Стратегия малых пакетов

Как известно, во время Первой мировой войны в Македонии под командованием генерала М. Саррайля находились войска английские, французские, русские, итальянские, сербские и греческие.

Стратегия малых пакетов

дивизионный генерал М. Саррайль


Он должен был договариваться с правительствами этих стран и, благодаря этому, политика не всегда совпадала с директивами военного характера, которые он получал из Главной Квартиры союзного командования. На основании опыта, не всегда имевшего положительный результат, он мог воскликнуть: «С тех пор, как я увидел вблизи, что представляет собой коалиционная война, я стал меньше восхищаться Наполеоном I».

Это изречение подводит нас к интересному сравнению.

Возьмем самый блестящий период Наполеоновской эпохи - Аустерлиц, Йену и Фридланд. 1805 г. застает великого императора за восстановлением в Булонском лагере армии, готовящейся к боевым действиям против Англии - проектируется десант на Британские острова. Обеспокоенное лондонское правительство старается снять грозу: образуется 3-я Коалиция с Австрией и Россией. Бавария - союзница Франции. Колеблющаяся Пруссия соблюдает нейтралитет. 60000 австрийцев и 90000 русских под общим командованием эрцгерцога Фердинанда, с начальником штаба фельдмаршалом Маком, предназначаются для военных действий в долине Дуная. Эрцгерцог Карл командует армией в 150000 человек в Венеции, куда, как ожидают, будет направлен главный удар императора. Связь между этими армиями через Тироль поддерживается корпусом в 50000 человек под командованием эрцгерцога Иоанна. В общем итоге - 350000 человек.

У Наполеона 250000 человек. Решив искать победы в Германии, он посылает в Верхнюю Италию - против эрцгерцогов Карла и Иоанна - только корпус в 50000 человек, оставляя, таким образом, под своим непосредственным командованием 200000 человек - против эрцгерцога Фердинанда. С этими войсками, отбросив мысль о войне с Англией, он отправляется на берега Рейна. Его положение еще более улучшается, когда австрийцы, желая помешать баварцам присоединиться к нему, решаются наступать вверх по Дунаю - не ожидая русских союзников. Они доходят до Ульма, где окруженный фельдмаршал Мак вынужден капитулировать.

Вскоре после этого разбиты и другие заместители эрцгерцога и остатки их армий. Самому Фердинанду удается спастись вместе с оставшимися у него 12 эскадронами. Наполеон продолжает свой поход на восток - навстречу русским, которых в свою очередь, разбивает под Аустерлицем. Напрасно эрцгерцог Карл спешит из Италии - уже слишком поздно. Австрия предпочитает не рисковать, так как 3-я группа, бывшая слабее противника, была бы также разбита, как и две предшествующих: поэтому принимаются все условия Пресбургского мира (26 октября 1805 г.).

Пруссия начинает размышлять. Она боится очутиться под властью Наполеона и желает решить свою судьбу с помощью оружия. Под Йеной и Ауэрштедтом 14 октября 1806 г. ее судьба и решается - не без постороннего влияния. Разбитые и разрезанные на несколько частей, которые неотступным преследованием уничтожаются за несколько дней, прусские войска выбывают из коалиции еще быстрее, чем австрийские.

Россия собирает военные силы, что является причиной войны в Восточной Пруссии в 1807 г. - войны в двух актах. Первый из них отмечен сражением при Эйлау, окончившимся победой Наполеона, но победой, добытой дорогой ценой, с большими потерями и неокончательной, оставляющей в сердце русского командующего Л. Бенигсена надежду на реванш. 14-го июня решительная битва под Фридландом увенчивает второй акт, уничтожая последние надежды русского командования и третьей коалиции. Мир в Тильзите устанавливает для России и Пруссии новые политические реалии - подтверждая и условия Пресбургского мира.

В итоге, картина этого трехлетнего периода такова: со стороны французов применяется стратегия концентрации сил, со стороны союзников - стратегия «малых пакетов». Хотя англо-австро-прусско-русская группа располагает, бесспорно, превосходящими силами, но при каждой встрече, исключая Эйлау, она имела их в меньшем объеме чем противник. Она потерпела четыре локальных поражения, которые были решительными для принимавших участие в этих боях: для австрийцев - под Ульмом, для русских - под Аустерлицем, для пруссаков - под Йеной и вторично для русских - под Фридландом. После этих битв более сильная сторона уничтожается, тогда как сторона, бывшая в самом начале более слабой, располагает еще достаточными силами.

Вернемся к войне в Македонии в 1915 - 1918 г.г.

В 1915 году австрийцы, германцы и болгары соединяют свои силы против сербов: 600000 штыков против 250000, двадцать с лишним дивизий против двенадцати.

Сербы, представляющие собою первый эшелон союзных войск нового Балканского фронта, не находят другого выхода, как прекращение столь неравной борьбы и сохранение своей армии для лучших времен. Действительно, к ним на помощь приходит второй эшелон - 4 франко-британских дивизии, высаживающиеся в Салониках. Но эта помощь и запоздалая, и недостаточная: командующий этими эшелонами генерал М. Саррайль вынужден, как и воевода Р. Путник, отступить перед численным превосходством неприятеля.

Кампания 1916 г. вызывает вмешательство в события на Балканском фронте 3-го эшелона, состоящего из восстановленной сербской армии (но уменьшенной наполовину) и, в виде подкрепления к ней, одной французской дивизии, двух русских и трех итальянских бригад. Англия также высаживает четыре новые дивизии, а так как она желает ограничить свои действия лишь прикрытием Салоникского порта и не расположена к наступательной операции на Балканах, то из этих дивизий образуются войсковые соединения стационарного характера - т. е. без обозов.


Итак, в 1916 году М. Саррайль располагал для наступления двенадцатью дивизиями. Этого достаточно, чтобы отразить германо-болгарское наступление в долине Флорина и нанести удар в Могленском направлении и на крайнем юге Сербии, но этого мало - чтобы сломить сопротивление врага. Операции заканчиваются истощением обоих противников - каждый из них в состоянии сохранить свое положение, но ни тот, ни другой не могут претендовать на большее - и не в силах окончательно разбить противника.

В 1917 году прибывает четвертый эшелон: одна английская и четыре французских дивизии и первый отряд греков-венизелистов. Сражения и болезни так сокращают число бойцов, что запасные войска не в состоянии их пополнить. Французские дивизии должны расформировать четвертые полки, чтобы пополнить три остальных - и все-таки число штыков в батальонах падает с 800 до 600. Италия сосредоточивает все свои усилия на Албании, а на русских войсках отражается влияние революции. Единственным действительным подкреплением является греческий армейский корпус Национальной Обороны, состоящий из трех дивизий: Саросской, Критской и Архипелага. С другой стороны, внимание высшего командования сосредотачивается на политических делах - что, естественно, отвлекает от выполнения фронтовых обязанностей. Это высшая точка в развитии интриг Афинского двора – включающая обмен телеграммами с Берлином, приготовления к секретной мобилизации и наступления отрядов Фалькенгаузена и Каравитиса. Таким образом, эта кампания также не приносит никакого результата. К концу 1917 года линия фронта почти не отличается от таковой конца 1916 года и соотношение сил сражающихся остается таким же.

Но в тылу происходят важные события. Формируется 5-й эшелон, который должен, наконец, нанести решительный удар. Этим пятым эшелоном была греческая армия.


Салоники. Смотр прибывшего греческого полка

Ее формирование производится методически и обдуманно. Объявлен набор новобранцев призыва 16 и 17 гг., не взятых на военную службу при старом правительстве. Резервисты возвращаются под знамена. Предметы военного снабжения, доставить которые обязались Франция и Англия, выгружены и собраны в парках, а войска готовы их принять. Греческие дивизии одна за другой покидают Нарешский лагерь и отправляются к назначенным участкам фронта.

По первоначальному плану к концу лета 1918 г. армия должна состоять из 16 дивизий. Но когда в сентябре началось решительное наступление, то готовы были только 10 дивизий - остальные находились в стадии формирования. Но позади этой первой линии были резервы, пополнявшие потери, и территориальные войска. Этот кулак из 10 греческих дивизий позволил высшему командованию осуществить то, чего не могли совершить за три года войны четыре предшествующие эшелона своими разрозненными действиями.



Остается открытым вопрос - можно ли было избежать подобного дробления сил, если бы с весны 1915 года было возможно достаточное сосредоточение войск (с участием или без участия греков), которое увеличило бы первый сербский эшелон на 150000 или 200000 человек?

Вполне вероятно, что положение изменилось бы - если бы это сосредоточение было осуществлено. Значение этого сосредоточения по меньшей мере было таково, что заставило бы Болгарию «подумать» над своим выступлением и свело бы до минимума помощь Турции Центральным державам. Предположим, что сербская армия была бы свободна в своих действиях на Дунае и Саве и не только освобождена от необходимости ослабить себя отправкой дивизий на Софийскую дорогу и войсками, которые должны были увеличить ее армию у Тимока, но имела бы достаточно сил для охраны тыла (и угрожая венгерской территории) - и тогда картина приняла бы совсем другой вид.

Факты на протяжении веков нам доказывают, что стратегия «малых пакетов» должна уступить место стратегии сосредоточения сил. Но всегда ли?

Германский блок не имел возможности в полной мере использовать разбросанность союзных сил. Это было возможно в 1915 г., когда М. Саррайль отступал к Салоникам; в этот момент превосходство сил блока было неоспоримо и для него были открыты все возможности с успехом направить к югу большую часть своих балканских войск. Сдерживаемый политическими причинами, он предпочел ничего не делать. А реализация в течение 3 лет на Балканском фронте стратегии «малых пакетов» оказала глубокое влияние на ход всей войны.


Сербский королевич Александр и генерал Саррайль в Монастыре

Но здесь можно сказать, что на практике случается, что некоторые операции не подчиняются принципу полного сосредоточения всех сил.

В начале войны оба противника реализовывали на Восточном фронте именно стратегию "малых пакетов". Германцы сосредоточили основные силы на Французском и Бельгийском фронтах, противопоставив России только необходимое количество войск - и если они и совершили ошибку, то только в том, что недостаточно последовательно следовали этому принципу.

А генералитет союзников (прежде всего Ж. Жоффр) следовал ему. Хотя Ж. Жоффр очень желал прийти на помощь Бельгии, он все-таки откладывал приказ о наступлении на своем левом фланге – вплоть до того момента, когда он мог вполне рассчитывать на выступление Англии.

Русские начали военные действия, не дожидаясь полной концентрации своих армий. Можно ли сказать, что это было ошибкой? Может быть, если ограничиться только интересами Восточного фронта. Но если принять во внимание связь между разными театрами военных действий, то нельзя не согласиться, что расчет на общую победу союзников (и помощь западным союзникам, противостоящим главным силам германской армии) до такой степени перевешивал другие соображения, что следовало применить все средства, способствующие этой победе. Русское наступление, по мнению русской армии может быть и преждевременное, не было таковым в общих интересах союзников.

Необходимо, впрочем, констатировать, что поражения генералов А. В. Самсонова и П. Г.-К. Ренненкампфа при Танненберге и на Мазурских озерах, определялись не недостатками их войск. Победа зависела от распоряжений фронтового командования и инициативы командармов. Один шаг вперед Рененкампфа, дивизии которого имели перед собой только один армейский корпус, и армия Самсонова была бы спасена - П. Гинденбургу тогда оставалось или поражение, или отказ от боя.

Из этого примера очевидно, что победа требует не полного сосредоточения сил, но - необходимого минимального их сосредоточения. Военное искусство во многом заключается в том, чтобы оценить время, когда этот минимум достигнут и выгодно ли удовлетвориться этим минимумом для более быстрых действий, или же следует отложить операцию, чтобы располагать большими силами.

В таком же положении генерал Л. Кадорна находился в начале войны. Вспоминается развертывание итальянских армий. Итальянские сводки создавали впечатление примерной работы Генерального штаба - но накануне сосредоточением главных сил противостоящие австрийцы были малочисленны, и бешеная («самсоновская») атака, бросившая в бой первые же боеготовые войска, пусть и немногочисленные, но вполне достаточные для этого, дала бы, возможно, более быстрый результат. Сосредоточение всех сил влекло потерю времени и столкновение с сосредоточившимся же противником – теперь с минимальным результатом.

В целом же стратегия «малых пакетов», посылаемых один за другим - ошибочна. Кто ее применяет, тот рискует терпеть поражение не только от численно превосходящего противника, но и от того, кто знает - что минимум его сил достаточен для победы.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

34 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти