Гражданский подвиг советского офицера

С тех страшных дней прошло 25 лет. Дней, когда Конституция России была расстреляна вместе с людьми, которые пришли ее защитить, а Дом Советов из белоснежного здания превратился в черный дом. Многие очевидцы и участники тех событий делятся своими воспоминаниями о днях противостояния законного парламента (Верховного совета РФ) и президента Бориса Ельцина, который по тогдашней Конституции мгновенно стал незаконным с того самого момента, как подписал указ о разгоне законодательного органа страны.

В частности, издание «Взгляд» опубликовало интервью с тогдашним командиром «Вымпела», генерал-лейтенантом запаса Д. Герасимовым. «Вымпел» в то время повел себя не самым плохим образом: не желал стрелять в людей, сумел вывести из горящего Дома Советов часть его защитников и спасти их от неминуемой смерти. Но все же подразделение арестовывало руководителей обороны Дома Советов, а, как ни критикуй Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого, они защищали законность в стране. Если следовать Конституции, то все воинские подразделения обязаны были встать на сторону Верховного Совета. Особенно после того, как Конституционный суд объявил ельцинский указ о «поэтапной конституционной реформе» (ставший основанием для разгона парламента) незаконным. Более того, Ельцин после этого, согласно тогдашнему законодательству, подлежал импичменту.


Но на самом деле получилось, что даже далеко не самые плохие люди в те дни не нашли в себе моральных сил на то, чтобы встать на защиту Конституции. Вот и бывший командир «Вымпела», делясь воспоминаниями, рассказал, что тогда его вместе с руководителем «Альфы» собрал один из ельцинских соратников Михаил Барсуков, приказав «навести порядок». Такую же риторику о «порядке» использовал и Ельцин. Спецназовцы отнеслись к этому приказу «с опаской». Больше всего они боялись не того, что вместе с Ельциным нарушат закон, а того, что их потом предадут, как это было, например, после событий в Вильнюсе (еще при Советском Союзе, когда спецназ предотвращал сепаратизм, а Горбачев потом заявил, что никого не посылал).

Оказывается, по признанию Герасимова, спецназовцы тогда имели возможность арестовать Ельцина, но «ни у кого и мысли такой не возникало». Кстати говоря, «Вымпел» ельцинская власть потом все же предала, ликвидировав подразделение.

Истории и последующим поколениям еще предстоит дать оценку как поведению тех, кто непосредственно расстреливал Дом Советов из танков, так и тех, кто колебался. Однако в эту печальную годовщину хочется вспомнить о другом человеке, офицере, воине, который (один из немногих) осмелился выступить на стороне Конституции и ее защитников.

Этого человека звали Игорь Владимирович Остапенко.

Гражданский подвиг советского офицера


Он в те дни не рассуждал: предадут или не предадут. Он просто выполнял свой долг именно так, как и следовало в полном соответствии с законом, а также с присягой и с понятием офицерской чести. К сожалению, он был единственным, кто так себя повел.

Родился Остапенко в Казахстане, в городе Чимкенте, в 1966 году, в семье интеллигентов. Его отец был кандидатом философских наук, мать — школьной учительницей. Была у Игоря мечта с ранних лет — стать моряком. Эта мечта привела его в Киевское высшее военно-морское училище, которое он закончил в 1990 году. После этого его перевели служить в Московскую область.

К тому времени, когда вспыхнули бурные события 1993 года, Игорь Остапенко был в звании старшего лейтенанта. Служил в военном городке Ногинске-9 на должности помощника командира роты 69-го испытательного центра морской и космической разведки Военно-морского флота.

В тот черный день, 3 октября, когда Ельцин пролил кровь у Останкино и дело шло к расстрелу Дома Советов, Остапенко собрал своих бойцов и сказал, что, согласно присяге, необходимо быть среди защитников закона. Но он не может приказывать, может только призвать тех, кто пойдет с ним добровольно. 21 человек вызвался вместе с Остапенко направиться в Москву на защиту Верховного Совета. Вооружившись автоматами, группа двинулась в Москву. По дороге им удалось раздобыть грузовик ЗИЛ.

К сожалению, командир воинской части В. Сидоренко предал своего сослуживца и сообщил о его выдвижении ельцинским правоохранительным органом. В итоге в четыре часа утра 4 октября Щелковский ОМОН устроил бойцам засаду. Это произошло на 31-м километре Щелковского шоссе.

Бой был неравным: омоновцев было намного больше. Несколько участников группы Остапенко получили ранения. Убит и один из нападавших. В принципе, бойцы не хотели стрелять по омоновцам, но, к сожалению, убедить их в том, чтобы перешли на сторону закона, не удалось.

Когда ситуация стала безнадежной, Остапенко ради сохранения жизни своих спутников приказал им сдаться. А сам сказал: «Советские офицеры не сдаются». И застрелился.


Уже после того как Дом Советов был расстрелян, а политические силы, которые поддерживали его защитников, пережили чрезвычайное положение, прошли через запреты и гонения, они начали добиваться того, чтобы на месте гибели Остапенко был сооружен мемориал. Власти чинили препятствия, но на третью годовщину трагических событий, в 1997 году, на Щелковском шоссе удалось установить памятный знак. Причем средства на его установку собирались народом, а шефство над этим скромным мемориалом взяла на себя одна из школ Щелково. Кроме того, Герой Советского Союза, генерал армии Валентин Варенников принял решение отдать свою Золотую звезду родителям Игоря Остапенко.

Теперь каждый год в начале октября на это место приезжают люди. Они возлагают живые цветы к месту гибели человека, который не побоялся встать на сторону закона и поплатился за это жизнью.

К сожалению, и сейчас не дана справедливая оценка тем событиям. Кто-то пытается представить дело так, будто бы расстрел Дома Советов являлся предотвращением переворота по типу того, что сейчас называют цветными революциями. На самом деле он как раз и был госпереворотом, ликвидировавшим Конституцию. После него через референдум протащили другую конституцию, но это не отменяет незаконности действий Ельцина. Зачем же ему потребовалось разгонять высший законодательный орган страны, а затем и расстреливать Дом Советов? Ведь тогда он еще обладал поддержкой большинства и мог бы играть на конституционном поле. Все дело было в том, что близкие к нему круги хотели провести процесс бесконтрольной и преступной приватизации как можно скорее. Верховный Совет пытался затормозить этот откровенно грабительский курс. Невольно вспоминается изречение Карла Маркса о том, что капитал пойдет на любое преступление, когда речь идет о прибыли в 300%. Ради этих прибылей и были убиты те, кто пришел к Дому Советов, как и Игорь Остапенко, не сумевший прорваться в тот день в Москву.
Автор:
Елена Громова
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

88 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти