правильно. И только так, самыми отчаянными мерами, можно было спасти страну от «красного» режима. Новые «работодатели» быстро оценили рвение и ненависть Соколова.

Вскоре Петр получил первое серьезное задание. От него требовалось доставить англичанам, находящемся в Архангельске, информацию, касавшуюся обстановки в революционном Петрограде. С поставленной задачей Соколов справился блестяще. И англичане оценили его ум, смелость и выдержку. В «работе» он был совершенно иным, нежели на футбольном поле. Более спокойным, выдержанным, просчитывающим каждый шаг. В действиях Петра Петровича не было той бесшабашности, которой он славился, будучи крайним защитником.

И новое задание было уже на порядок сложней. Сначала Соколова направили в Стокгольм, а оттуда — в Хельсинки. Здесь Петр Петрович должен был встретиться с резидентом британской разведки капитаном Эрнстом Бойсом. Встреча прошла успешно. И Соколова назначили связным между разведывательным пунктом в финском городе Териоки и британским шпионом Полом Дюксом, засланным в Петроград. Дюкс вообще являлся фигурой легендарной. Став тайным агентом британской разведки, он получил прозвище «человек с сотней лиц».

Благодаря хитрости и таланту настоящего артиста, Дюкс умудрялся проникать в режимные объекты и выуживать нужную для себя информацию. Так, например, он сумел проникнуть и в Политбюро ЦК ВКП(б), и в Коминтерн, и в ВЧК. Помимо разведывательной деятельности, Пол лично разрабатывал, а потом и превращал в жизнь схемы побегов бойцов с большевистским режимом. Чаще всего их путь в страны Западной Европы пролегал как раз через Финляндию. Благодаря многочисленным успешно выполненным заданиям, Король Англии Георг V посвятил Дюкса в рыцари, назвав при этом «величайшим из воинов».

Но однажды он просчитался и, что называется, «засветился». Дюкс оказался в затруднительном положении. Поэтому, чтобы не встретиться со стражами порядка, ему пришлось неделю провести на Смоленском кладбище Петрограда. Через семь дней измученного англичанина, ночевавшего в склепах, отыскал Соколов. Он сумел вывести Пола с территории кладбища незамеченным. А потом они вместе сели на поезд, направлявшийся в Белоостров. На беду шпионов, тот рейс находился под контролем. Поэтому стражи порядка начали внезапную проверку документов. И чтобы избежать ареста, Петр и Пол выпрыгнули из своего вагона на полном ходу. На сей раз, мужчинам повезло. Они отделались испугом и незначительными повреждениями. Так что до Белоострова сумели добраться, хотя и пешком. А уже оттуда Соколов помог англичанину перейти государственную границу по секретным тропам.

Бывший футболист получил прозвище Голкипер и стал одним из руководителей разведывательного пункта в Териоки.

В конце декабря 1924 года начальник Контрразведывательного отдела ОГПУ Артур Христианович Артузов получил донесение, касавшееся Соколова и его деятельности. В донесении говорилось: «По наружному виду ему около 35 лет. Служил офицером в старой армии. В период 1919-1922 годов служил в английской разведке и ходил курьером в СССР. В 1922 году купил дачу в пяти километрах от Териоки, где сейчас и проживает, женившись на дочери териокского купца Носова. В данное время делает вид, что политикой не интересуется, а занимается крестьянским хозяйством, ходит в рваном костюме и даже не отказывается от поденной работы…»



Но от дел Соколов, конечно, не отошел. Он продолжал заниматься курьерской деятельностью, и вербовкой. Причем часто он обрабатывал тех людей, которые ему были знакомы по прошлой, так сказать, спортивной жизни. Так, например, в шпионы был завербован бывший одноклубник Петра Георгий Хлопушин. Но, в отличие от Соколова, у него карьера агента не сложилась. Довольно быстро его вычислили и арестовали чекисты. И Хлопушин получил десять лет лишения свободы. Не заладилась карьера шпиона и у брата Хлопушина – Антона. А вот Петр Петрович умело обходил расставленные чекистами ловушки. Несколько раз его чуть было не поймали, но ему удавалось скрыться. А те, кто встречал Соколова на территории Советского Союза, старались как можно быстрее забыть об этом. Как, например, футболист Михаил Бутусов, который являлся как раз капитаном олимпийской сборной Российской империи в 1912 году. Он случайно увидел Петра осенью 1939 года в Петрограде. В одном из документов сохранилась запись об этом: «Открыв рот при виде этого человека... он знал, что тот находится в эмиграции много лет и что он белогвардейский офицер... он с ним, обомленный, поздоровался, тот ему кивнул головой и убежал в какой-то проходной».

Жена футболиста впоследствии отмечала, что никогда до этого момента не видела своего мужа настолько удивленным, растерянным и бледным. Он, словно увидел приведение. Супруга вспоминала, как Михаил скомандовал: «Закройте все двери, никому не открывайте, не отвечайте на звонки. В городе Соколов!»

Агитационную работу Петр Петрович проводил и среди юных спортсменов. Он даже специально для этой цели организовал в футбольную команду «Териоки». В нее он принимал исключительно эмигрантскую молодежь. И затем начинал обрабатывать «одаренных». Поскольку Соколов являлся отличным психологом, он быстро становился для молодых парней чуть ли не лучшим другом и отцом. Поэтому ему верили. Таким образом армия тайных агентов постоянно пополнялась новобранцами.

Что касается его контрабандистской деятельности, то Соколов и его приспешники ничем не брезговали. Они прекрасно знали, что в Советском Союзе многие вещи являлись дефицитными. Туда, например, нелегально завозили и различную мелочевку (иголки), технику, агитационную литературу и фальшивые деньги. А из СССР в финский пункт стекались драгоценные металлы и антиквариат.

О деятельности бывшего футболиста сборной России прекрасно знали в ОГПУ. И поскольку попытки поймать его раз за разом проваливались, решено было пойти другим путем. По некоторым данным, чекисты взяли в оборот родню Петра Петровича, оставшуюся в СССР. Через них сотрудники ОГПУ пытались воздействовать на Соколова и завербовать уже его самого. Но тот не собирался отказываться от своих монархических взглядов. Так что, даже если и правда чекисты пытались склонить его к сотрудничеству, то у них ничего не получилось.

Как-то на территории СССР чекистам удалось арестовать нескольких лазутчиков, подготовленных Соколовым. На допросах они с потрохами сдали своего наставника. Получив необходимые доказательства, Советский Союз потребовал от Финляндии убрать Соколова с территории Карельского перешейка. Финны подчинились, и Петр Петрович обосновался в Хельсинки. Поначалу он, что называется, залег на дно. Но очень быстро ему это надоело. Бывший спортсмен стал редактировать эмигрантскую газету «Русское слово», примкнул к нескольким антисоветским организациям. Но британская разведка в тридцатых годах снизила свою активность в Финляндии. Поэтому Соколов на некоторое время отошел от бывших дел, его работа в антибольшевистских организациях носила скорее формальный характер.

К концу тридцатых годов отношения между СССР и Финляндией стали резко портиться. Назревал вооруженный конфликт. И когда началась война, финские власти предложили Соколову вернуться в «игру». Петр Петрович не отказался. Ему дали офицерское звание и направили служить в отдел пропаганды Главного штаба финской армии, который возглавлял Калле Лехмус.

Во время Второй мировой

Когда началась Вторая мировая война Соколов не остался в стороне. Он встал во главе агитационной газеты «Северное слово», ориентированной для пленников из СССР. Кроме этого, Петр Петрович выступал с призывными речами на радио. Обращались к нему и люди из абвера. А затем Соколов оказался в рядах зондеркоманды «Ленинград». От них требовалось войти вместе с немецкими солдатами в Ленинград и вывезти из города тайные архивы ВКП(б) и НКВД. Но пока шла блокада, немцы доверили бывшему футболисту заняться привычным для него делом – вербовать агентов. А местом действия были выбраны оккупированные территории СССР. Петр подбирал подходящих людей и перенаправлял их в специальные разведшколы. И уже после окончания новоиспеченные агенты забрасывались в советский тыл. Чекисты быстро узнали, что подготовкой шпионов занимался Соколов, поскольку арестованные агенты не скрывали имени своего инструктора.

Есть мнение, что Соколов не просто был знаком с генералом Власовым, но и активно с ним сотрудничал. Но нет никакой достоверной информации на этот счет. Противники этой теории утверждают, что люди Власова несколько раз выходили на контакт с Соколовым, предлагая ему «сотрудничество». Но Петр Петрович неизменно давал отрицательный ответ.

Немцы и их многочисленные приспешники сделали все от себя зависящее, чтобы город на Неве сдался. Но этого не произошло. Ленинград оказался сильнее всех. Да и сама война к тому времени уже изменилась. СССР доказал и Германии с ее союзниками, и своим «партнерам», что с его мощью никто не способен потягаться.

Петр Соколов оказался в числе проигравших. Его личная война против большевиков также подходила к логическому завершению. Он бросил свою жизнь на алтарь противостояния и проиграл. Соколов использовал многочисленные поддельные документы, чтобы передвигаться по территории, но финал противостояния неумолимо приближался.



Вот что интересно: на Соколова была составлена любопытная характеристика. В ней говорилось следующее: «Честолюбивый, властный, жестокий, двуличный человек, способный на любые деяния ради своих интересов… Хороший актер в жизни. Умеет представлять из себя добродушного, веселого, компанейского человека. Хитрый, опасный и сильный враг… Пользовался большой популярностью среди эмигрантской молодежи, знавшей его только с одной стороны, как боксера, борца, тяжелоатлета и отличного футболиста. Организовывал эмигрантскую молодежь в спортивные, театральные и хоровые кружки, при этом сам имел хорошо поставленный голос… Тщательно конспирирует свою личную жизнь и семейное положение… Спиртные напитки употребляет умеренно, женщинами не увлекается… Всегда имеет при себе пару браунингов, хороший большой нож и морскую свайку».

* * *

Но к 1944 году стало ясно, что Соколов проиграл и на этот раз. Перед лицом неминуемого поражения Финляндия готовилась выйти из войны, и ее мало интересовала судьба русского эмигранта. Петр Соколов директивой ГУКР «Смерш» и НКГБ СССР был объявлен во всесоюзный розыск как особо опасный государственный преступник, подлежащий при обнаружении немедленному аресту.

Он понимал, чем заслужил подобную «честь». Бросив в Финляндии семью, Соколов сбежал в Швецию. Поселившись в шведском Энчепинге, Соколов женился на шведке. Под именем Пауль Салин он работал массажистом в местном спортивном клубе.

Советская разведка вскоре вычислила последнее убежище Соколова. Однако добиться у Швеции его выдачи по официальным каналам не представлялось возможным, а выезжать за ее пределы Соколов не собирался. Его дочери от первого брака спустя десятилетия вспоминали, что встречались с отцом после побега из Финляндии буквально пару раз, в Швеции. Встречи эти были обставлены по всем правилам конспирации. «Петя-сплюнь!» до последних дней опасался, что «карающий меч революции» все-таки дотянется до него.

И все-таки его отыскали.



Через несколько лет адрес Соколова-Селина стал известен советским чекистам. Но Швеция не выдавала перебежчиков. До конца жизни бывший шпион не выезжал за пределы своего последнего убежища. Работал в спортивном клубе массажистом. Умер в 1971 году в возрасте 80 лет от опухоли мозга в Стокгольме, где в далеком 1912 году защищал честь России на футбольном поле. На его могиле шведские имя и фамилия.
Автор:
Павел Жуков
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти