Токугава Иэясу: заложник, сёгун, бог (часть 1)

Нобунага Ода: "Не запоёт — убью соловья!"
Хидзёси Тоётоми: "Надо заставить его запеть!"
Изясу Токугава: "Подожду, пока не запоёт…"

(Старинная японская притча о том, как три великих человека стояли под деревом, на котором сидел соловей)



Вот мы и подошли, наконец, к рассказу о человеке уникальной даже по японским меркам судьбы. Человеке не слишком значительного рода, с детства находившегося в заложниках, но волей судьбы и своим талантам ставшего правителем Японии и объявленного после смерти божеством. Причем он не только добился наивысшей, после императора, власти в стране, и власти вполне реальной, а не номинальной, но и передал ее своим детям, установив в Японии правление рода Токугава на… 265 лет! Именно столько, с 1603 по 1868 год, правили в стране сёгуны его рода, обеспечив ей мир, сохранение культуры, традиций и полнейший экономический застой, едва не обернувшийся для нее национальной катастрофой и полной потерей независимости!

Токугава Иэясу: заложник, сёгун, бог (часть 1)

Вот так Иэясу Токугава выглядит в японской живописной традиции.

Но знать, к чему приведет его потомков его «сейчас», он, конечно, не мог. Он просто хотел лучшего и для них, и для страны. Заметим, что в истории разных стран мира было довольно много правителей, к имени которых было добавлено затем слово «Великий». Но, что значит для правителя быть великим? Ну, прежде всего, наверное, правитель должен объединить страну или подвластные ему территории в одно экономическое и культурное целое и, заметим, сумели это сделать многие. Это и Кир Великий, и Александр Македонский, и Петр Первый, и Екатерина Вторая, и Иосиф Сталин – почему нет? Вряд ли мы ошибемся, если добавим, что такой правитель должен был счастливо воевать и либо раздвинуть пределы собственной державы, либо отстоять ее территориальную целостность в борьбе с врагом. И здесь мы встречаем все те же имена. Но такое важнейшее условие «величия», как преемственность своего курса для большинства вышеназванных исторических персонажей – недосягаемая мечта. Ну не уделяли они этому важнейшему обстоятельству нужного внимания. Александр умер, и тут же его ближайшие сподвижники разорвали империю на части, а его мать, жена и сын были убиты. Петр Первый умер, начертав: «Отдайте все…» и не более того. Екатерине наследовал Павел, который начал все делать по-своему и получил в итоге пепельницей в висок. Ну, а ничуть не менее великий Сталин кончил жизнь один одинешенек в окружении полудрузей, полуврагов и не оставил не только наследника (сын Василий не в счет, разумеется, это сын, а не наследник!), но и продолжателя своего дела. Почему так случилось – тема отдельной статьи. Главное, что так случилось. Ну и империя, им созданная, тоже оказалась недолговечной, хотя и выстояла в величайшей из войн.


А так в сериале «Найотора, хозяйка замка».

А вот Токугава Иэясу прозвище «Великий» при жизни не получил. Но зато он удостоился после смерти имени Тосё-Дайгонгэн («Великий бог-спаситель, что озарил Восток»), под которым его и занесли в список духов-божеств ками. Конечно, названных нами персонажей вот так, напрямую, сравнивать не вполне корректно. У многих были разные задачи, жили они в разные эпохи с разным уровнем технологий, но… тем не менее, стабильность сёгуната Токугава все же показательна: 265 лет правления представителей одной и той же семьи! Причем, у него не было теории, которая бы сплачивала массы, не было верной ее идеям и ему самому, партии, а были только лишь приверженцы, купленные за рисовые пайки и клятву верности, не было доверенных и подконтрольных ему СМИ, много чего не было. И тем не менее, ему удалось то, чего не удавалось в Японии до этого никому! Да, сёгуны были и до Иэясу Токугава, но их кланы все же не правили столь долго! Так, первый сёгунат Минамото в Японии просуществовал 141 год. Тоже срок немалый, но все же меньше, чем второй сёгунат Асикага, правление которого длилось 235 лет, но опять-таки было короче, чем срок последнего, третьего, со столицей в Эдо. И это притом, что сам Иэясу был сёгуном всего лишь каких-то два года! В 1603 году он этот титул получил, а в 1605-ом уже передал его своему сыну Хидэтада. Даровав японцам вожделенными ими мир и стабильность, Токугава умер в 1616 году.


Мать Иэясу Токугава.

Естественно, что жизнь такого человека представляет собой большой интерес и вот поэтому-то мы вам о нем и расскажем…

Родился Токугава Иэясу в 1543 году, принадлежал к самурайскому роду Мацудайра – древнему, но захудалому. Его отцом был Мацудайра Хиротада, являвшийся восьмым главой рода Мацудайра и даймё провинции Микава. В детстве Иэясу носил имя Такэтиё и очень рано испытал на себе, что значит быть представителем слабого рода. Дело в том, что земли, принадлежавшие клану Мацудайра, были расположены так неудачно, что с востока и запада от них находились куда более могущественные соседи, постоянно воевавшие друг с другом. Именно поэтому едва ли не главным занятием членов клана были споры о том, чьим союзником лучше всего стать, то есть – попросту говоря, кому и за что с большей выгодой продаться! Часть вассалов клана «держали сторону» их западного соседа Оды Нобухидэ, зато другие ратовали за подчинение даймё, находившемуся на востоке – Имагава Ёсимото. Дедушка Иэясу Мацудайра Киёясу (1511—1536) в одной из ссор из-за выбора сюзерена был даже зарезан собственными вассалами, поскольку хотел связаться с семьей Ода, а тем хотелось видеть сюзереном семью Имагава. Поэтому отцу будущего объединителя Японии пришлось быть очень осторожным, чтобы не повторить его судьбу! Кстати, мать Иэясу была из рода, который обычно придерживался ориентации на западных соседей, поэтому, когда в 1545 году большая часть вассалов клана Мацудайра стали настаивать на поддержке Имагава Ёсимото, ему пришлось изгнать ее из своей резиденции. Мнение родственников и вассалов оказалось сильнее его власти главы клана!


Имагава Ёсимото. У-киё Утагава Ёсиику.

Когда в 1548 году армия Ода совершила нападение на земли рода Мацудайра, тот попросил помощи у могущественного даймё Имагава Ёсимото. И он, конечно, согласился помочь своему вассалу при условии выдачи ему малолетнего Иэясу в качестве заложника. Это автоматически ставило род Мацудайра в подчиненное положение. Но выхода у отца Иэясу не было, и он согласился. А вот дальше началась история, достойная боевиков Голлувида, но, тем не менее вполне достоверная. Ода Нобухидэ узнал о намерении Хиротада отдать сына Имагава и таким образом купить себе его военную поддержку и… организовал похищение шестилетнего Иэясу, используя для этого тайных агентов. Рассуждал он вполне логично – нет сына, нет заложника, а нет заложника, то и союза нет, потому, что Имагава просто решит, что Иэясу от него скрывают!


Но вышло так, что долг главы клана для Хиротада оказался выше отцовской любви и он решил, что сыном можно пожертвовать, а вот военным союзом – нельзя. И замысел Нобухидэ таким образом провалился. По идее, ему следовало тут же убить Иэясу, однако он решил, что сделать это никогда не поздно и до времени отправил мальчика в монастырь Мансёдзи в городе Нагоя, где держал его три года. И вышло так, что за это время будущий сёгун подружился с Одой Нобунагой, сыном своего похитителя!


Изображение шлема Иэясу Токугава.

А в 1549 году Мацудайра Хиротада, отца Иэясу, зарезал его собственный охранник, и таким образом клан Мацудайра оказались без предводителя – ситуация, опять-таки, очень реалистично показанная в сериале «Найотора, хозяйка замка». По понятиям того времени Имагава Ёсимото направил в их замок своего человека, которой должен был руководить кланом от его имени. Но долг самурая повелевал вырвать Иэясу из рук Оды и сделать именно его новым главой рода. И такая возможность Имагава представилась три года спустя, когда Ода Нобухидэ умер от язвы, и теперь уже в его клане начались внутренние распри и борьба за лидерство. Пользуясь этим, войска Имагава захватили замок, а в нем и сына покойного Нобухидэ, Оду Нобухиро, которого было решено обменять на девятилетнего Иэясу. Вассалов семьи Мацудайра возвращение нового господина, пусть даже и юного, очень обрадовало, вот только Имагава Ёсимото коварно обманул их ожидания, и забрал Иэясу в свою столицу город Сунпу. То есть он вновь стал политическим заложником, только теперь уже у другого человека. А что делать, если в Японии знать обычно не церемонилась с мелкопоместным дворянством (а, кстати, где знать хотя бы с кем-то церемонилась?!) и ради того, чтобы его самураи хранили верность своим даймё, брала из их семей заложников. Обычно старших сыновей – наследников, живших после этого при дворе «старшего господина». Вот и юный Иэясу таким образом стал заложником в клане Имагава. Но жилось ему там хорошо: питание, обучение у одного из лучших в то время стратегов Охара Юсая, приличествующая его положению одежда и помещение – все это у него было. В 1556 году Имагава Ёсимото стал его приемным отцом и даже лично провел церемонию совершеннолетия для юного заложника. Иэясу при этом получил имя Мацудайра Дзиро Мотонобу. На следующий год он фактически заставил его жениться на своей племяннице по имени Сэна, то есть сделал заложника своим родственником, и дал ему новое имя Мотоясу. Затем еще год спустя Имагава поручил Иэясу командование войсками, которыми тот успешно командовал в своей первой битве, захватив для Имагава замок Терабе на западной границе. Все это время Иэясу хватало ума притворяться эдаким простачком (кстати, в сериале «Найотора, хозяйка замка» это тоже показано очень хорошо!), постоянно играющим в го (популярная игра в Японии, вроде шахмат) с самим собой. То есть личность его ни у кого в роду Имагава особой зависти не вызывала.


Столик для игры в го, которым пользовался Иэясу.

Но притворялся он глупеньким лишь до битвы при Окэхадзама (1560), в которой глава клана Имагава Ёсимото погиб. Хорошо зная, что сыну Ёсимото Удзидзанэ до отца очень далеко во всех отношениях, а его собственные войска у него под руками, Иэясу решил восстать против своего сюзерена сразу же, как только узнал о гибели Ёсимото в битве при Окэхадзаме, и заключить союз с его злейшим врагом (и своим другом!) – Одой Нобунагой!

Чтобы во всех отношениях быть свободным, он сумел вывести из Сунпу свою жену и сына, а затем захватить свой родовой замок Окадзаки. Только после этого Иэясу в 1651 году решился открыто выступить против клана Имагава, после чего он взял штурмом один из принадлежавших им фортов. На следующий 1562 год он, наконец-то, заключил союз с Ода Нобунагой, по которому пообещал воевать с его врагами на востоке. А еще через год, в знак уже полного разрыва с кланом Имагава, он вновь изменил свое имя и стал называться Мацудайра Иэясу.

После этого Иэясу занялся делами управления в своих землях, но в этом ему стали мешать буддистские общины монахов-фанатиков секты Икко-икки, не признававшие его власть. С ними пришлось воевать с 1564 по 1566 года, но, к счастью, для Иэясу война эта закончилась полной его победой Иэясу. Он объединил все земли провинции Микава под своим управлением, за что императорский двор наградил его почетным титулом «Микава но ками» (Защитник Микава). Только теперь он почувствовал себя сильным по-настоящему и в очередной раз изменил свою фамилию на Токугава – фамилию потомков древнего самурайского рода Минамото.

В 1568 году Иэясу решил заключить союз с другим соседом, уже на севере – родом Такэда, но опять-таки против рода Имагава. Кроме того, он также участвовал в походе Оды Нобунаги на Киото, и оказал помощь Асикага Ёсиаки, получившего должность сёгуна.

Такэда Сингэн в то время был могущественным союзником, имевшим сильную армию. Поэтому неудивительно, что под общими ударами Сингена и Токугава клан Имагава прекратил свое существование. Провинция Тотоми (западная часть современной префектуры Сидзуока) теперь стала принадлежать Иэясу, а Сингэн получил провинцию Суруга (восточную часть современной префектуры Сидзуока). Однако дальше их интересы разошлись. Такэда хотел захватить Киото, а клан Токугава ему в этом мешал. Поэтому Сингэн решил его уничтожить и в 1570 году вторгся во владение Иэясу, который в это время помогал Оде Набунаге воевать с кланами Сакура и Адзаи.


Битва при Микатагахара. Триптих Тиканобу Тоёхара, 1885 г.

Первые удары Текэда Иэясу отразил успешно. Но в октябре 1572 года Такэда Сингэн лично повел в бой свои войска. Токугава пришлось просить помощи у Оды Нобунаги, но тот был всецело поглощен войной с кланами Адзаи, Асакура и буддистскими повстанцами, и помощи Иэясу оказать не смог и тому пришлось действовать самостоятельно. Он проиграл битву при Итигендзака, что стало сигналом для его вассалов переходить на сторону Такэды Сингэна. Положение особенно обострилось, когда пала крепость Футамата и союзники Иэясу начали покидать его один за другим. Видя тяжелое положение союзника, Ода Нобунага прислал ему три тысячи воинов. Но все равно, имея 11 тысяч солдат, Иэясу просто не мог выиграть очередную битву с 25-тысячной армией Такэды Сингэна. Тем не менее Иэясу Токугава все-таки решился на то, чтобы дать агрессору «последний бой» и 25 января 1573 года напал на него с тыла. Но даже этот хитрый маневр не принес ему успеха. В результате битва при Микатагахара закончилась сокрушительным поражением армии Иэясу. Тот едва-едва сумел вырваться из окружения и вернуться в свой замок. В фильме «Найотора, хозяйка замка» показало, что при этом он еще и наделал в штаны и, в принципе, после пережитого им ужаса после этой битвы такое было вполне возможно!


Знаменитая ширма из музея Иэясу Токугава, на которой изображена битва при Нагасино.


Фрагмент ширмы, на котором в левом нижнем углу изображен верный сподвижник Иэясу Хонда Тадакацу, узнать которого можно по шлему с оленьими рогами.

Но как написано в хрониках той эпохи (и это было и на самом деле так, кто бы сомневался!) «ками не оставляли Токугава», потому что, когда вроде бы уже все было для него потеряно, Такэда Сингэн в феврале 1573 года внезапно заболел и умер. Токуга вначале так растерялся, что не поверил этой новости и в мае того же года попытался вернуть назад ряд крепостей и замков, захваченных Сингэном в его землях. В ответ полная тишина, поскольку сыну Сингэна Кацуери было очень далеко до отца, что он впоследствии и продемонстрировал в битве при Нагасино. И разумеется, многие из тех местных властителей, которые еще вчера держали сторону Такэды, тут же побежали изъявлять свою покорность Иэясу. Так что сомнений быть не могло – великий Такэда Синген и в самом деле умер!


Японцы очень бережно относятся к памяти об исторических событиях, имевших место на своей земле. Вот, например, фотография из музея битвы при Нагасино, где показан макет построенных там укреплений.


А это реальные изгороди, установленные на месте сражения. Ничего особенного, но… зримо и памятно!

Только в мае 1574 года Такэда Кацуёри решил, наконец, реализовать план своего покойного отца и захватить столицу Киото. С 15 тысячной армией он вторгся в земли Токугавы и захватил высокогорный замок Такатендзиндзё. По идее, ему надо было после этого развивать свой успех, но… не тут-то было. Почему-то он провел там целый год, а тем временем против него выступили объединенные армии Оды Нобунаги и Токугавы Иэясу. 29 июня 1575 года в битве при Нагасино они наголову разгромили армию рода Такэда, расстреляв его конницу из мушкетов. Погибли многие полководцы и множество самураев и асигару. Таким образом Иэясу опять вернул власть над всеми (кроме замка Такатэндзиндзё) утраченными владениями, а полная ликвидация рода Такэда стала теперь всего лишь делом времени.

Продолжение следует…
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти