Глаза армии. Ч. 1

Проведение качественной разведки – одна из важнейших задач, стоявших перед армейской кавалерией и авиацией – особенно в первый период Первой мировой войны, во время сосредоточения и развертывания армий в начале кампании 1914 г.




Посмотрим на реализацию этой задачи на примере двух русских армий – 1-й и 5-й. Помимо специфики ТВД, на которых пришлось действовать данным оперативным объединениям, на качество применения конницы и авиации в разведывательных целях повлияли и решения командования упомянутых армий.


Командующий 1-й армией Северо-Западного фронта генерал от кавалерии П.-Г. К. Ренненкампф


Командующий 5-й армией Юго-Западного фронта генерал от кавалерии П. А. Плеве

Начнем с 5-й армии.

На схеме № 1 изображено - какими сведениями о сосредоточении австрийской армии к началу боевых операций располагало командование Юго-Западного фронта. Видно, что эти сведения были настолько подробны и достоверны, что ничего лучшего нельзя было и пожелать. Их недостатком было лишь то, что они относились к 1912 г., а с тех пор многое могло измениться. Следовательно, первым вопросом, встающим перед каждой из армий Юго-Западного фронта, было: «Изменились ли планы противника и если изменились, то как именно?» В зависимости от того или иного ответа на этот вопрос армейское командование должно было прибегнуть или к частичной перегруппировке сил, или к постановке несколько измененных задач, или, наконец, оставить все без изменений. Итак, нужно было разрешить этот вопрос.


Схема № 1

Штаб 5-й армии мог воспользоваться следующими разведсредствами: 1) резидентурой (собственно говоря, это был ресурс Юго-Западного фронта), сосредоточенной во всех важнейших пунктах сосредоточения австрийских войск, 2) армейской конницей и, наконец, 3) авиацией.

Русская резидентура прекратила поставлять информацию в самый критический момент: начиная с 28 июля, аккуратные до сих пор донесения резидентов обрываются вплоть до 20 августа. Таким образом, это средство отпало и, следовательно, проверить при его помощи действительность полученных из других источников сведений было невозможно.

Армейская конница была представлена к 29 июля 1-й Донской казачьей и 7-й кавалерийской дивизиями, а также двумя отдельными кавалерийскими бригадами (2-й и 3-й). Последние распоряжением командарма-5 были сведены в Сводную кавдивизию.

Армейской авиации не было, но имелись 3 корпусных авиаотряда: 19-й, 25-й и 17-й.

29 июля (за десять дней до начала наступления армии), т. е. в период сосредоточения, командарм-5 ставит армейской коннице следующие задачи:


Начальнику 1-й Донской казачьей дивизии: «Дивизии надлежит выяснить, какие силы сосредоточиваются в Рава Русская и на фронте Любачув – Немирув - Магирув, выследить движение колонн противника с этой линии. Если на этой линии противник обнаружен не будет, то искать его на линии Краковец - Янов».

Сводной кавдивизии: «Выяснить группировку сил у Сокаля и на линии Унув – Белз - Кристинополь, выследить движение колонн противника с этой линии. Если в указанном районе крупных сил не встретится, то искать на линии Рава Русская - Мосты Вельки и далее на линии Магирув – Жолкиев - Каменка Струмилова. Задачу выполнять обеим дивизиям энергичным движением вперед в указанных полосах, выступив утром 31/VII из мест нынешнего расположения. Ожидаются сведения о крупных силах пехоты. Поэтому на кавалерию обращать внимание, лишь поскольку она мешает выполнению задач».

Начдив-7 получил следующую задачу: «...Вверенной вам дивизии надлежит энергичным движением вперед в пределы Австрии выяснить, какие силы сосредоточиваются на направлении: Сокаль – Кристинополь - Каменка Струмилова и Стоянов – Радзихов - Каменка Струмилова, выследить движение колонн противника... Далее разведка – Каменка Струмилова - Жолкиев. Начало выступления утром 31/VII».

2 августа штаб 5-й армии поставил авиации следующие задачи:

19-му корпусному авиаотряду разведать полосу: Замостье – Цешанув – Любачув – Замостье - Рава Русская – Магирув - Городок, обратив особое внимание на районы: Рава Русская, Немирув, Магирув и Цешанув - Любачув.

25-му корпусному авиаотряду разведать полосу: Замостье - Рава Русская – Магирув - Львов и р. Зап. Буг от Грубешов до Каменка Струмилова. Особое внимание обратить на районы: Белз, Унув, Кристинополь, Мосты Бельки.

17-му корпусному авиаотряду: реку Западный Буг от Литовиж до Каменка Струмилова и Локачи, Свинухи, Горохов, Стоянов, Радзихов, Буск, обратить особое внимание на районы: Каменка Струмилова, Сокаль и шоссе Каменка - Стоянов.

Были ли поставлены какие-либо задачи агентуре и посылались ли агенты - выяснить не удалось.

Вследствие прекращения поступления донесений от русских резидентов мы вправе заключить, что основными средствами разведки оказались конница и авиация. Весьма легко видеть (схема 1), что конница при правильном выполнении поставленных ей задач должна была столкнуться: во-первых, с частями, прикрывающими мобилизацию и сосредоточение, и, во-вторых, при дальнейшем продвижении, с авангардами 5-го, 14-го, 6-го и 3-го армейских корпусов. Авиация должна была проникнуть в район главных сил австрийских корпусов, вскрыв передвижения, связанные с сосредоточением.

На практике законные ожидания армейского командования осуществились в очень незначительной степени.

Во-первых, единодушным желанием командиров русских кавдивизий (особенно 7-й и Сводной) было не энергичное движение вперед, как то предписывала телеграмма командарма, а стремление, слегка подравшись с противником, отскочить затем возможно подальше назад - на спокойный ночлег. Эти желания вызывают раздраженные и очень суровые напоминания командарма. В одной из телеграмм, адресованных начдиву-7, говорится: «По выполнении части задач отнюдь не отходить назад, а энергично двигаться вперед». В другой телеграмме, начдиву Сводной, П. А. Плеве прямо указывает на необходимость при встрече с противником прорываться или обходить его, а отнюдь не отскакивать. Но все это мало помогает, и командарму остается одно средство - сменять начдивов (так позднее был сменен начдив 1-й Донской), но и это не дает большого эффекта.

Теперь проследим - как менялась обстановка в глазах командарма в зависимости от донесений конницы:

1 августа 1-я Донская дивизия ведет бой в районе Белжец (Схема 2) с частями 55-го, 85-го и 89-го пехотных полков 10-го корпуса противника. В этом факте не было ничего ни ценного, ни неожиданного: 10-й корпус, как расположенный в этом районе в мирное время, естественно, получил задачу прикрывать сосредоточение, и еще 29 июля командарму-5 было известно что на линии Цешанув – Томашев – Унув - Белз имеются части 10-го корпуса. Но уже 2-го августа на всем фронте армии обнаруживается ряд сюрпризов: во-первых, у Равы Русской в ходе боя определяются части 4-го корпуса, а у Пасека - силы, принадлежащие 2-му корпусу. Поневоле складывалось впечатление, что 4-й корпус выведен из оперативного резерва и вклинен между 10-м и 5-м корпусами. Здесь следует отметить, что еще 29 июля части 5-го корпуса обнаружены восточнее Белз, а левее 4-го корпуса (т. е. между 4-м и 10-м) выдвинуты части 2-го.


Схема 2

Этим в корне разрушалось то представление о сосредоточении австрийской армии, которое имелось у русского командования. Для того чтобы с полной уверенностью сказать, что австрийцы изменили свой план сосредоточения, штарму-5 нужно было, во-первых, получить от 8-й армии сведения об отсутствии на ее фронте частей 2-го корпуса и, во-вторых, выяснить вопрос о нахождении или отсутствии частей 14-го корпуса на фронте 5-й армии. Первые сведения можно было получить только от штаба Юго-Западного фронта. Второе должна была дать Сводная кавдивизия. Между тем разведка других армий и фронтов «с несомненностью» установила: 1) что 14-й корпус вместе с 8-м направлен против Франции (разведсводка № 3), 2) что части 2-го корпуса находились также на фронте Броды - Лешнюв. Но самой интересной оказалась судьба 4-го корпуса: его части, помимо указанных выше (у Равы Русской), были обнаружены в районе Земблин - Шабац (на Дунае) и на Сане. Из этого читатель сможет легко сделать вывод - насколько опасно без сопоставлений всех имеющихся данных довериться одному разведсредству и на основании его сведений рисовать себе какие-либо картины.

Как бы то ни было, но разведка 5-й армии при сопоставлении ее сведений и сведений разведки других армий дала 2 вывода кардинальной важности: 1) план сосредоточения австрийцами совершенно изменен и 2) части в корпусах противника перемешаны и полки, которые по плану 1912 г. должны быть в одних корпусах, оказались в других. Конечный вывод, вытекающий из сопоставления данных, полученных из Сербии и от всех армий Юго-Западного фронта, был следующим: против армий фронта могут быть части: 1-го, 2-го, 3-го, 5-го, 6-го, 7-го, 9-го, 10-го, 11-го, 12-го корпусов. Сведения эти соответствовали действительности (кроме данных о 7-м корпусе и об отсутствии 14-го корпуса - на самом деле 14-й корпус был на Юго-Западном фронте, а 7-го не было).

Таким образом, к 3 августа, т. е. за 4 дня до начала наступления, армейское командование могло сказать: необходима организация новой разведки. Задачей этой разведки являлись не проверка имеющихся данных, а сбор новых. Командарм решает эту задачу просто: он понуждает конницу к выполнению прежних задач путем выдвижения вперед.

Конница, кроме 7-й кавдивизии, выдвигается, сбивает охраняющие части 10-го корпуса и дает к 10 августа новые и очень важные сведения (схема 3). Чтобы понять их важность, необходимо указать, как изменилась обстановка и задача 5-й армии. К этому времени (10 августа) в связи с тяжелым положением 4-й армии (на основании указаний ГлавкоЮЗа) командарм-5 решает помочь ей ударом по флангу и тылу австрийских войск, действующих против 4-й армии. Сначала для этого предназначены два корпуса (25-й и 19-й), которые к 11 августа повернуты фронтом на юго-запад. Но к вечеру 10 августа начдив Сводной доносил, что в районе Ярчов – Лащов – Кристинополь - Каменка Струмилова – Жолкиев - Рава Русская значительных сил противника нет - и лишь в Львове, по сведениям местных жителей, имеются крупные силы. Тогда (11 августа) командарм-5 решает изменить направление движения 5-го и 17-го корпусов на юго-западное (вместо южного). Этот маневр тем более привлекателен, что утром 10 августа летчик 25-го авиаотряда обнаружил наступление австрийских дивизий на север (см. схему 3), а начдив 3-й Донской донес, что это - силы, принадлежащие 2-му корпусу австрийцев. Но вместе с тем на такой маневр командарм-5 мог решиться, зная то, что ему сообщила Сводная кавдивизия о районе Каменка – Жолкиев - Рава Русская.


Схема 3

Но после того как Сводная дивизия добыла эти сведения, штаб армии не возражал против ее отхода из района Жолкиев - Каменка. Вследствие этого успешная вначале для 5-й армии Томашевская операция была сорвана неожиданным появлением 15-го августа 17-го и 14-го корпусов австрийцев из-под Львова.


Схема 4. Положение армий Юго-Западного фронта к 7 августа 1914 г.

Следует сказать о действиях авиации.

Отряд № 25 располагал 4 самолетами Ньюпора, отряд № 19 - 3 самолетами Фармана (один из них был неисправен). Обычная высота разведывательного полета при отсутствии противника - около 800 м, и под огнем - до 1200 м; средний радиус действия - около 200 - 250 км. При выполнении задач, поставленных армией, авиаотряды пытались организовать систематические утренние и вечерние полеты - что удавалось лишь изредка (вследствие малочисленности парка). Поэтому обычно в воздухе одновременно на всем фронте армии было не больше 1 - 2 самолетов, которые особое внимание уделяли шоссе или железным дорогам. Наиболее удачным следует считать полет, начатый в 5 часов 30 минут 10 августа – он обнаружил наступление крупных австрийских сил. В остальные дни летчики обнаруживали незначительные части противника – что не имело никакого оперативного значения. Таким образом, все основные разведывательные данные 5-й армии дала конница.


Схема 5. Обычные разведывательные полеты самолетов 25-го и 19-го корпусных авиаотрядов и полет 10-го августа

Окончание следует...
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти