Блеск и нищета рыцарских турниров

Бесстрашный воин на поле сражения и галантный кавалер при дворе, закованный в латы рыцарь, вне всяких сомнений, является центральной фигурой и символом средневековой Европы.




Воспитание будущих рыцарей чем-то напоминало спартанское. По обычаям тех лет, до 7 лет отпрыски благородных семейств воспитывались у матери, с 7 до 12 лет – у отца. А после 12 лет отцы обычно отправляли их ко двору своих сеньоров, где они вначале выполняли роль пажа (в некоторых странах их называли валетами или дамуазо).


Alexandre Cabanel, Paige


Дальнейшей ступенькой на пути к рыцарскому званию была служба экюйе, то есть оруженосцем. Экюйе обычно заведовал конюшней сеньора и уже имел право носить меч. В 21 год молодой человек посвящался в рыцари. Звание рыцаря налагало на человека определенные обязательства, невыполнение которых порой приводило к разжалованию. В XII веке данный обряд заключался в обрубании шпор у пяток. В дальнейшем он принял более театральные и вычурные формы.

Итак, принимая на себя звание рыцаря, молодой человек, помимо службы сеньору, брал на себя обязательство подчиняться неписаному кодексу чести, соблюдая верность двум культам. Первым и важнейшим из них был «культ 9 бесстрашных», в число которых входили 3 язычника (Гектор, Цезарь, Александр Македонский), 3 иудея (Иисус Навин, Давид, Иуда Маккавей) и 3 христианина (король Артур, Карл Великий, Готфрид Бульонский).


Годфруа́ де Бульо́н, один из «9 бесстрашных»


Подражание им было первой обязанностью каждого рыцаря. Но в наше время гораздо более известен воспетый в рыцарских романах куртуазный культ Прекрасной Дамы, родившийся в Аквитании и Пуату. На этом пути рыцарь проходил несколько стадий, первой из которых была стадия «робкого рыцаря» – еще не поведавшего о своих чувствах избранной им даме. Открывшись даме сердца, рыцарь получал статус «молящего», а будучи допущенным к служению ей, становился «услышанным».

Блеск и нищета рыцарских турниров

Walter Crane, La Belle Dame sans Merc, 1865 год


После того как дама дарила рыцарю поцелуй, кольцо и символ (пояс, шарф, вуаль либо платок, которые он укреплял на шлеме, щите или копье), тот становился ее вассалом. С культом прекрасной дамы тесно связано движение трубадуров (странствующие поэты и композиторы) и менестрелей (певцов, исполняющих песни трубадура), которые часто путешествовали вместе, как рыцарь и оруженосец.


Gustavo Simoni, The Minstrels Story


Отношения между рыцарем и его дамой сердца (которая к тому же часто была замужней женщиной), как правило, оставались платоническими. "Я не думаю, что Любовь может быть разделенной, ибо, если она будет разделена, должно быть изменено ее имя", – так прокомментировал данную ситуацию рыцарь и трубадур Арнаут де Марейль.


«Лишь позовите – и помощь подам
Из сострадания к вашим слезам!
Платы не надо – ни ласк, ни речей,
Даже обещанных вами ночей.


Стихи Пейре де Барджака.)

Впрочем, давайте не будем идеализировать "певцов любви". Подозреваю, что и самим трубадурам, и их слушателям, гораздо больше нравились совсем другие песни. Например, знаменитая сервента Бертрана де Борна:

"Любо видеть мне народ
Голодающим, раздетым,
Страждущим, не обогретым!
Чтоб вилланы не жирели,
Чтоб лишения терпели,
Надобно из года в год
Век держать их в чёрном теле...
Пускай крестьянин с торгашом
Зимой походят нагишом.
Друзья, забудем жалость,
Чтоб чернь не размножалась!
Теперь закон у нас таков:
Плетьми лупите мужиков!
Плетьми – заимодавцев!
Убейте их, мерзавцев!
Их мольбам не внемлите вы!
Топите их, кидайте в рвы.
Навек свиней проклятых
Сажайте в казематы!
Бесчинства их и похвальбу
Давно пресечь пора нам!
Смерть мужикам и торгашам!
Погибель горожанам!"



Бертран де Борн, который в одном из своих стихотворений назвал Ричарда Львиное Сердце «мой Рыцарь Да и Нет»


Настоящий гимн сословной спеси, непроходимой глупости и уверенности в полной безнаказанности. Можно представить, как "нравились" такие песенки представителям Третьего сословия. Потомкам рыцарей и трубадуров заплатить за них придется своей кровью.

Но мы, кажется, отвлеклись, давайте вернёмся в Аквитанию и Северную Италию, где в XII-XIV веках практиковались так называемые «суды любви», на которых знатные дамы выносили вердикты по сердечным делам. В одном из таких «судов» председательствовала знаменитая возлюбленная Петрарки – Лаура.


Лаура


Для бедных и незнатных рыцарей служение боевому культу и культу Прекрасной Дамы в равной степени открывало пути, следуя по которым можно было стать в общественном мнении на одну ступень с владетельными герцогами и князьями. Герцоги Аквитании и графы Пуату вставали с трона, чтобы встретить "короля поэтов" – трубадура Бертрана де Вентадорн, простолюдина, сына не то пекаря, не то истопника.


Бертран де Вентадорн


А Гийом ле Марешаль, благодаря победам на рыцарских турнирах, не только разбогател и прославился, но даже стал вначале воспитателем юного короля Генриха III, а затем – и регентом Англии (1216-1219 г.г.).

Вы, наверное, обратили внимание на некое противоречие: ведь боевой и куртуазный культы, казалось бы, должны были вести рыцаря по двум разным дорогам. Это противоречие было разрешено путем организации рыцарских турниров, о которых писали поэты, и победы на которых рыцари посвящали своим дамам. История сохранила для нас имя человека, который оказался инициатором проведения данных состязаний. Согласно Хронике Святого Мартина Турского (написанной Пеано Гатино), им был Жоффруа де Прейи, который погиб в 1066 г. – увы, не на войне и не на поле чести, а от меча палача. Служение боевому и куртуазному культам не избавило рыцаря от соблазна примкнуть к одному из многочисленных заговоров того времени.

На первых турнирах рыцари не вступали в противоборство друг с другом. Начиналось все с квинтаны – конных упражнения с оружием, во время которых копьем или мечом необходимо было поразить манекен. Описание квинтаны приводится, например, в рассказах о первом крестовом походе (1096-1099 г. г.). Причем сообщается, что манекен в данном случае был снабжен рычагом, приводящим в действие его руку, которая била нанесшего неточный удар рыцаря в спину. Затем на смену квинтане пришел же де баг, по условиям которого требовалось на скаку попасть копьем в висящее кольцо. В дальнейшем появились и стали очень популярны «контактные» разновидности копейных состязаний-единоборств. Это были реннцойг, в котором необходимо было нанести точный удар в доспехи или шлем противника, и штехцойг – очень опасный вид единоборства, где для победы требовалось выбить соперника из седла. В конце XVI-начале XVII веков с развитием огнестрельного оружия турниры выродились в конный балет. Любители исторических романов, вероятно, неоднократно читали о карусели – конном балете, исполняемом по определенному сценарию.

Однако не будем забегать вперед и расскажем о турнирах именно то, что кажется наиболее интересным абсолютному большинству наших современников. Как ни странно, вначале рыцари на турнирах сражались не поодиночке, а боевыми группами – такие состязания получили название меле. Травматизм в побоищах с настоящим боевым оружием был необычайно высок, неудивительно что уже к 1216 г. меле уступили место беурдам, участники которых были вооружены деревянными мечами и тупыми копьями, а роль тяжелых лат выполняли дубленые кожаные куртки. Но поскольку бой с использованием такого «несерьезного» оружия был как бы не совсем настоящим, в XIV-XV в.в. беурд превратился в состязание оруженосцев и недавно посвященных рыцарей накануне основного турнира. А у турнирных бойцов в конце XIV века появилось специальное вооружение. Одновременно с беурдами зрители получили возможность наблюдать за парными поединками – джострой. И лишь потом дело дошло до индивидуальных поединков.


Рыцарский турнир, реконструкция


Но подлинным украшением турниров стали не вышеперечисленные разновидности поединков, а Па д`Арм – вооруженный проход. Это были костюмированные игры-состязания, протекающие по определенному сценарию и чрезвычайно напоминающие ролевые игры современных толкиенистов.



В основе действия лежали мифологические сюжеты, легенды рыцарского эпоса о Карле Великом и короле Артуре. На турнире у Источника слез в окрестностях Шалона в 1449-1550 г.г. защитник Дамы Источника Жак де Лален сразился с 11 противниками и победил во всех схватках. Рыцари, проигравшие бой на копьях, по его воле послали свое копье его сюзерену. Противники, проигравшие поединок на мечах, должны были подарить изумруд самой красивой даме королевства. А те, кому не повезло в поединке на топорах, одели золотой браслет с изображением замка (символ оков), снять который с них могла только дама, которая пожелает и сумеет это сделать. В 1362 г. в Лондоне много толков вызвал турнир, на котором ристалище защищали 7 рыцарей, одетые в костюмы 7 смертных грехов. А в 1235 г. участники турнира Круглого стола в Эсдене доигрались до того, что прямо с турнира отправились в крестовый поход.

Интерес к турнирам оказался настолько велик, что ради участия в турнире дворяне порой забывали о воинском долге и возложенных на них обязанностях. Так, в 1140 г. Ранульф, граф Фландрский, сумел захватить замок Линкольн только потому, что защищавшие его рыцари самовольно отправились на турнир в соседнем городе. В XIII-XIV веках турниры стали настолько популярны, что во многих европейских городах они стали проводиться и между богатыми горожанами. Причем экипировка богатых купцов не только не уступала, но часто даже превосходила экипировку аристократов. Рыцари же для организации турниров стали организовывать союзы и общества (Германия 1270 г., Португалия 1330 г. и т.д.). На собранные взносы проводились турниры, и покупалась экипировка. В 1485 г. в Германии было уже 14 соперничавших между собой турнирных братств. В Англии безусловным чемпионом была команда опытных рыцарей, созданная уже упоминавшимся нами Гийомом ле Марешалем, которая буквально терроризировала прочих участников турниров. Во время только одной из таких гастролей она пленила 103 рыцарей. Доставалось и самому Марешалю. Однажды, победив на очередном турнире, он куда-то исчез перед самой церемонией награждения. Герой был найден в кузнице, хозяин которой пытался снять с него покореженный шлем.

Что касается зрителей, то их поведение часто напоминало выходки современных футбольных фанатов, чему весьма способствовало отсутствие строгих правил определения победителей, которые появились лишь в XIII веке. Несогласие с решением арбитров порой приводило к серьезным волнениям и массовым беспорядкам. С целью предотвращения подобных происшествий, организаторы турниров и власти городов заключали специальные соглашения. Пример был подан в 1141 г. графом де Эко и муниципалитетом города Валенсии, которые заключили договор об ответственности виновных в беспорядках, устраиваемых с целью оспаривания результатов турниров. Там же, где власти полагались на «авось» часто случались происшествия типа «Бостонской ярмарки», когда в 1288 г. недовольные судейством пьяные оруженосцы сожгли половину английского города Бостон. Настоящее сражение произошло в 1272 г. на турнире в Шалоне, когда герцог Бургундский схватил короля Англии Эдуарда I за шею и принялся душить, что было воспринято как нарушение правил.


Эдуард 1, король Англии


На помощь своему сеньору бросились английские рыцари, бургундские дворяне также не остались в стороне, а затем в бой вступили и пешие воины, которые весьма эффективно использовали арбалеты. Случались на турнирах и другие печальные происшествия. Так, в 1315 г. в Базеле во время турнира рухнула одна из трибун, многие из стоявших на ней знатных дам получили травмы и ранения.

Настоящий прорыв в организации турниров произошел в 1339 г. в Болонье, где впервые появилась система судейства по очкам. К XV веку такая система оценки результатов стала общепринятой. Счет очков шел по сломанным копьям, которые специально делались из хрупких и ломких пород дерева – ели и осины. Одно копье присуждалось рыцарю, сломавшему его при попадании в корпус противника, два копья – если оно ломалось по всей длине, три копья – если удар выбивал противника из седла. Верхом искусства считалось, если рыцарю удавалось свалить противника вместе с конем или три раза попасть в забрало. Была введена и система штрафов: одно копье – за удар по седлу, два копья – если рыцарь задевал барьер.



В качестве турнирных призов обычно назначались боевое оружие или кони. На ежегодном турнире в Лилле призом победителю служила статуэтка золотого ястреба, а в Венеции – золотые венки и серебряные пояса. В 1267 г. в Тюрингии было посажено «волшебное дерево» с золотыми и серебряными листьями: рыцарь, выбивший соперника из седла, получал золотой лист, сломавший копье – серебряный. Но порой рыцари боролись и за гораздо более экстравагантные награды. В 1216 г. одна из английских дам, назначила главным призом живого медведя. В 1220 г. Вальтман фон Сетентетм из Тюрингии объявил, что рыцарь, одолевший «Хранителя леса», в награду получит почетную службу даме сердца побежденного. А правитель Магдебурга Брюн фон Шонебек в 1282 г. наградой победителю назначил «фею красоты» – красавицу незнатного происхождения.

Пользуясь возможностью легально собраться во всеоружии и с вооруженной свитой, бароны порой использовали турниры для организации заговоров и мятежей. Противники английского короля Генриха IV в 1400 г. попытались убить его на турнире в Оксфорде. Особое место в истории занимает турнир в Стене (1215 г.), на котором бароны заманили в ловушку короля Иоанна Безземельного, заставив его подписать Великую Хартию вольности.

Справедливости ради надо сказать, что, в отличие от участников современных ролевых игр, рыцари подвергались на турнирах весьма серьезной опасности. Часто отмечались тяжелые ранения, и даже гибель участников независимо от их знатности и общественного положения. Так, в 1127 г. на турнире погиб граф Фландрии Карл Добрый. В 1186 г. та же участь ожидала сына короля Генриха II Английского Жоффруа Бретонского. В 1194 г. этот список пополнился австрийским герцогом Леопольдом, а в 1216 г. был убит Жоффруа де Мандевиль, граф Эссекса. В 1234 г. погиб Флоран, граф Голландский. В 1294 г. на турнире никому не известным рыцарем был убит зять короля Англии Эдуарда I Жан, герцог Брабантский, на счету которого было 70 побед. Самым страшным оказался итог турнира в швейцарском городе Нусе (1241 г.), когда в пыли, поднятой скачущими лошадьми, задохнулось от 60 до 80 рыцарей. А 30 июня 1559 г. в Париже на поединке с капитаном шотландских стрелков графом Монтгомери погиб король Франции Генрих II. Обломок древка копья угодил в щель забрала и вонзился в висок короля.


Генрих II, Король Франции, портрет работы Франсуа Клуэ


Это печальное происшествие прославило врача и астролога Мишеля Нострадамуса, который незадолго до этого написал катрен:

«Молодой лев превзойдет старого
На поле битвы в поединке один на один
В его золотой клетке ему выколют глаз».


(Дело в том, что шлем Генриха был позолочен, а на гербах обоих противников были изображены львы.)


Мишель де Нострдам


Многочисленные жертвы привели к тому, что церковные соборы 1130, 1148 и 1179 г.г. вынесли вердикты, осуждающие и запрещающие турниры. Но монархи и рыцари всех европейских стран дружно проигнорировали данные решения и в 1316 г. Авиньонский папа Иоанн XXII был вынужден признать очевидное, снять все запреты на турниры и отменить церковное преследование их участников. Тем более что уже в XIV турниры постепенно утратили характер тренировки и состязания в воинской доблести – антураж значил больше собственно схваток. Высокородные аристократы желали не подвергать свою жизнь реальной опасности, а красоваться в роскошных доспехах на глазах у празднично разряженных дам. Экипировка стала настолько дорогой, что круг участников резко сузился. Турнирные бои становились все более условными. В 1454 г. на турнире герцога Бургундского большинство знатных гостей отправились на обед, даже не дождавшись окончания поединков.

Но, с другой стороны, появились импровизированные турниры во время военных действий. Во время одной из англо-шотландских войн (в 1392 г.) четверка шотландцев взяла верх над англичанами в поединке на лондонском мосту, и король Англии Ричард II был вынужден одарить победителей.


Ричард II, король Англии


Во время Столетней войны в Плоермале (Бретань) произошла «битва 30» – по 30 английских и французских рыцарей дрались пешими без ограничения в выборе оружия. Победили французы. В 1352 г. состоялся поединок между 40 французскими и 40 гасконскими рыцарями. Особую известность получил турнир в Сен-Энглевере близ Кале в 1389 г.: Жан Ле Менгр, Режинальд де Руайе и сеньор де Сен Пи бросили вызов английским рыцарям, объявив, что в течение 20 дней будут защищать указанное ими поле. Прибыли около 100 английских рыцарей и 14 рыцарей из других стран. Французы одержали верх в 39 поединках. Их оружие было оставлено на хранение в соборе города Булони, Карл VI наградил их 6000 франков.


Карл VI, король Франции


Знаменитый французский рыцарь Пьер Террай, сеньор де Баярд, девизом которого были слова «Делай что следует – и будь, что будет», считался непобедимым в конной копейной схватке, за что получил прозвище «копейщик». В 1503 г. он прославился, защищая мост через реку Гарильяно. В 1509 г. в турнире 13 на 13 он и рыцарь Ороз в ходе схватки остались вдвоем против 13 испанцев. В течение 6 часов они продолжали бой и остались непобежденными.


Пьер Террай, сеньор де Баярд


Баярд никогда не пользовался огнестрельным оружием и был убит выстрелом из аркебузы в сражении при реке Сезия в 1524 г. Могила его находится в Гренобле.

Последний турнир поклонники романтизма устроили в 1839 г. близ Эглинтона в Шотландии. Да и сейчас театрализованные бои в рыцарских доспехах становятся неотъемлемым атрибутом многих исторических праздников.
Автор:
Рыжов В.А.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

26 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти