Советская и российская военная техника в вооружённых силах и испытательных центрах США

В прошлом в ряде российских печатных и интернет изданий неоднократно публиковалась информация об испытаниях в США боевых самолётов советского производства и проведении тестовых воздушных боёв с американскими истребителями. Гораздо хуже освещена тема наличия в американских вооруженных силах и на полигонах бронетехники, боевых вертолётов, радиолокаторов и зенитно-ракетных комплексов, произведённых в СССР и странах Восточной Европы.




Опыт локальных войн, полученный в 60-70-е годы, продемонстрировал, что армии западных стран не в полной мере готовы к вооруженному противостоянию с государствами, чьи вооруженные силы оснащены советской техникой и вооружением и действуют по советским боевым уставам. В связи с этим в США в 1980 году была принята программа OPFOR (англ. Opposing force - противодействующая сила). В рамках данной программы предусматривалось создание специальных подразделений, которые во время учений должны были изображать сухопутные войска стран Варшавского договора. Для придания большего реализма военнослужащие подразделений OPFOR носили форму, внешне сходную с советской, и действовали по боевым уставам Советской Армии.

Согласно рассекреченным материалам первые советские танки послевоенного производства: ПТ-76 и Т-54 были доставлены на американские полигоны в конце 60-х. По всей видимости, это были трофеи, захваченные в ходе боевых действий в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке. Советская бронетехника, поставляемая Советским Союзом в Северный Вьетнам, не впечатлила американских специалистов, которые отметили, что плавающий ПТ-76, обладающий хорошей проходимостью и подвижностью на пересечённой местности на малой дистанции, уязвим к 12,7-мм бронебойным пулям, а лобовая броня Т-54 уверенно пробивается американскими 90 и 105-мм танковыми орудиями. Прицелы и радиостанции, установленные на советских танках, сочли устаревшими, а условия обитаемости спартанскими. В то же время, было отмечено, что советская бронетехника не требует высокой квалификации экипажей и легко ремонтируется. В следующий раз возможность ознакомиться с более современными образцами техники и вооружения у американцев появилась после поражения арабской коалиции в Войне Судного дня. Американцев особенно интересовали боевые возможности танка Т-62, который стал первой в мире бронированной машиной, оснащенной 115-мм гладкоствольной пушкой. Помимо танков Т-55 и Т-62 от Израиля были получены БТР-60, ПТРК «Малютка», элементы ЗРК С-75 и радиолокационная станция П-12.

После испытаний ходовых качеств и вооружения, трофейные советские танки были использованы на полигоне "Эглин" в ходе испытаний авиационного вооружения штурмовика A-10А Thunderbolt II. Один Т-62 расстреляли снарядами с урановыми сердечниками из авиационной 30-мм пушки GAU-8/А. Ещё один танк с работающим двигателем получил прямое попадание авиационной ракеты «воздух-поверхность» AGM-65 Maverick с тепловой головкой самонаведения.

В принципе израильтяне были готовы обеспечить американские подразделения, изображающие на учениях «плохих парней», необходимым количеством бронетехники, в обмен на поставки оружия. Однако американцы оказались не готовы эксплуатировать в повседневных условиях танки и БМП советского производства. Помимо переучивания личного состава требовалось решить проблему снабжения расходными материалами и запасными частями. В итоге от масштабного использования тяжелой бронетехники советского производства на первом этапе отказались, ограниченно задействовав в манёврах дозорно-разведывательные машины БДРМ-2, бронетранспортёры БТР-60ПБ и плавающие танки ПТ-76.

Советская и российская военная техника в вооружённых силах и испытательных центрах США


После заключения Кэмп-Дэвидского соглашения и подписания между Египтом и Израилем мирного договора началось сближение Египта с США. В обмен на военную и экономическую помощь Анвар Садат санкционировал поставку в Соединенные Штаты военной техники, полученной от СССР. Помимо прочего в США отправилась боевая машина пехоты БМП-1, оснащенная 73-мм гладкоствольным орудием-пусковой установкой и ПТУР «Малютка».



Подробное изучение советской БМП-1 привело к тому, что американцы установили на создаваемую в то время в США БМП M2 Bradley 25-мм пушку М242 Bushmaster, пробивающую лобовую защиту советской машины, и повысили уровень защищённости в лобовой проекции за счёт применения разнесённой брони.


Вывеска на въезде в Форт-Ирвин, рядом с американским танком M1 Abrams и боевым вертолётом АН-1 Cobra установлена советская БМП-1

Первым крупным американским подразделением, на которое была возложена обязанность играть во время манёвров за «красных», стал «32-й гвардейский мотострелковый полк», сформированный на базе 177-й бронетанковой бригады в учебном центре армии США – Форт-Ирвин в Калифорнии. Но так как ежедневная эксплуатация бронетехники советского производства была связана с рядом проблем и требовалось обеспечить проведение учений с участием крупных подразделений, было решено использовать «загримированную» американскую технику, хорошо освоенную в войсках.

К концу 70-х в американской армии образовался большой излишек лёгких плавающих авиадесантируемых танков M551 General Sheridan. Эта машина с 1966 года состояла на вооружении американских разведывательных и воздушно-десантных подразделений. Танк был вооружен короткоствольным 152-мм орудием-пусковой установкой, из которого можно было вести огонь осколочно-фугасными снарядами и ПТУР MGM-51 Shillelagh. Однако опыт эксплуатации и боевого применения танков «Шеридан» выявил множество недостатков и примерно через 10 лет после принятия на вооружение их начали выводить из линейных подразделений и передавать на хранение. К 1980 году на складах скопилось более 1000 лёгких танков, часть которых было решено использовать для создания VISMOD (англ. visually modified –визуально модифицированной военной техники для имитации сил противника).


Танки M551, «загримированные» под советские Т-72 и БМП-1


В результате на свет появилось несколько десятков футуристично выглядящих имитаций советских танков Т-72, БМП-1, ЗСУ-23-4 «Шилка» и САУ «Гвоздика». Несмотря на странный и местами уродливый внешний вид, переделанные «Шериданы» активно использовались в ходе манёвров, проводимых в пустыне Мохаве, вплоть до полной выработки ресурса в середине 90-х. Согласно американским данным на значительной части модифицированных лёгких танков имелась лазерная аппаратура, позволяющая имитировать огонь из пушек и пулемётов.


Танк M551, изображающий «Шилку»


Помимо «Шериданов» переделке подверглись несколько полноприводных автомобилей HMMWV, которым попытались придать очертания советских бронированных дозорно-разведывательных машин. Впрочем, получилось это ещё хуже, чем с воссозданием внешнего облика гусеничной советской бронетехники.


Автомобиль HMMWV, имитирующий БРДМ-2


По мере выработки ресурса и списания лёгких танков M551 использовалась другая бронетехника американского производства. В частности, как минимум, один VISMOD, имитирующий ЗСУ-23-4 «Шилка», был создан на базе 155-мм гаубицы М-109.


Имитация ЗСУ-23-4 «Шилка», выполненная на шасси 155-мм гаубицы М-109


С середины 90-х для участия в манёврах начали массово «гримировать» БТР М113 и БМП M2 Bradley. В составе 11-го бронекавалерийского полка, дислоцированного в Форт-Ирвин, один батальон был полностью оснащён «визуально похожими» машинами, изображающими Т-72 и БМП-2. К 1998 году новые VISMOD полностью вытеснили все машины на базе танков M551 General Sheridan.


Бронетранспортер, загримированный под советский танк


Для создания VISMOD главным образом использовалась стеклоткань и эпоксидная смола, что позволило снизить расходы и в случае повреждения в ходе манёвров быстро восстанавливать внешний вид. Кроме того, машины, выступающие на учениях за «красных», получили комплект лазерных имитаторов стрельбы, датчики фиксации лазерного излучения и пиротехнические устройства, воспроизводящие ведение огня вооружения и визуальные эффекты при поражении бронетехники. Это позволило реализовать различные сценарии учений и приблизить обстановку к боевой.


Американские БМП «Брэдли» из состава 11-го бронекавалерийского полка, имитирующие БМП-2


Машины, созданные на базе M551, М109 и М113, конечно, внешне отличались от американской бронетехники, используемой линейными подразделениями, но всё же имели не так много сходства с советскими танками и боевыми машинами пехоты. Ближе всего к внешнему виду БМП-2 оказался «визуально сходный образец», созданный на базе БМП «Брэдли». Отличить эти машины визуально от советского прототипа можно по более высокому силуэту. В остальном же, благодаря ребристой лобовой части, бортовым экранам и видоизменённой башне, удалось добиться высокого визуального сходства.

Девяностые годы прошлого столетия стали «золотым временем» для американских экспертов в части изучения техники и вооружения потенциального противника. После ликвидации Организации Варшавского договора и развала Советского Союза у США появились небывалые возможности для детального знакомства с различными образцами советского производства. В конце 80-х американцы и представить себе не могли, что через несколько лет в их распоряжении окажется самая современная советская бронетехника, истребители, системы ПВО и связи. Страны, входившие ранее в сферу влияния СССР, стремясь заручиться благосклонностью победивших в «холодной войне» США, наперебой спешили делиться военными и технологическими секретами. Впрочем, власти «новой России» в этом отношении не сильно отличались от правительств стран, ранее входивших в Организацию Варшавского договора и бывших союзных республик. Особый интерес в НАТО вызывал танк Т-80У с газотурбинным двигателем. В отличие от Т-72 эта машина не поставлялась союзникам по ОВД. В 1992 году через российскую организацию «Спецвнештехника» Великобритания за $10,7 млн закупила один Т-80У и один ЗРПК «Тунгуска» с боеприпасами и набором расходных материалов. В том же году британцы передали эти машины США. В 1994 году четыре Т-80У были проданы Марокко, но как вскоре выяснилось, до берегов Северной Африки эти танки не добрались, оказавшись в итоге на американских полигонах.

С 1996 года танки Т-80 поставлялись Кипру, Египту и Республике Корея. Так, вооруженные силы Южной Кореи получили 80 T-80У и Т-80УК с тепловизорами "Агава-2" и комплексами противодействия системам наведения противотанковых ракет "Штора".



Также в распоряжении южнокорейских военных имеется 70 БМП-3 и 33 БТР-80А. Боевые машины российского производства неоднократно использовались в ходе совместных южнокорейско-американских военных учений.


БМП-1 «32-го гвардейского мотострелкового полка» на полигоне в окрестностях Форт-Ирвин

Доступ к самой современной российской бронетехники позволил не только детально изучить представлявшие интерес образцы и отработать средства противодействия, но и в необходимой мере оснастить подразделения «агрессоры», выступающие на учениях за противника. Эксплуатация советской и российской военной техники существенно облегчалась тем, что в распоряжении американцев так же оказалась необходимая техническая документация и запасные части.


Захваченный в Ираке танк Т-72 на американской военной базе Форт-Блисс


Помимо Армии США советская бронетехника стала использоваться на учениях Корпусом морской пехоты, так как у американских морских пехотинцев, являющихся силами «быстрого реагирования» в локальных конфликтах, риск столкновения с противником, оснащенным советским оружием, был намного выше, чем у Сухопутных войск. Танки Т-72 из состава бывшей армии ГДР, польского и чешского производства, а также захваченные в Ираке появились на полигонах Форт-Стюарт и Чайна Лейк.


Морские пехотинцы 3-го амфибийно-штурмового батальона 1-й дивизии КМП используют Т-72 для обозначения противника

Танки Т-72, БМП-1 и БМП-2 на постоянной основе эксплуатируются в 3-м амфибийно-штурмовом батальоне 1-й дивизии КМП США, расквартированной в Кэмп-Пендлтон, штат Калифорния. Бронетехника, захваченная в Ираке, имеется сверх штатов и используется на полигоне в месте постоянной дислокации. Поддержание её в рабочем состоянии осуществляется ремонтными службами дивизии.



Помимо Т-72, БМП-1 и БМП-2 в подразделениях «агрессор» Армии США и Корпуса морской пехоты имеется заметное количество легкобронированных тягачей МТ-ЛБ. Этот гусеничный легкобронированный тягач благодаря хорошим ходовым качествам и высокой ремонтопригодности пользуется в американских вооруженных силах даже большей популярностью, чем советские танки, боевые машины пехоты и бронетранспортёры.

Отдельного упоминания заслуживают советские оперативно-тактические и тактические ракетные комплексы, с которыми американцы в боевых условиях впервые столкнулись в 1991 году в ходе антииракской кампании. Американские СМИ обходят стороной тему испытаний в США ОТРК 9К72 "Эльбрус" с ракетой 8К-14 (Р-17). Известно, что в прошлом ряд противоракетных систем тестировался на «имитаторах» ракет Р-17. Тем не менее «Эльбрусы» на американских полигонах имеются, о чем неопровержимо свидетельствуют спутниковые снимки, опубликованные в свободном доступе. В 70-80- годы ОТРК «Эльбрус», известный на западе как Scud B, широко поставлялся союзникам СССР и использовался в ряде региональных конфликтов.


Спутниковый снимок Gооgle Еаrth: мобильные пусковые установки ОТРК «Эльбрус» с ракетами Р-17 на полигоне Эглин во Флориде, рядом стоят советские танки

На смену «Скаду» с жидкостной ракетой в СССР был создан ОТРК 9K79 «Точка» с твердотопливной ракетой на трёхосном плавающем шасси. До развала Восточного блока эти комплексы были поставлены в Болгарию, Польшу и Чехословакию, а также достались при разделе советского военного имущества «независимым республикам». Нет никакого сомнения, что американцы досконально изучили этот вполне современный даже по нынешним меркам ракетный комплекс.

Если тренировку расчётов армейских подразделений ПВО можно было без проблем вести на самолётах американской тактической и палубной авиации, которые при полетах на малых высотах по своим характеристикам манёвренности, тепловой и радиолокационной заметности практически не отличались от советских «МиГов» и «Су», то с воспроизведением ударных вертолетов Ми-24 и транспортно боевых Ми-8 дело было куда сложней.

На первых порах для имитации Ми-8 использовали несколько вертолётов JUH-1H, переделанных из Bell UH-1Н Iroquois. Вертолёт нес нетиповой для американской армейской авиации камуфляж, а его носовая часть была видоизменена. В конце 80-х на пилонах модифицированных «Ирокезов» разместили лазерную аппаратуру, имитирующую применение авиационного вооружения, а на бронетехнике, участвующей в учениях, устанавливались датчики, сопряженные с пиротехническими устройствами, которые срабатывали в случае «попадания» в танк или БМП.


Вертолёт JUH-1H


Если судить по датировке фотографий, сделанных на авиабазах Эдвардс и Чайна Лейк, которые расположены в непосредственной близости от учебного центра Форт-Ирвин, то некоторые вертолёты JUH-1H использовались в 21 веке.

Загримированные «Ирокезы» вполне успешно применялись для тренировки экипажей бронетехники и защищавших их зенитных расчётов армейских мобильных комплексов ПВО «Чапарэл-Вулкан» и «Эвэнжер». Однако командование Сухопутных войск желало иметь вертолёт, визуально схожий с советским Ми-24, который американцы оценивали очень высоко. Для этого в середине 80-х был заключён контракт с компанией Orlando Helicopter Airways на разработку радиоуправляемой вертолётной мишени, внешне похожей на Ми-24, по которой можно было бы вести огонь боевыми снарядами и ракетами. Для переоборудования использовались вертолёты Sikorsky S-55 Chickasaw, взятые с хранения в Дэвис-Монтан. В ходе переоборудования устаревшему вертолёту с поршневым двигателем, изначально имевшему компоновку, сходную с Ми-4, кардинально изменили внешний вид.


Вертолёт-мишень QS-55


Радиоуправляемому вертолету, получившему обозначение QS-55, обеспечили максимальное внешнее сходство с Ми-24П. На правый борт вертолёта установили муляж 30-мм пушки ГШ-30К, а снизу появился наплыв, воссоздающий «бороду» обзорно-прицельной системы. На первых переоборудованных QS-55 для повышенной достоверности в бутафорских кабинах помещались манекены. Для перегона вертолёта своим ходом к месту использования были сохранены штатные органы управления, но обзор из кабины стал намного хуже.



Согласно американским источникам, компания Orlando Helicopter Airways в общей сложности до 1990 года переоборудовала 15 QS-55, большая часть которых в течение нескольких лет была расстреляна в воздухе в ходе боевой подготовки расчётов ПВО и экипажей боевых вертолётов АН-64 Apache. Два вертолёта QS-55 потеряны в ходе лётных происшествий. Впоследствии американцы использовали в тренировках зенитных расчётов уменьшенные в 10 раз радиоуправляемые модели ударных вертолётов Ми-24, что оказалось существенно дешевле, чем переделка в мишени машин, взятых с базы хранения.



Помимо радиоуправляемых мишеней в американской армии в 80-90-е годы для обозначения Ми-24 использовались вертолёты-aмфибии Sikorsky SH-3 Sea King и французские Aérospatiale SA 330 Pumа, переделанные в VISMOD специалистами Total Helicopter Company. Впоследствии эти машины снимались в фильмах «Красный скорпион» и «Рэмбо 3».



Близко изучить Ми-25 (экспортный вариант Ми-25Д) американцам удалось во второй половине 80-х, после того как в Чаде вертолёт ВВС Ливии совершил вынужденную посадку в районе, контролируемом французским Иностранным легионом. Боевой вертолёт был разобран, доставлен на аэродром и эвакуирован военно-транспортным самолётом. Тогда американским специалистам не удалось полностью восстановить и снять лётные данные Ми-25. Однако у них была возможность оценить защищённость, характеристики обзорно-прицельной аппаратуры и вооружения. В 1991 году несколько иракских Ми-25 было захвачено в ходе операции «Буря в пустыне».



После демонтажа несущего и хвостового рулевого винта, иракские вертолёты эвакуировали американскими тяжелыми военно-транспортными вертолётами Boeing CH-47 Chinooк. Однако Ми-25, захваченные в 1991 году в ходе Войны в заливе, находились в плохом техническом состоянии и не могли дать полного представления о своих возможностях.

Впрочем, никакие военные трофеи не могли сравниться с возможностями, открывшимися после падения коммунистической системы в Восточной Европе. В первую очередь в распоряжении американцев оказалась техника и вооружение бывшей Народной армии ГДР, и значительная часть восточногерманских «крокодилов» оказалась на американских полигонах и в исследовательских центрах. Вместе с несколькими вертолетами Ми-8 и Ми-24 в США был отправлен комплект технической документации и запасные части. После чего надобность в «визуально сходных» с Ми-24 вертолётах в американских вооруженных силах отпала.


Ми-24 на военной базе Форт-Блисс


Эскадрилья, оснащённая вертолётами советского производства, в 2006 году была развёрнута на военной базе Форт-Блисс в Техасе. Вертолёты Ми-24 задействовались в организации учебного процесса 1-й бронетанковой дивизии и зенитных подразделений, дислоцированных в этом районе, а также при «совместном маневрировании» с американскими «Супер Кобрами» и «Апачами».


Спутниковый снимок Gооgle Еаrth: боевые вертолёты советского производства Ми-8 и Ми-24 на базе Форт-Блисс, снимок сделан в мае 2008 года

Как известно, советские зенитно-ракетные комплексы в 60-70-е годы оказали существенное влияние на ход боевых действий в Юго-Восточной Азии на Ближнем Востоке. И потому американцы в годы «холодной войны» уделяли большое внимание подготовке своих пилотов уклонению от зенитных ракет и разработке станций постановки радиоэлектронных помех. На полигонах, расположенных в окрестностях крупных американских авиабаз, появились макеты советских ЗРК, а также имитаторы работы станций наведения и радиолокаторов. Традиционно особое внимание уделялось противодействию широко распространенным комплексам средней дальности семейства С-75.


Спутниковый снимок Gооgle Еаrth: макет позиции ЗРК С-75 на полигоне Эйвон Парк во Флориде


Однако возможности поражения маловысотных и целей, маневрирующих с большими перегрузками, у С-75 были ограниченны, в этом отношении гораздо большую опасность для американской тактической и палубной авиации представляли ЗРК С-125 и «Квадрат». По всей видимости, как и в случае с истребителем МиГ-23, возможность ознакомиться с советскими маловысотными и мобильными войсковыми комплексами у американцев появилась в первой половине 80-х, после начала тесного военно-технического сотрудничества между США и Египтом. Вдобавок в 1986 году французам удалось захватить ливийский «Квадрат» в Чаде.


Самоходная установка разведки и наведения ЗРК «Квадрат» на полигоне Эглин


Американских специалистов особенно интересовали характеристики станций наведения и режимы работы радиовзрывателей зенитных ракет. Доскональное изучение этих параметров позволило создать ряд достаточно эффективных станций постановки помех подвешиваемых на боевые самолёты в контейнерном варианте.

В 1991 году на полигоне Уайт-Сэндз в Нью-Мексико появилась боевая машина самоходного ЗРК малой дальности «Оса-АК». Откуда она была доставлена и в каком техническом состоянии не известно.



После объединения Германии, системы ПВО, доставшиеся от ГДР, стали объектом пристального внимания западных экспертов. Во второй половине 1992 года на авиабазу «Эглин» самолётами военно-транспортной авиации были доставлены два немецких ЗРК «Оса-АКМ» с боевыми ракетами, транспортно-заряжающей машиной и комплектом технической документации. Вместе с мобильными зенитно-ракетными комплексами прибыли немецкие расчёты. Согласно обнародованной информации, полигонные испытания с реальными пусками по воздушным целям во Флориде длились более двух месяцев, и в ходе стрельб было сбито несколько воздушных мишеней.

Вслед за немецкими ЗРК «Оса» из стран Восточной Европы входивших в Организацию Варшавского договора были доставлены противовоздушные комплексы: С-75М3, С-125М1, «Круг», «Квадрат», «Стрела-10» и «Стрела-1», ЗСУ-23-4, а также ПЗРК «Стрела-3» и «Игла-1».


ЗСУ-23-4 «Шилка» на полигоне Эглин, во Флориде


Все они испытывались на полигонах в Неваде, Нью-Мексико и Флориде. Также американцев очень интересовали характеристики советских радиолокаторов в части возможности обнаружения летательных аппаратов на малых высотах и выполненных с использованием технологии низкой радиолокационной заметности. Реальными полётами в 90-е в США были проверены обзорные радиолокаторы: П-15, П-18, П-19, П-37, П-40 и 35Д6. Изучение электроники советских ЗРК и РЛС производилось специалистами лаборатории МО США Редстоунского арсенала в Хантсвилле (штат Алабама).

До ликвидации Варшавского договора Советский Союз успел поставить в Чехословакию и Болгарию зенитно-ракетные системы С-300ПМУ (экспортный вариант С-300ПС), и эксперты стран НАТО имели возможность с ними ознакомиться. Но руководство этих стран отказалось предоставлять на американские полигоны современные по тем временам ЗРС. В итоге американцы по отдельности закупили в России, Белоруссии и Казахстане элементы зенитно-ракетных систем С-300П и С-300В, а также радиолокатор 35Д6, входивший в состав полкового комплекта ЗРС С-300ПС. Сначала радиолокационные средства тщательно тестировались на полигоне Тонопа в Неваде, а затем использовались в ходе различных учений боевой авиации ВВС, ВМС и КМП США.


Спутниковый снимок Google Earth: элементы ЗРС С-300ПС на полигоне Тонопа

Согласно информации, опубликованной в открытых источниках, в 2008 году на полигоне Эглин были замечены станция обнаружения целей «Купол» и самоходная огневая установка, входящие в состав ЗРК «Бук-М1». Из какой страны эти боевые машины были доставлены в США не известно. Возможными импортёрами могут являться: Греция, Грузия, Украина и Финляндия.

На американских полигонах, исследовательских лабораториях и в испытательных центрах собрана большая коллекция самой различной советской и российской военной техники и вооружения. Крупнейшим местом хранения бронетехники, артиллерийских систем и средств ПВО вероятного противника в США является юго-восточная часть полигона Эглин во Флориде.


Спутниковый снимок Gооgle Еаrth: база хранения военной техники советского и российского производства на полигоне Эглин

На базе хранения помимо артиллерийских установок, реактивных систем залпового огня, танков, бронетранспортёров и боевых машин пехоты имеются элементы зенитно-ракетных комплексов С-75 и С-125 различных модификаций, мобильные войсковые ЗРК «Стрела-1», Стрела-10», «Оса», «Круг» и «Квадрат», ЗСУ-23-4 «Шилка» и ЗРПК «Тунгуска», элементы зенитно-ракетной системы С-300ПС, радиолокаторы П-18, П-19, П-37 и П-40.


Спутниковый снимок Gооgle Еаrth: имитация позиции ЗРК на полигоне Эйвон Парк во Флориде. В центре установлена станция с параболической антенной, воспроизводящая режимы работы советских ЗРК

Как уже говорилось, американцы с самого начала проявляли огромный интерес к советским радиолокаторам, станциям наведения зенитных ракет и выдачи целеуказания зенитной артиллерии. Основной причиной такого интереса являлось желание получения доступа к характеристикам дальности обнаружения, помехозащищённости, рабочим частотам и боевым режимам. Зная всё это, можно было создавать аппаратуру постановки помех, предназначенную для подавления обзорных РЛС, станций орудийной наводки и аппаратуры ЗРК. А также выдавать рекомендации пилотам дальней, тактической и палубной авиации, участвующим в авиаударах по странам, имеющим советские и российские средства противовоздушной обороны.


Спутниковый снимок Gооgle Еаrth: техника советского производства на полигоне Эйвон Парк. В одном ряду слева направо: ЗРК малой дальности «Оса-АКМ», самоходная пусковая установка ОТРК «Эльбрус» с ОТР Р-17, боевые машины мобильного ЗРК «Квадрат», бронетранспортёры и ЗСУ-23-4 «Шилка». Позади на площадке имитаторы режимов работы СНР советских ЗРК

На первом этапе американские пилоты тренировались на реальных радарах и станциях наведения зенитных комплексов советского производства. Однако американские специалисты вскоре столкнулись с трудностями с поддержанием в работоспособном состоянии техники, построенной в СССР. Читатели, служившие в войсках ПВО СССР, наверняка помнят, насколько трудоёмким являлось регламентное техническое обслуживание зенитно-ракетных комплексов первого поколения, радиолокаторов и радиовысотомеров. Как известно, аппаратура, выполненная с широким использованием электровакуумных элементов, требует постоянного внимания: точной настройки, регулировки и прогрева. Радиолокаторы, станции наведения и подсвета цели комплектовались ЗИП с впечатляющим запасом электронных ламп, поскольку они в процессе работы быстро теряют свои характеристики и фактически являются расходным материалом. Помимо приобретения запчастей, американцам было необходимо перевести горы технической литературы или привлекать иностранных специалистов, работавших ранее на советской технике, что являлось нежелательным, так как могло привести к утечке конфиденциальной информации. В связи с этим на первом этапе было решено частично перевести имеющиеся станции наведения зенитных ракет советского производства на новую твердотельную элементную базу, с сохранением рабочих частот и боевых режимов. Задача облегчалась тем, что имеющиеся радиотехнические средства не предназначались для реальных пусков зенитных ракет, а должны были задействоваться в процессе боевой подготовки американских пилотов.

Специалисты компании AHNTECH, имеющей давние связи с Пентагоном, на базе станции наведения ракет СНР-75 создали установку, которая помимо боевых режимов ЗРК С-75 способна воспроизводить другие угрозы.


Модифицированная СНР-75


При этом из-за изменений, внесённых в расположение антенн, внешний вид станции наведения существенно изменился. Благодаря использованию современной элементной базы эксплуатационные расходы на содержание электронной аппаратуры существенно снизились, а сама станция получила новые возможности в части имитации других советских ЗРК. Имеется информация, что также была проведена доработка как минимум одной станции наведения СНР-125 маловысотного зенитно-ракетного комплекса С-125.


Модифицированная СНР-125


Примерно 10 лет назад на американских полигонах появились буксируемые универсальные имитаторы, известные как ARTS-V1 (англ. Advanced Radar Threat System–Variant 1 - усовершенствованный системный вариант радарной угрозы, вариант 1). Аппаратура, размещаемая на буксируемых платформах, разработана компанией Northrop Grumman, выдаёт радиолокационное излучение, повторяющее боевую работу ЗРК средней и малой дальности: С-75, С-125, «Оса», «Тор», «Куб» и «Бук».


Радиолокационный имитатор ARTS-V1


В состав аппаратуры включены собственные оптические и радиолокационные средства, способные самостоятельно обнаруживать и сопровождать летательные аппараты. Всего МО США приобрело 23 комплекта аппаратуры общей стоимостью $75 млн., что позволяет задействовать её в ходе учений не только на американской территории, но и за рубежом.

По информации, опубликованной Lockheed Martin, эта компания получила контракт стоимостью $108 млн. на поставку 20 мобильных комплектов аппаратуры ARTS-V2, которая должна воспроизводить излучение зенитно-ракетных систем большой дальности. Хотя тип ЗРС не раскрывается, по всей видимости, речь идёт о дальнобойных ЗРС типа С-300П, С-300В, С-400 и китайских HQ-9. Согласно американским источникам в настоящее время ведутся исследования в части создания ARTS-V3, но пока каких-либо достоверных сведений, касающихся этой аппаратуры, не имеется.

Надо сказать, что это не первый опыт Lockheed Martin в части разработки электронных имитаторов систем ПВО. В конце 90-х специалисты компании по заказу ВВС США создали стационарную аппаратуру Smokie SAM, воспроизводящую боевую работу самоходной установки разведки и наведения ЗРК «Куб» и имитирующую с помощью пиротехнических устройств запуск зенитных ракет.


Аппаратура Smokie SAM на полигоне в окрестностях авиабазы Неллис


Данная аппаратура до сих пор находится в рабочем состоянии и эксплуатируется на объекте Tolicha Peak Electronic Combat Range, расположенном в окрестностях авиабазы Неллис в штате Невада.

Компанией ESCO Technologies в 2005 году создан радиолокационный имитатор AN/VPQ-1 TRTG, воспроизводящий работу радиолокационных средств ЗРК «Куб», «Оса» и ЗСУ-23-4. Достаточно компактная аппаратура размещена на шасси пикапа повышенной проходимости, что позволяет оперативно перебрасывать её к месту проведения учений. Станция имеет три передатчика, работающих на разных частотах, которые управляются с помощью современных вычислительных средств.


Радиолокационный имитатор AN/VPQ-1 TRTG


Радиолокационный имитатор используется совместно с неуправляемыми ракетами GTR-18 Smokey, которые визуально имитируют пуск ЗУР, что в свою очередь позволяет максимально приблизить обстановку на учениях к реальной. В настоящее время мобильные комплекты AN/VPQ-1 TRTG эксплуатируются на полигонах США и ФРГ.

Впрочем, с одновременным созданием радиолокационных имитаторов американские эксперты не оставляют попыток заполучить современные системы ПВО, состоящие на вооружении в России и странах, которые могут потенциально оказаться в числе противников США. Совсем недавно появилась информация, что МО США закупило на Украине очередную трёхкоординатную радиолокационную станцию боевого режима 36Д6М1-1. Радиолокатор, работающий в дециметровом диапазоне, способен с высокой точностью обнаруживать воздушные цели на дальности до 360 км и считается одним из лучших в своём классе. Эта станция, ведущая свою родословную от РЛС СТ-68, выпускалась запорожским ПО "Искра". Радиолокаторы данного семейства придавались зенитно-ракетным полкам ЗРС С-300П. После развала СССР радиолокационные станции 36Д6, произведённые на Украине, широко поставлялись на экспорт, в том числе и в Россию.


Выгрузка РЛС 36Д6 в порту


Десять лет назад американцы уже закупили одну РЛС 36Д6М-1. Ряд западных экспертов тогда объясняли это тем, что аналогичные станции после поставки С-300ПМУ-2 могут появиться в Иране, и в связи с этим необходимо её тестирование для выработки мер противодействия. Согласно информации, опубликованной в американских СМИ, радар, закупленный на Украине, использовался в ходе испытаний новых крылатых ракет и истребителя F-35, а также во время авиационных учений на базе Неллис. Американцев в первую очередь интересовала возможность противодействия и маскировки радиолокационным средствам, работающим совместно с ЗРС С-300П. В каких тестах на американских полигонах будет задействована вновь приобретенная РЛС 36Д6М1-1 пока не известно. Однако нет никаких сомнений, что простаивать эта станция без дела не будет.

По материалам:
https://web.archive.org/web/20041016062714/http://www.army.mil/soldiers/dec1998/features/valid.html
https://andrei-bt.livejournal.com/312718.html
https://www.popularmechanics.com/military/weapons/a22746/tanks-wargames-vismods/
https://aftershock.news/?q=node/684814&full
https://www.lazygranch.com/sa.htm
https://www.ahntech.com/what-we-do/
http://www.ace-high-journal.eu/breitenbach.html
http://yorkshireairmuseum.org/latest-news/elvington-air-museum-air-defence-excercise/
http://www.pinsdaddy.com/electronic-combat-ranges
https://defpost.com/northrop-grumman-provide-advanced-electronic-warfare-simulation-capability-saudi-arabia/
https://forums.eagle.ru/showthread.php?p=3166702
http://airrecognition.com/index.php/archive-world-worldwide-news-air-force-aviation-aerospace-air-military-defence-industry/global-defense-security-news/global-news-2017/june/3530-lockheed-martin-wins-108-mn-contract-for-arts-v2-simulation-system-development.html
http://www.oocities.org/marksrealm/bases029.html
Автор:
Линник Сергей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти