Почему Казахстан зовёт мир к религиозной толерантности?

На этой неделе в столице Казахстана Астане пройдёт очередной Съезд лидеров мировых и традиционных религий, шестой по счету. Первый такой форум, созванный по инициативе президента Казахстана Назарбаева, состоялся 15 лет назад, в сентябре 2003 года. С тех пор съезды лидеров мировых религий проходят регулярно, с периодичностью раз в три года.




Конфессии мира в поиске согласия

Они приобретают популярность. Если в первом таком форуме приняли участие 17 делегаций, представляющих самые массовые религиозные конфессии мира (ислам, христианство, иудаизм, буддизм, индуизм, даосизм, синтоизм и другие), то уже на пятый Съезд лидеров мировых и традиционных религий в 2015 году в Астану приехали 80 делегаций из 42 стран мира.

Своё приветствие съезду тогда направил патриарх Московский и всея Руси Кирилл. (По последней переписи 26% населения Казахстана назвали себя христианами.) С его благословления в форуме приняли участие митрополит Астанайский и Казахстанский Александр, патриарший экзарх всея Беларуси митрополит Минский и Заславский Павел, представители различных структур Московского патриархата.

Интересно, что, помимо руководителей религиозных конфессий, в Астану приехали главы государств (король Иордании Абдалла II, президент Финляндии С. Ниинистё, президент Эфиопии Мулату Тешоме) и руководители влиятельных международных организаций (генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, генсек ОБСЕ Л. Заньер, генсек ОИС И. Мадани, представитель Альянса цивилизаций ООН Насир Абд аль-Азиз Ан-Насер и другие авторитетные светские персоны).

Такое широкое конфессионное и политическое представительство обусловлено целями религиозного съезда в Астане. Их ещё пятнадцать лет назад определил инициатор религиозного съезда Нурсултан Назарбаев, заявив о достижении «понимания исключительной важности мира, согласия между религиями, народами и государствами».

В условиях роста религиозного экстремизма и терроризма спрос на такую повестку оказался высоким. Он находит своё отражение в итоговых документах астанинских форумов, где декларируется прекращение военных конфликтов и насилия против граждан, осуждается практика использования современных коммуникаций (СМИ, Интернета) для разжигания межконфессиональной розни между людьми и т.д.

Интерес Нурсултана Назарбаева к религиозной толерантности и согласию возник не на пустом месте. Многие связывают его инициативу с террористической атакой в Америке, которую провели исламские экстремисты в сентябре 2001 года. Это трагическое событие было, конечно, потрясением для мира, но оно всё-таки далеко от Казахстана и проблем его граждан.

Здесь современная религиозная история, как, впрочем, и в других постсоветских странах, началась после распада СССР. В новых условиях лидеры республик, а теперь уже независимых государств, вынуждены были отказаться от коммунистической идеологии и остались без стержня, объединяющего общество.

Ренессанс религии на постсоветском пространстве

Поиск национальной идентичности и национальных идей, притом, что потребность в них была чрезвычайно высока, ничего путного не принёс. Вот тогда-то лидеры постсоветских государств дружными рядами двинулись на конфессиональное поле, чтобы веками наработанными религиозными установлениями и традициями подменить отсутствие собственных идей, объединяющих нацию.

Получилось как-то не очень. Не хватало знаний, опыта, понимания религии, как таковой, а главное – люди в массе своей не привыкли строго придерживаться религиозных норм. Обществу не удавалось возвысить эти нормы над своими жизненными приоритетами и самосознанием, ввести в практику общения.

Казахстан в этом ряду стал самым ярким примером. Номинально исламская страна получила такое светское развитие, что возвращение в лоно религии уже требовало революционной ломки сознания. Сказалось, конечно, многолетнее влияние коммунистической идеологии. Но в большей степени – кочевая история самого казахского народа.

Эксперты отмечают, что условия жизни кочевников не располагали к соблюдению многих исламских традиций, например, ежедневному многократному намазу, обособлению женщин в жилище или даже манере одеваться в соответствии с канонами веры. Потому в жизни казахов не было непрактичных в кочевой жизни паранджи, хиджабов и никабов, вошедших сегодня в обиход верующих женщин.

Ещё более серьёзной проблемой для Казахстана стало отсутствие богословских традиций. Их восполняли, приглашая толкователей ислама из арабских стран. Вместе с ними ехали работающие в исламской традиции общественные организации. Так, например, в Казахстане появилось отделение кувейтского благотворительного «Общества социальных реформ».

Вскоре выяснилось, что эта организация под предлогом обучения казахов арабскому языку занялась распространением ваххабистской литературы, вербовкой своих духовных сторонников. Этим занимались как раз те самые толкователи и преподаватели, которые должны были наполнить Казахстан пониманием ислама.

Власти почувствовали угрозу конфессиональной и социальной стабильности, исходящую от кувейтских «просветителей» и пресекли их деятельность в стране. Этот случай стал поводом для принятия закона «О противодействии экстремизму». В Казахстане запретили деятельность организаций, «ставивших своей целью закрепить в стране верховенство одной религии, разжигание религиозной вражды и розни, пропаганду религиозного экстремизма и совершение действий, направленных на использование межконфессиональных различий в политических целях».

Под новый закон попали уже развившие свою активность в стране «Хизб ут-Тахрир», «Братья мусульмане», «Талибан», «Жамаат моджахедов Центральной Азии», «Лашкар-и-Тайба», «Боз гурд», «Асбат аль-Ансар» и упоминаемое здесь кувейтское «Общество социальных реформ».

«Казахи – не арабы»

Запрет на деятельность религиозных экстремистов не поколебал уверенность властей Астаны в том, что только на ценностях религиозной традиции они могут объединить общество. Меж тем в полиэтническом и многоконфессональном Казахстане задача это очень непростая.

Нурсултан Назарбаев пытается решить её, прямо обращаясь к нации: «Мы, казахстанцы, – говорит президент, – уважаем и любим свою религию — мусульманство, но мы уважаем и все другие религии, и веры, которые предпочитают наши граждане. На этой основе мы сохраняем единство, сплоченность, дружбу нашего народа… Читайте Тору, Коран и Библию, в них — самая мудрость».

Эти слова президента Назарбаева показывают, что инициатива созыва съезда мировых и традиционных религий имела не только международное значение. Религиозная толерантность нужна самому Казахстану. Нужна, чтобы переосмыслить роль религии в современном обществе, сопоставить её с историческими традициями и ментальностью народа.

Плоды такого переосмысления уже проявляются. В 2011 году в Казахстане был принят закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». Он закреплял «право на свободу не противоречащей закону религиозной деятельности». Однако не все лазейки для радикальных последователей ислама оказались перекрыты.

Страна пережила серию терактов, исполненных религиозными экстремистами. Достаточно вспомнить нападение в 2016 году на воинскую часть в Актобе, где жертвами стали и военнослужащие и сугубо гражданские лица. Теперь парламент пересматривает закон о религиозной деятельности.

Никто в Астане прямо не говорит, но совершенно очевидно, что основные изменения в законе адресованы представителям так называемого «радикального ислама». Косвенно это подтвердила председатель Комитета по международным отношениям, обороне и безопасности Сената Казахстана Дарига Назарбаева.

«Мы казахи, мы не арабы, – активно цитируют местные СМИ слова Назарбаевой. – У нас очень либеральное законодательство и отношение ко всем религиям… Если религиозное воззрение направлено на развитие общества, пропагандирует толерантность, мир и спокойствие в стране, то тогда ради бога и добро пожаловать».

В новом законе госслужащим запретят состоять в религиозных объединениях, использовать своё служебное положение в интересах этих объединений. В то же время органы исполнительной власти наделят большими полномочиями по контролю за деятельностью религиозных групп.

Немаловажная деталь. Законодатели предлагают защищать штрафами от оскорблений не только чувства верующих, но и атеистов. Иными словами, религия уже не будет для власти единственным инструментом воздействия на общество. Астана теперь демонстрирует готовность учитывать интересы как представителей разных конфессий, так и неверующих.

Ожидается, что эта тема получит развитие на очередном Съезде лидеров мировых и традиционных религий. Министр общественного развития Казахстана Дархан Калетаев поделился с местными СМИ инсайдом: на предстоящем форуме Нурсултан Назарбаев объявит о создании Центра по развитию межконфессионального и межцивилизационного диалога.

Этот диалог нужен не только миру, но и казахстанскому обществу. Возможно, съезд в Астане откроет к этому путь.
Автор:
Геннадий Грановский
Использованы фотографии:
depositphotos.com
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти